USD
56,5307
EUR
69,3476
 

Тень «Роснефти»

Валютные спекулянты заигрались с ЦБ
20 Февраля 2017 | Максим Логвинов
Тень «Роснефти» РИА Новости

Наблюдая за ралли рубля, бьющего один рекорд за другим, невольно вспоминаешь Остапа Бендера, не рекомендовавшего играть в азартные игры с государством. Тем не менее ЦБ, еще в 2014 г. отпустивший национальную валюту в свободное плавание, как будто безучастно наблюдает за этим процессом.

 «Рубль сегодня стоит необоснованно дорого. По всем показателям доллар должен сегодня стоить около 62 руб. И никаких фундаментальных причин для его роста я не вижу: стоимость нефти колеблется возле одних и тех же уровней, США санкции снимать не будeт, экономического роста нет», – констатирует председатель правления Риабанка Борис Липкин. По его словам, единственное объяснение продолжающегося укрепления рубля – спекулятивное давление. Причем сам ЦБ этому невольно потворствует, заявляя о возможных интервенциях, но их объемы пока что смехотворны. «Интервенции Минфина РФ сейчас описываются сравнительно скромными объемами, в результате чего эффект, который эти операции оказывают на динамику обменного курса рубля, очень ограничен. Сейчас Минфин через агента в лице ЦБ РФ ежедневно покупает валюту на сумму 6,3 млрд руб., то есть по текущему курсу порядка $110 млн, на фоне дневных оборотов в $5–6 млрд», – отмечает член правления, руководитель инвестиционного блока банка «ФК «Открытие» Константин Церазов. То есть интервенции ЦБ обеспечивают порядка 2% дневного оборота рынка. Есть еще одна версия столь сильного укрепления рубля, подобная конспирологической истории с его падением в 2014 г., – действия «Роснефти». «Возможной причиной мог стать приток валюты от внутреннего продавца, например, «Роснефти», которая может конвертировать валюту для завершения приватизационной сделки прошлого года», – предполагает главный экономист ФГ БКС Владимир Тихомиров. Поскольку источник притока валюты неизвестен, трудно прогнозировать, как долго продолжится тренд на укрепление рубля. «Однако я не думаю, что он будет продолжительным – скорее всего, рубль близок к своему локальному максимуму, и если мы не увидим ощутимого роста нефтяных цен или значительного улучшения геополитической обстановки вокруг России, то в течение 1–2 недель, а может быть, и раньше, рубль вернется к своему равновесному положению. По моей оценке, при цене нефти Brent в районе $55–56 за баррель справедливый курс должен быть в коридоре 59–60 руб. за $1», – отмечает эксперт. 

 

Девальвировать нельзя укреплять

«Если посмотреть на сложившуюся ситуацию на рынке глазами игрока, желающего заработать и имеющего долларовое фондирование, то ясно, что, вложив деньги в рубли, он будет получать высокую процентную ставку, существенный carry trade. К тому же, сохраняется ожидание снижения ставки в будущем. Так что, покупая рубли, а на них – облигации федерального займа, инвестор заранее предполагает, что заработает дважды – и на carry trade, и на росте стоимости облигаций в будущем», – отмечает начальник отдела брокерских операций Росевробанка Евгений Волков. Таким образом, тем, кто пытается поиграть на carry trade, сейчас обстановка благоприятствует. 

«Наша страна остается фаворитом для сделок carry trade, и это будет продолжаться, пока на глобальном рынке сохраняется сильный аппетит к риску», – говорит аналитик ФГ «Калита-финанс» Дмитрий Голубовский. По его словам, мнение, что озвученная Минфином позиция по интервенциям поможет заработать спекулянтам, отчасти справедливо. Но это поможет не краткосрочным спекулянтам, сразу сделавшим ставку на ослабление рубля. Как и весной 2015 г., эффект оказался не моментальным. При этом Минфин и Банк России своей объявленной политикой ограничения волатильности способствуют притоку спекулятивного капитала в рублевый долг, провоцируя надувание пузыря на долговом рынке и помогая заработать на укреплении рубля. «Но сохранять при этом жесткую денежную политику – значит закладывать долгосрочную мину под валютный курс. Это может закончиться очередной взрывной девальвацией, которую не сдержат обратные продажи валюты, покупаемой сейчас Минфином, так же, как теперь его покупки не сдерживают укрепление», – предупреждает Дмитрий Голубовский.

Кстати, именно о девальвации рубля на днях заговорили в Минфине. «Предложения о девальвации звучат, поскольку Минфину сейчас нужен доллар минимум по 63–64 руб., чтобы свести бюджет», – уточняет Борис Липкин. Как бы в подтверждение этих слов на днях была опубликована статистика от российских производителей зерна. Только они отчитались в конце прошлого года, что Россия впервые с начала ХХ в. стала крупнейшим экспортером зерна в мире, как укрепление курса рубля поставило сохранение достигнутых позиций под большой вопрос. Был даже назван оптимальный для производителей и экспортеров курс – около 60 руб. за $1. «Для отечественной промышленности наиболее комфортен курс доллара на уровне 65 руб.», – заключает Евгений Волков.

 

Прижать спекулянтов

Это означает, что рано или поздно, а скорее всего, рано, ЦБ займет куда более жесткую позицию, что позволит вернуть курс доллара на отметки выше 60 руб. «Реальной действенной мерой Банка России для сдерживания укрепления рубля стало бы существенное снижение ключевой ставки и расширение рефинансирования банковской системы вплоть до увеличения денежной базы путем реализации российского аналога «количественного ослабления», – считает Дмитрий Голубовский. – Если бы Банк России вместо покупки валюты для Минфина занялся бы покупкой облигаций Минфина, снижая их доходность, это решило бы несколько задач одновременно: дало бы дополнительную ликвидность финансовой системе России, снизив стоимость кредитования для конечного заемщика, сэкономило бы Минфину резервные фонды, которыми он оплачивает бюджетный дефицит, сократило бы долю бюджета, идущую на обслуживание госдолга, и, наконец, понизило бы привлекательность рубля для стратегий carry trade». Это действительно снизило бы волатильность курса в долгосрочной перспективе. А то, что происходит сейчас, реально окажется просто спекуляцией Минфина, когда он в конце года будет продавать купленную сейчас валюту для оплаты бюджетного дефицита, скорее всего – по более высокому курсу, дающему Минфину возможность спекулятивно заработать.

«При прочих равных условиях укрепление рубля приведет к недополучению нефтегазовых доходов, однако в случае параллельного роста цен на нефть, данный эффект будет нивелироваться. По расчетам Минфина, при цене на нефть в $55 за баррель (в бюджет заложено $40) и курсе в 59,5 руб. дополнительные доходы могут составить порядка 1,4 трлн руб.», – говорит Константин Церазов. Однако курс по состоянию на 15 февраля находился вблизи 57 руб. за $1, притом что нефть стоила все те же $55. Очевиден явный перекос, который регулятору и нужно выравнять, иначе вместо дополнительных доходов бюджет получит еще больший дефицит, чем предполагалось изначально. «Изменения в бюджете происходят по драматическому сценарию. По данным Росстата, добыча нефти в России в первом полугодии 2016 г. увеличилась на 2,9% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. При этом доходы России от экспорта нефти по итогам I квартала сократились на 38% в годовом выражении. Так как российский бюджет номинируется в рублях, а мировые цены на энергоносители номинируются в долларах, то резкое укрепление национальной валюты автоматически делает главные источники доходов казны дешевле в рублевом эквиваленте», – констатирует Евгений Волков.