Системный бизнес

Системный бизнес
03.12.2012 | Текст Андрей Красавин. Иллюстрация Олеся Пузанкова.

чиновники
По словам председателя Счетной палаты РФ Сергея Степашина, ежегодно из казенных средств, выделенных только на госзакупки, похищается 1 трлн руб. Это четырнадцатаяя часть консолидированного бюджета страны. "По своей доходности коррупция на первом месте, она имеет все признаки организованного и системного бизнеса", - констатирует глава Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов. Поэтому экс-чиновников, имеющих сегодня собственную компанию, крайне мало.

Многие отставники предпочитают не рисковать и уезжают из страны, чтобы к ним впоследствии не возникало вопросов о происхождении капитала. Так поступили бывший министр финансов Московской области Алексей Кузнецов с супругой - президентом "РИГрупп" Жанной Буллок (господин Кузнецов замешан в крупном коррупционном скандале, поставившем Подмосковье на грань банкротства), первый заместитель прокурора Московской области Александр Игнатенко, подозреваемый в крышевании игорного бизнеса. Лечится за рубежом экс-министр сельского хозяйства Елена Скрынник, фигурирующая в ряде уголовных дел, связанных с хищениями выделенных агропромышленному комплексу Липецкой области средств ОАО "Росагролизинг". Перебрались в Вену и бывший московский градоначальник Юрий Лужков с супругой Еленой Батуриной. В Израиле теперь проживает экс-глава "Транснефти" и "Олимпстроя" Семен Вайншток. "Понятно, что все они не бедные люди, - поясняет президент фонда "Петербургская политика" Михаил Виноградов. - Но статус этого капитала не всегда легален. Поэтому все чаще они переезжают за границу, где живут как рантье на выведенные средства".

Те, кто не покинул страну, не спешат уйти в реальный бизнес. "В России остаются чиновники среднего уровня, они пытаются попасть в какой-нибудь ФГУП или госкомпанию, понимая, что, во-первых, проще работать с чужими бюджетами, а во-вторых, любой бизнес уязвим", - отмечает Кирилл Кабанов. Многие таким образом кочуют из министерства в министерство или ведомство, на крайний случай - в государственную компанию. Например, Виталий Артюхов около десяти лет проработал в структурах Минтранса, в 2001 г. его назначили главой Минприроды, и в этом кресле он просидел еще три года - до очередной отставки правительства. Несмотря на то, что в 2004 г. господин Артюхов оказался фигурантом крупного коррупционного скандала, связанного с исчезновением 56 млн руб., выделенных на строительство дорог, сейчас он руководит ФГУП "Центральный научно-исследовательский институт судостроительной промышленности "Центр".

Госслужба в последние годы стала намного доходнее бизнеса. Повторить блицкриги Вагита Алекперова и Владимира Евтушенкова сегодня нереально: состояние экс-главы московского комитета по науке и технологиям Владимира Евтушенкова превышает $6 млрд, а капиталы бывшего замминистра нефтяной и газовой промышленности СССР Вагита Алекперова оцениваются в $13,5 млрд. Попытки создать что-то свое регулярно предпринимаются. В частности, в прошлом гендиректор ФГУП "Росспиртпром" Сергей Зивенко на протяжении десяти лет после своей отставки продолжает производить водку, Руссагропром-холдинг бывшего замминистра сельского хозяйства Владимира Алгинина оказался банкротом, а экс-министр сельского хозяйства Виктор Семенов (агрохолдинг "Белая Дача") занимается девелопментом и выращиванием цветов, овощей и фруктов. "Ко" попытался разыскать несколько "свежих" примеров того, как бывшие чиновники осваивают сферу малого бизнеса.


Нахимичил

"Работавший на оборонку "Силан" был никому не нужным без пяти минут банкротом в умирающем городе с населением всего в 19 000 человек. В 2006 г. предприятие на протяжении десяти месяцев не платило зарплату, долги превышали 400 млн руб.", - вспоминает нынешний владелец завода "Силан", экс-руководитель экономического управления администрации президента РФ Антон Данилов-Данильян. "Силан" специализировался на выпуске кремнийорганической продукции, и им заинтересовался "Оборонпром", выкупивший в конце 2006 г. акции у московской строительной компании "Космос". По экспертным оценкам, сумма сделки могла составить около 800 млн руб. Военные хотели поставить на предприятии линию по выпуску этилхлорсилана, который не производится ни в одной стране мира, но необходим российской оборонке. Тогда же были озвучены фантастические планы по инвестициям: в течение трех лет они должны были достичь 6 млрд руб. Антон Данилов-Данильян трудился в "Оборонпроме" главным аналитиком, и его выдвинули главой совета директоров "Силана".

Произошло это не случайно. Пока он работал в экономическом управлении администрации президента, его делегировали во многие крупные компании. В его биографии членство в советах директоров "Связьинвеста", "Транснефти", "Роснефти" и даже Внешторгбанка. С аспирантской скамьи господин Данилов-Данильян пребывал на госслужбе, но в мае 2004 г. решил уйти в отставку и попробовать себя в бизнесе. "У меня не было запасного аэродрома, и полтора года я искал свою нишу", - вспоминает бывший чиновник. Два года он проработал главой совета директоров банка "Губернский" (ныне "Мой банк"), выведя его из седьмой сотни российских кредитных учреждений во вторую, затем вместе со своим другом, владельцем холдинга "Промышленные инвесторы" Сергеем Генераловым, увлекся темой солнечной энергетики, а в случае с "Силаном" заинтересовался органической химией.

От "Оборонпрома" завод денег так и не увидел. У госкомпании не имелось свободных средств, а ставка на бюджетное финансирование не оправдалась. Через год "Оборонпром" решил продать предприятие. "Купили с партнером завод дешево, всего за 86 000 руб., - говорит Антон Данилов-Данильян. - Ликвидировали долги по зарплате, под поручительства "Оборонпрома" и мои личные средства привлекали заемное финансирование". Но у компании оставалась сильная зависимость от ОПК.

Проблемы у "Силана" вновь возникли в прошлом году, когда конфликт Минобороны с предприятиями ВПК достиг высшей точки. Министерство отказывалось финансировать заводы, утверждая, что цены на их продукцию сильно завышены. Неплатежи со стороны заказчиков затронули и "Силан". По состоянию на май 2012 г. компания задолжала сотрудникам более 7 млн руб. Причиной задержки на "Силане" называли неисполнение обязательств со стороны ФКП "Пермский пороховой завод". "Как только с нами расплатились, мы погасили все долги", - подчеркивает Данилов-Данильян. На предприятии идет программа технического перевооружения. В сентябре запущено производство полиэтилсилоксанов, необходимых при выпуске колесной техники. Сейчас компания пытается привлечь госфинансирование под новый проект. За последние пять лет "Силан" увеличил оборот с 400 до 500 млн руб. в год, в основном за счет гражданской части. Не так много. Но если программа развития будет выполнена, то через пять лет предприятие избавится от зависимости от оборонных заказов.


Аффилированное хозяйство

В том же Данковском районе Липецкой области, где располагается "Силан" Антона Данилова-Данильяна, собирался строить "молочную империю" бывший замминистра сельского хозяйства Владимир Алгинин. Вместе с выходцем из "Нутритека" Николаем Дьячковым партнеры осенью 2007 г. основали ООО "Русагропром-холдинг", которое планировало в течение пяти лет инвестировать около $550 млн в покупку пахотных земель и развитие молочного животноводства.

Владимир Алгинин в 1992 г. возглавил департамент сельского хозяйства и продовольствия Калужской области, а в 1996 г. стал заместителем министра сельского хозяйства РФ. В министерстве чиновник контролировал блок растениеводства и департамент технической политики, разрабатывал программу по производству продуктов растениеводства. Проработал он на своем посту около шести лет. Вероятно, пришла пора конвертировать связи и знания в наличные, и в сентябре 2002 г. господин Алгинин перебрался в кресло вице-президента аграрного подразделения "Интерроса" холдинга "Росхлебопродукт" Владимира Потанина, а спустя год оказался в "СБЕ-Агро" Давида Якобашвили (сельскохозяйственный проект "Вимм-Билль-Данн"). "Претензий к Алгинину не было", - вспоминает господин Якобашвили. Но и особенных успехов он вспомнить тоже не может. "Я мало с ним пересекался во время работы", - подчеркивает экс-совладелец "Вимм-Билль-Данн". "При запуске собственного проекта у Алгинина уже не было административного ресурса, за пять лет работы в "Росхлебопродукте" и "СБЕ-Агро" он превратился в чистой воды предпринимателя", - отмечает председатель правления Национального союза производителей молока "Союзмолоко" Андрей Даниленко. По его словам, в министерстве Владимир Алгинин был профессионалом. Остались связи, опыт и знания. Но не всегда они помогают экс-чиновникам в бизнесе. "Сами чиновники смотрят на таких "перебежчиков" с сожалением, - поясняет руководитель Центра по изучению проблем взаимодействия бизнеса и власти Павел Толстых. - Мол, не смогли удержаться во власти".

Откуда появились деньги на новый проект? По словам Владимира Алгинина, средства вкладывал он сам, а также несколько его партнеров. Кроме того, компания рассчитывала на банковские кредиты и финансовую поддержку в рамках аграрного нацпроекта. В ноябре 2007 г. "Руссагропром" заключил кредитное соглашение с ВТБ и следом договор о покупке молочного и аграрного бизнеса у группы "Нутритек", принадлежащей крупнейшему миноритарию "Ростелекома" Константину Малофееву. Но все приобретенные заводы были тут же заложены по кредиту ВТБ.

Ровно через год, в разгар кризиса, когда подошел очередной срок платежа по кредиту, "Руссагропром" прекратил его обслуживание. ВТБ обратился в суд. Но кредит бизнесмены так и не погасили и даже перестали выплачивать по нему проценты. В итоге ВТБ добился передачи "Руссагропрома" в собственность банка. Тогда и выяснилось, что долги холдинга превышали 11 млрд руб., а стоимость его активов - всего 6,3 млрд руб. "2007 г. был периодом бурного роста вложений в агропромышленный комплекс. Многие брали кредиты и скупали активы", - рассказывает Андрей Даниленко. По его мнению, "Руссагропром" погубил слишком быстрый рост, высокая закредитованность компании и недостаточно профессиональный коллектив.

В августе этого года "Руссагропром" признали банкротом, но в ВТБ уверены, что холдинг действовал в сговоре с "Нутритеком" и был с ним аффилирован. По иску ВТБ Лондонский суд в 2011 г. наложил арест на активы Константина Малофеева (около 6% акций ОАО "Ростелеком", доли в Marshall Capital Holdings Ltd, Marshall Capital LLC и других компаниях). Санкции распространялись и на его личное имущество (квартиру в Москве, землю и коттедж в подмосковном Одинцово). Позднее суд отменил это решение, посчитав, что спор вне его юрисдикции. Обыски по этому делу и выемки документов прошли в загородных коттеджах бывшего гендиректора фонда Marshall Capital, а ныне руководителя ОАО "Ростелеком" Александра Провоторова и основателя этого фонда Константина Малофеева.


Денег не хватало

Полной неожиданностью для многих стало решение Кирилла Андросова завершить карьеру "государева человека". Финансист с международным образованием, "питерский" с незапятнанной репутацией... Два года назад его прочили в замы столичного градоначальника, в министры и даже едва ли не в вице-премьеры. В аппарате правительства Кирилл Андросов появился в июне 2008 г., придя туда с поста заместителя главы Минэкономики. Уже в начале 2008 г. говорили, что чиновник покинет госслужбу - уйдет первым зампредом в Сбербанк к своему бывшему руководителю Герману Грефу. Но ему предложили место в аппарате Белого дома. Предполагалось, что аппарат станет чем-то вроде "координационного суперминистерства" для правительства Владимира Путина, Андросов же будет отвечать за вопросы экономики. Но на практике этого не случилось, и увольнение чиновника произошло "по собственному желанию". "Если считаешь, что нужно быть чиновником, постарайся им стать. Если считаешь, что больше пользы можешь принести для своей семьи, себя самого и бизнеса - иди в бизнесмены", - говорил Кирилл Андросов в одном интервью. Основная причина, сподвигшая его на этот шаг, - деньги. По словам господина Андросова, за восемь лет госслужбы заработанные ранее средства начали заканчиваться.

Кирилл Андросов и его партнеры (бывший вице-президент ТНК-BP Евгений Астахов и экс-советник министра экономики Вячеслав Пивоваров) учредили фонд прямых инвестиций Altera Capital объемом $350 млн, зарегистрировав его в Люксембурге. Сейчас он занимается поиском проектов внутри России. На 1 января 2012 г. под управлением фонда было уже около $525 млн. Как отмечает господин Андросов, это по преимуществу средства зарубежных инвесторов. "Кирилл был сильным чиновником, когда работал в Минэкономразвития, и сейчас это сильный менеджер, - подчеркивает член совета директоров "Аэрофлота", который возглавляет теперь Андросов, директор по макроэкономическим исследованиям НИУ ВШЭ Сергей Алексашенко. - Понятно, почему он решил создать собственный фонд: очень много сделок проходит с участием государства и госкомпаний, а связи бывших чиновников в бизнесе играют важную роль".

Отчасти этот тезис подтверждают реализованные проекты Altera - их выбор может даже показаться несколько предвзятым. Например, покупка 7,5% акций холдинга "Русские машины" Олега Дерипаски и 15% акций независимой нефтекомпании Ruspetro. Основным акционером Ruspetro является фирма Limolinas, которая, по данным СМИ, контролируется экс-главой МОЭК, а ныне заместителем гендиректора En+ Group Андреем Лихачевым (ранее руководил "Ленэнерго", а его первым замом был Кирилл Андросов) и бывшими топ-менеджерами ФСК Андреем Раппопортом и Александром Чистяковым.

Кириллу Андросову удалось вывести Ruspetro на IPO, несмотря на высокую долговую нагрузку компании - около $350 млн. В январе этого года она получила за 35% своих акций $250 млн. Но с "Русскими машинами" могут возникнуть проблемы. Стороны не раскрывают параметры сделки, по экспертным оценкам, стоимость холдинга составляет $2,8-3,5 млрд, доля Altera - $210-260 млн. "Русские машины" имеют сложную структуру управления, в холдинге несколько разных бизнесов (автопром, авиастроение, железнодорожное машиностроение, автокомпоненты и пр.), - рассуждает аналитик ИК "Метрополь" Андрей Рожков. - Одни из них привлекательны, другие нет. И выводить холдинг целиком на IPO нецелесообразно - акционеры не смогут получить за компанию максимальную цену". Ориентир доходности для прямых инвестиций у фонда господина Андросова - от 30%, и до конца 2012 г. Altera собиралась инвестировать примерно в шесть проектов. Но объявлений о новых проектах пока не было.

Означает ли это, что бизнес чиновнику дается гораздо тяжелее, чем госслужба? Несомненно, но Кирилл Андросов старается далеко не "заплывать". И государство продолжает поддерживать с ним отношения. Такие люди остаются в кадровой обойме власти.


Трубное дело

Заместитель Виктора Христенко в Минпромторге Андрей Дементьев так же, как и Кирилл Андросов, имел прекрасные карьерные перспективы. Впрочем, как предполагают некоторые, не без поддержки своего бывшего руководителя. В 2010 г. Дементьева включили в шорт-лист кандидатов на пост губернатора Челябинской области, что тогда стало большой неожиданностью. В прошлом году после перехода господина Христенко (а скорее, отставки) на работу в Евразийскую экономическую комиссию именно Андрея Дементьева считали наиболее вероятным кандидатом на министерское кресло. Но назначения так и не произошло. Как рассказали "Ко" бывшие коллеги Дементьева, последний отказался сам, аргументируя это в личных беседах нежеланием "умирать на работе". Похоже, что "запасной аэродром" у него уже имелся, и, вероятно, образовался он не без помощи экс-начальника.

После отставки из Минпрома вместе с финансовым директором группы "ЧТПЗ" Сергеем Моисеевым Андрей Дементьев создал фонд прямых инвестиций Unicorn Capital Partners, ориентированный на сферу инфраструктурного строительства, с объемом в $500 млн. Чья это была идея? Учредители отказались прокомментировать для "Ко" свой новый проект и источники финансирования. "Вместе с партнерами мы вкладываем собственные средства в размере не менее 10% от капитала фонда" - сообщается в материалах сайта Unicorn от их имени. Фонд планирует инвестировать в малые и средние предприятия, специализирующиеся на строительстве объектов для машиностроения, ТЭКа, лесной и деревообрабатывающий промышленности. Размер участия Unicorn в каждой сделке от $10 млн до $100 млн.

Кто в дуэте бывшего чиновника и топ-менеджера крупной компании играет главную скрипку и дуэт ли это или трио, сказать сложно. Андрей Дементьев 15 лет работал в правительстве, где его всегда считали членом команды Виктора Христенко. В начале и середине 1990-х он руководил проектами по приватизации крупнейших металлургических предприятий в Челябинской области, сам же господин Христенко тогда занимал кресло замглавы администрации этого региона. В 1998 г., когда Виктор Христенко получил должность вице-премьера правительства, переехал в Москву и Андрей Дементьев, став его советником, а затем перейдя в секретариат вице-премьера. В 2004 г. чиновник перебрался на работу в Минпромэнерго и год спустя был назначен одним из замов Виктора Христенко. Кстати, еще в 2001 г. Виктор Христенко с Татьяной Голиковой создали благотворительный Фонд возрождения Успенского монастыря. Среди его соучредителей числился и Андрей Дементьев.

Сергей Моисеев более десяти лет трудился на владельцев ЧТПЗ, и у него могло возникнуть желание "уйти в другой бизнес". Моисеев начал работать с совладельцем группы "ЧТПЗ" Александром Комаровым еще в конце 1980-х. После избрания Комарова в Совет Федерации, в 2006 г. Моисеев получил акции группы в прямое управление - в фонд "Аркли Капитал", являвшийся, по сути, "инвестиционным бутиком" Комарова. Но в 2010 г., перед выходом на IPO, функции этой структуры были переданы группе "ЧТПЗ", а сам Сергей Моисеев ушел из компании ровно год назад.

Совпадение это или нет, но произошло это примерно в то же время, что и отставка Виктора Христенко, интересы которого связывают с группой "ЧТПЗ". Так, сын экс-министра Владимир Христенко пришел в группу после окончания Высшей школы экономики в 2003 г. и почти сразу же возглавил дочерние компании челябинского завода. Сейчас он является членом совета директоров ЧТПЗ.


Получившие индульгенцию

Есть чиновники, которые практически сразу после ухода с госслужбы оказались мини-олигархами. Это и бывший замминистра финансов Андрей Вавилов, и экс-глава Минсвязи Леонид Рейман, и первый президент Республики Калмыкия Кирсан Илюмжинов.

Финансовым гением эпохи Бориса Ельцина, Егора Гайдара и Виктора Черномырдина называли замминистра финансов в 1992-1997 гг. Андрея Вавилова. В мае 2005 г. Forbes оценил его состояние в $380 млн.

В 2000-х министр связи Леонид Рейман являлся, пожалуй, самым влиятельным человеком в IT-индустрии, с его именем было связано множество скандалов. Своих средств на крупные проекты, по крайней мере официально, у господина Реймана сейчас не имеется. После ухода с госслужбы в 2011 г. он выступил соучредителем сразу нескольких инвестфондов - больших (объем до $300 млн в партнерстве с ВТБ) и маленьких (до $10 млн) - для инвестирования в телекоммуникационные, IT и медийные проекты. В марте 2012 г. стало известно, что в двух основных активах группы компаний "Ангстрем" Рейман владеет по 25% акций, а еще в трех коммерческих структурах его доля близка к 100%.

Отставка Кирсана Илюмжинова с поста главы Калмыкии имела место быть в октябре 2010 г., а уже в декабре того же года он стал партнером бизнесмена Евгения Ройтмана в его телекоммуникационных проектах в Юго-Восточной Азии. Дальше - больше. Летом прошлого года становится известно, что господин Илюмжинов является совладельцем экспериментального художественно-производственного объединения "Вель" (18,5%), занимавшегося реставрацией залов Кремлевского дворца, зданий Банка России, Российской государственной библиотеки, московского торгового комплекса "ГУМ", гостиницы "Савой" и станций столичного метрополитена. В этом году новоявленный бизнесмен покупает пакет акций группы компаний "Сюкден" (российское подразделение, входящее в состав крупнейшего международного сахарного трейдера Groupe Sucres-and-Denrees) и создает инвестиционный фонд объемом до $10 млрд с одним из крупнейших британских фондов Ashmore Group. "Таким образом, происходит легализация доходов, полученных во время работы на госслужбе, - рассуждает Андрей Даниленко. - Когда работаешь на высоких федеральных постах, имеешь много связей и контактов. Благодаря этому находятся и инвесторы, и кредитные ресурсы".

"Капитализация связей и легализация доходов - это одна из главных причин ухода чиновников в бизнес", - резюмирует Антон Данилов-Данильян. К этому типу бывших государственных мужей можно еще отнести экс-зампреда РФФИ, а ныне совладельца "Уралхима" Дмитрия Мазепина и - в меньшей степени - возглавлявшего Министерство топлива и энергетики Сергея Генералова, ныне президента холдинга "Промышленные инвесторы".