В круге ближнем

В круге ближнем
06.06.2011 | Текст Алексей Лоссан. Фото ИТАР-ТАСС. Иллюстрация Юрий Реука.

 

Владимир КоганВ мае 2011 г. некогда самый богатый человек Санкт-Петербурга Владимир Коган был признан самым состоятельным чиновником России. Согласно декларации о доходах, опубликованной пресс-службой Минрегиона, его доход по итогам 2010-го составил 821 млн руб. – это в несколько раз больше, чем у рекордсменов прошлых лет Юрия Трутнева и Александра Хлопонина. Как следует из декларации чиновника, ему принадлежит пять квартир, два дома, один из которых находится на Кипре, четыре дорогих автомобиля и три судна. Источники дохода Когана министерство не раскрывает, и как именно сотрудник Минрегиона заработал эти деньги, неизвестно. Более того, формально Коган никакими бизнес-активами не владеет. «Владимир Коган стал чиновником после того, как он был бизнесменом, то есть ранее его доход был гораздо больше, чем у прочих чиновников. Возможно, что он размещал часть получаемых денег на банковских счетах или в акциях, которые приносили ему неплохой доход», – предполагает ведущий эксперт УК «Финам Менеджмент» Дмитрий Баранов. Однако, как удалось выяснить «Ко», скорее всего, предприниматель контролирует крупнейшие стройки Санкт-Петербурга.

 

Банк на все руки

Заниматься бизнесом Владимир Коган начал на заре 1990-х. По воспоминаниям участников рынка, еще работая официально механиком на автобазе ОТК Госкоминтуриста, будущий банкир открыл свой первый коммерческий магазин «Магия». Постепенно торговый бизнес стал для предпринимателя основным, и в 1992 г. он создал и возглавил фирму «Петровский трейд хаус», занимавшуюся поставками в Россию различных товаров из-за рубежа, в том числе оргтехники. По счастливой случайности, одним из клиентов компании оказался Промышленно-строительный банк (ПСБ), в котором у торгового дома был также открыт счет. Именно в этом банке, активно поддерживавшем Анатолия Собчака, на тот момент в основном обслуживались городские структуры. Как много раз вспоминали очевидцы, по заведенной тогда традиции Владимир Коган при открытии счета стал владельцем 100 акций банка. И так получилось, что со временем поставщик оргтехники оказался миноритарием кредитного учреждения, консолидировав пакет в 11% акций. Затем в 1994 г. он был назначен заместителем председателя совета директоров ПСБ, и во многом уже благодаря Владимиру Когану через банк проходило около 60% средств городского бюджета. Более того, в начале 1990-х начинающий банкир оказался вхож в так называемый кружок молодых ленинградских экономистов, участниками которого в том числе были Анатолий Чубайс и Алексей Кудрин. При этом, как вспоминают участники рынка, для петербургских банкиров это было самое сложное время, так как обстановка в Северной столице была криминализирована до предела. Справляться с ненадежными должниками и уверенно вести бизнес Владимиру Когану помогал его соратник Александр Нестеров, возглавивший дирекцию ПСБ по безопасности и защите информации. Со своей работой эта дирекция справлялась так отменно, что карьера Нестерова пошла резко в гору. На президентских выборах в 2000 г. он выступал доверенным лицом Владимира Путина, а через три года был назначен заместителем полномочного представителя президента в Северо-Западном федеральном округе Ильи Клебанова. В этой должности действительный государственный советник первого класса Александр Нестеров работает до сих пор. Именно он исполняет функции полпреда в случае отсутствия Клебанова.

В какой именно момент Владимир Коган стал одним из основных владельцев Промышленно-строительного банка, доподлинно неизвестно, так как большая часть акций была записана на различного рода офшоры и небольшие фирмы. В апреле 1996-го Коган закрепил свой статус, став председателем наблюдательного совета ПСБ. По воспоминаниям участников рынка, с этого момента именно Коган стал фактическим руководителем банка, так как глава наблюдательного совета Валерий Филиппов выполнял исключительно номинальные функции. Тогда же наряду с Михаилом Ходорковским и Александром Смоленским Владимир Коган вошел в совет директоров созданного по инициативе Андрея Вавилова АИЖК. Наладив работу внутри ПСБ, предприниматель стал через него скупать акции различных предприятий, в том числе ему достались фабрика «Рот Фронт», Кировский и Пролетарский заводы. Новому руководству ПСБ также удалось привлечь кредитные линии на $100 млн от Всемирного банка и Европейского банка реконструкции и развития. «Владимир Коган – очень хороший менеджер. Он купил «Промстройбанк» на его спаде и собрал команду сильных игроков рынка недвижимости, в результате чего «Промстройбанк» стал серьезным банком, который кредитовал многие промышленные структуры и развил очень приличную сеть. Не думаю, что хорошие отношения с властными структурами Санкт-Петербурга сыграли ключевую роль в бизнес-развитии Когана», – говорит председатель правления банка «АБ Финанс» Илья Морозовский. При этом, помимо финансовой роли, Промышленно-строительный банк фактически являлся центром политической поддержки Анатолия Собчака, заместителем которого тогда работал Владимир Путин. Однако даже после проигрыша Собчака на выборах городского главы Владимир Коган не только не потерял политический капитал, но даже приобрел: он сумел взять под контроль на тот момент главного конкурента ПСБ – Банк «Санкт-Петербург». В итоге в 1997 г. был создан Банкирский дом «Санкт-Петербург», объединивший более 60 компаний, в том числе два банка – бывших конкурента, а президентом дома стал Владимир Коган. Более того, Коган оказался одним из немногих крупных банкиров, которые сумели пережить 1998 г., обладая солидным пакетом ГКО: отказавшись от экспансии в Москву, банк начал привлекать крупных корпоративных клиентов из Санкт-Петербурга, так или иначе связанных с государством, например ФГУП «Адмиралтейские верфи» и ГУП «Водоканал». Долгое время предприниматель считался единственным владельцем банковских активов, однако позднее оказалось, что партнером Когана на равных условиях является его заместитель Давид Трактовенко, проработавший в Промышленно-строительном банке не один десяток лет. Это выяснилось, когда в 2005 г. партнеры решили продать свои акции ПСБ банку «ВТБ», а также вышли из числа акционеров банка «Санкт-Петербург». Сумма сделки составила $580 млн, которую, по сути, поделили Владимир Коган и Давид Трактовенко.

 

На государевой службе

Владимир КоганВ начале первого президентского срока Владимира Путина именно Когану, учитывая его связи, прочили едва ли не кресло первого вице-премьера или как минимум министерский пост. В свое время через банкирский дом «Санкт-Петербург» прошли очень многие видные люди. Например, его вице-президентом работала Тамара Степашина, супруга главы Счетной палаты РФ Сергея Степашина. Также в 1996 г. в Промышленно-строительный банк устроился на работу молодой выпускник Санкт-Петербургского университета экономики и финансов Денис Бортников, сын нынешнего руководителя ФСБ Александра Бортникова. Молодой финансист сделал в банке феноменальную карьеру: в январе 2011 г. он был назначен председателем правления «ВТБ Северо-Запад». Еще один выходец из банковской империи Владимира Когана – это вице-губернатор Северной столицы Михаил Осеевский, работавший заместителем председателя правления ПСБ. В настоящий момент именно он отвечает за решение вопросов экономического развития Петербурга. В свою очередь участники рынка вспоминают, что Дмитрий Медведев в 1990-е гг. сотрудничал с Владимиром Коганом, одним из основателей компании «Илим Палп», по вопросам финансирования инвестиционных программ в лесотехническую отрасль. Среди крупных деловых партнеров Владимира Когана отметились также глава «Базового элемента» Олег Дерипаска и основной владелец «Северстали» Алексей Мордашов. С первым Владимир Коган создавал лесопромышленный холдинг на основе активов, принадлежащих ранее «Илим Палп», а второй был владельцем почти 10% Промышленно-строительного банка.

Однако произошло все совсем иначе: основатель банкирского дома «Санкт-Петербург» по-прежнему продолжал заниматься бизнесом. Только в 2004 г. он вошел в Совет по предпринимательству при правительстве РФ. При этом, если вспомнить, что еще за десять лет до того мало известный на тот момент банкир входил в Совет по банковской политике при правительстве, вряд ли это кресло можно считать серьезным успехом. Впрочем, после того как Владимир Коган вышел из банковского бизнеса, он все-таки стал чиновником, однако пост оказался далеко не таким крупным, как ожидалось. Он был назначен гендиректором ФГУП «Северо-Западная дирекция Госстроя РФ – Дирекция комплекса защитных сооружений Санкт-Петербурга от наводнений», то есть фактически стал главным ответственным за петербургскую дамбу. Затем в 2006 г. он занял пост заместителя руководителя Росстроя, а после уже перешел на работу в Минрегион. Все эти назначения никак не вяжутся у участников рынка с масштабом фигуры Владимира Когана: до последнего времени его прочили в руководители этого министерства. Впрочем, экс-банкира называют сильным аппаратным игроком. «Владимир Коган – это один из самых сильных игроков, обладает очень серьезным аппаратным весом, а также, по некоторым данным, весьма серьезными активами. Вопрос в том, насколько ему удается с ними работать, однако некоторые решения он активно лоббирует», – рассказывает ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры Дмитрий Абзалов. Например, таким решением должна была стать продажа ВЭБом санированного банка «Глобэкс». Одним из возможных покупателей актива эксперты называли петербургскую группу «БФА», совладельцем которой предположительно является Владимир Коган. В частности, его жена Людмила Коган возглавляет аффилированную структуру «БФА-Девелопмент». Однако структурам Когана не удалось получить «Глобэкс» – он остался в собственности ВЭБа. «Возможно, БФА и ВЭБ не сошлись в цене, банки при поддержке государства активно восстанавливали свои финансы и рыночную долю. Чистая прибыль банка «Глобэкс» в 2009 г. – почти 1 млрд рублей, что соответствовало рентабельности собственного капитала почти в 10%, это на тот момент было в 2,5 раза выше, чем у Сбербанка», – говорит Александр Осин, главный экономист УК «Финам Менеджмент».

Не заладилось у Владимира Когана и с его главным делом на государственной службе – строительством комплекса защитных сооружений Санкт-Петербурга от наводнений. Более того, как ни странно, не помогло даже знакомство с Сергеем Степашиным – именно Счетная палата стала главным критиком строителя дамбы. Согласно отчету этого ведомства, из-за неэффективной системы закупок, отсутствия разработанной и утвержденной проектной документации цена заключенных контрактов увеличивалась, а стройка шла с большим отставанием от графика. Так, по данным Счетной палаты, общая стоимость проекта была увеличена на 98,8% – с 54,998 до 109,33 млрд руб. Закончить строительство планируется к концу 2011-го, однако ранее сроки неоднократно переносились. По словам источников «Ко», политический вес Владимира Когана оказался значительно ниже, чем у других, изначально менее крупных выходцев из петербургского бизнеса, например Юрия Ковальчука или Аркадия Ротенберга. Не проходят и многие законодательные инициативы, которые бы были выгодны Владимиру Когану. Двоюродный брат банкира – Юрий Свердлов, в прошлом занимавший видные посты в структурах Когана, работает заместителем председателя комитета Госдумы по строительству и земельным отношениям. Согласно информации автоматизированной системы обеспечения законотворческой деятельности ГД, в основном внесенные парламентарием законопроекты касались изменений в Градостроительный кодекс. Однако все они были позднее отозваны. Например, в своей последней инициативе депутат предлагал публичные слушания по проектам изменений в генеральных планах Москвы и Санкт-Петербурга проводить во внутригородских муниципальных образованиях, которых эти изменения касаются. Это бы упростило претворение в жизнь масштабных проектов, один из которых, по данным «Ко», реализует и Владимир Коган.

 

Вернулся к корням

Как и во время кризиса 1998 г., неудачи на федеральном уровне Владимир Коган компенсирует деловыми успехами в Северной столице. В последнее время, судя по всему, экс-банкир решил сосредоточиться на строительном бизнесе. Возглавляемая его женой Людмилой Коган компания «БФА-Девелопмент» в свое время построила около 50 зданий филиальной сети Промышленно-строительного банка, в  ее активе также бизнес-центры «Нев­ский, 38» и «Линкор», многофункциональный комплекс «Некрасова, 14» и гигантский SPA-отель La Viva в Репино. Возможно, у компании есть совладельцы. В марте 2009 г. Давид Трактовенко в одном интервью рассказывал, что у него вместе с Владимиром Коганом есть несколько проектов в сфере строительства и недвижимости. Не исключено, что партнеры вместе являются совладельцами БФА. По данным самой компании, общая площадь проектов «БФА-Девелопмент» в различных стадиях подготовки и реализации составляет более 1,5 млн кв. м. В 2011 г. она решила выйти на рынок жилья и объявила о запуске сразу трех проектов жилой недвижимости в Санкт-Петербурге. Один из проектов обещает невероятные даже для федерального уровня объемы.

Именно Владимира Когана участники рынка называют наиболее вероятным бенефициаром компании «Центрострой», в конце 2010 г. выкупившей 100% акций строителя столичного метрополитена «Мосметрострой» на аукционе за 7,6 млрд руб. при стартовой цене в 2,19 млрд руб. Причем не обошлось без скандала: представители группы «Е4» и компании «Мостовик» заявили, что их не допустили до торгов. «Особенно интересно выглядит покупка в свете двух предстоящих событий. Во-первых, это планы правительства по резкому ускорению темпов строительства Московского метрополитена в будущем. Во-вторых, «Мосметрострой» не только занимается метро, но и активно участвует в строительстве железнодорожных и автотранспортных тоннелей, подземных переходов, подземных вестибюлей, а также автодорожных тоннелей и развязок. «Мосметрострой», например, генподрядчик Краснопресненской автомагистрали»,  – отмечает аналитик «Инвесткафе» Антон Сафонов. Однако, помимо того, что «Мосметрострой» отвечает за строительство метро, у него имеются и другие привлекательные черты. Одна из них достаточно четко указывает на то, что за «Центрстроем», скорее всего, стоит именно Владимир Коган.

В 2008 г. «Мосметрострой» анонсировал масштабный строительный проект на берегу Финского залива, известный как «Дудергофский проект». На территории примерно 30 га предполагается возвести около 500 000 кв. м жилья и 150 000 кв. м коммерческой недвижимости. Причем заказчиком проекта изначально является ООО «Дудергофский проект», зарегистрированное по тому же адресу, что и возглавляемая женой Владимира Когана «БФА-Девелопмент». Более того, на официальном сайте этой компании указано, что она является участником этого проекта вместе с «Мосметростроем». Общую сумму инвестиций в гигантский проект участники рынка оценивали примерно в $1,5 млрд. «Изначально этот участок был выкуплен «Мосметростроем» в 2007 г. на аукционе за 1,3 млрд руб. По сути, если предположить, что за покупателем компании стоят все-таки структуры Когана, получится, что он просто приобрел таким образом на вторичном рынке один из крупнейших жилых проектов в Северной столице. Не исключено, что именно это стало основной мотивацией для того, чтобы выкупить 100% акций «Мосметростроя», а не надежда на участие в городских стройках метро», – предполагает управляющий директор «Century 21 Запад» Евгений Скоморовский. Кроме того, в Санкт-Петербурге есть своя мощная и сильная структура по строительству метро – «Метрострой», и она вряд ли без боя отдаст свой рынок. Впрочем, подтвердить официально это невозможно, связаться с самим Владимиром Коганом «Ко» не удалось. «Информация о том, какими активами владеет Владимир Коган, практически отсутствует. Даже о компании «Центрстрой», которую связывают с ним, нет почти никаких сведений. Поэтому о том, как развивается его бизнес или даже есть ли он вообще, сказать ничего нельзя», – констатирует Дмитрий Баранов. К тому же, по его словам, распространялась информация о том, что Владимир Коган вышел из всего бизнеса и вложил вырученные от продажи средства в ценные бумаги. «Главное, что можно сказать, – находясь на госслужбе, любой чиновник не имеет права заниматься бизнесом и должен передать его в управление», – подчеркивает эксперт. С другой стороны, Владимир Коган почти никогда напрямую не руководил своим бизнесом, в лучшем случае он всего лишь возглавлял наблюдательный совет.