Обман века?

Обман века?
17.11.2014

 

 

И еще накануне мало кто верил, что контракт будет заключен, хотя переговорщики перед этим детально обсуждали его практически круглосуточно на протяжении нескольких дней. Подписание все-таки состоялось. На церемонии присутствовали президент РФ Владимир Путин и председатель КНР Си Цзиньпин, а документ окрестили «контрактом века». Путин назвал соглашение «крупнейшим в газовой сфере для эпохи СССР и России», а реализация контракта, по его словам, должна была стать на четыре года крупнейшей стройкой в мире. Но не стала.


Все это оказалось, мягко говоря, неправдой. На прошлой неделе на саммите АТЭС в Шанхае, где был подписан еще ряд документов по сотрудничеству в газовой сфере, все тот же Алексей Миллер проговорился: «Авансовый платеж у нас был как элемент переговоров о цене… мы не рассматриваем больше аванс как инструмент для дальнейшего снижения цены». То есть предоплаты в $20 млрд со стороны китайцев не будет. И подписания в мае контракта тоже не было.

 

«Был и есть просто меморандум о взаимопонимании, – поясняет партнер компании RusEnergy Михаил Крутихин. – А в мае уговорили китайцев назвать этот документ контрактом, чтобы на фоне международных санкций Алексей Миллер имел возможность доложить Владимиру Путину о грандиозном успехе, что «Газпром» десять лет уговаривал китайцев, и наконец это получилось».

 

Бери и не плати

 

Проект по поставке газа в Поднебесную начали обсуждать еще в 1990-х, и основным камнем преткновения всегда оставалась цена энергоносителя. Связано это в первую очередь с тем, что Китай не столь сильно завязан на газ, и на данный момент в балансе потребления энергоресурсов «голубое топливо» занимает в КНР чуть менее 5% (основная доля приходится на уголь), да и страна сама производит достаточно газа. Импорт КНР в последние годы рос довольно медленно, и сейчас он составляет порядка 40–45 млрд куб. м природного газа, что не идет ни в какое сравнение с той же Японией, где импорт достигает 120 млрд куб. м. 


По большому счету российский газ Поднебесной не нужен. По последним расчетам, которые делали и в BP, и в CNPC, Китаю к 2020 г. потребуется около 170 млрд куб. м импортного «голубого топлива». Из этого объема около 80 млрд куб. м уже законтрактовано в Средней Азии, причем этот газ китайцы сами добывают на совместных предприятиях в Туркмении, Казахстане, Узбекистане, а скоро начнутся поставки и из Таджикистана. 81,6 млрд куб. м будет поставляться в виде СПГ также с зарубежных китайских проектов, 12 млрд куб. м – из Мьянмы. Таким образом, места для газа из российского газопровода «Сила Сибири» в энергетическом балансе Поднебесной уже не остается. Если, конечно, он не будет значительно дешевле.


И тот факт, что майское соглашение заключено в огромной спешке под большим давлением и после десяти лет бесплодных переговоров, говорит о том, что российская сторона пошла на серьезные уступки ради достижения геополитической цели – показать Западу, что у Москвы имеется восточный партнер. 


По экспертным оценкам, стоимость 1000 куб. м газа на китайской границе составит около $350. Это в среднем на 10% меньше, чем цена российского газа для Европы. Но если с последней все контракты заключались по принципу «бери или плати», то Поднебесная отказывалась подписываться под подобными условиями. В 2010 г. китайцы готовы были покупать всего треть от 38 млрд куб. м. Остальное – по потребностям, и даже имела место просьба предусмотреть превышение этого объема еще на 15%.

 

«Это китайский метод ведения бизнеса. С ними невозможно заключить соглашение раз и навсегда. Они всегда оставляют лазейки, благодаря которым выматывают нервы своим партнерам до предела. Благодаря этим лазейкам Китай может задним числом менять порядок расчетов за энергоносители, – констатирует директор Центра политической информации Алексей Мухин. – Китай заключает контракт ровно в тот момент и на очень выгодных для себя условиях, когда у потенциального партнера наступает форс-мажор». 


Так уже было с «Роснефтью», которой необходимо расплачиваться по кредитам, образовавшимся после покупки ТНК-BP. В мае 2013 г. «Роснефть» договорилась с CNPC, фактически заложив ей еще не добытую нефть (до 365 млн тонн в течение 25 лет). Сумма предоплаты оценивалась в $70 млрд. 


Теперь газ пытается заложить «Газпром». Только предоплаты не будет. И есть большие сомнения, сохранились ли в документе принципы «бери или плати», и если да, то на какой объем газа: 70, 50 или 30% от 38 млрд куб м. Получается, что Россия должна и разработать месторождения, и построить инфраструктуру для транспортировки и хранения газа. А купит ли его Китай или нет, неизвестно. 

 

Рискованное дело

 

О соглашении еще в мае говорили, что цена газа балансирует на грани рентабельности или даже ниже. Под это дело были обнулены даже ставки НДПИ на месторождения, с которых предполагалось экспортировать газ в Поднебесную. Сейчас история выходит еще более сомнительной. Как отметил на своей страничке в ЖЖ бывший замминистра энергетики РФ Владимир Милов, «то, что «Газпром» отказался снижать цену в обмен на аванс и теперь ищет кредитные ресурсы, которые не бесплатны, также подтверждает: снижать дальше некуда, цена пороговая по безубыточности. Очень рискованное дело». 


Депутат Ярославской областной Думы Борис Немцов и вовсе назвал экспорт газа в Китай «аферой века». «Убытки более $60 млрд, и никаких налогов в бюджет», – подсчитал политик, исходя из параметров контракта – 38 млрд куб. м в год в течение тридцати лет и суммы контракта, озвученной в мае, – $400 млрд. Но поскольку с мая цена на «черное золото» упала на 25%, а цены на газ привязаны к нефти, то сумма контракта теперь составляет $300 млрд. И цена газа для китайцев равна примерно $260 за 1000 куб. м, что намного ниже, чем для Европы и Украины. «Цена контракта сейчас действительно сократилась на четверть, – констатирует директор East European Gas Analysis Михаил Корчемкин. – «Газпрому» повезло, что Путин не успел договориться о фиксировании базовой цены контракта в рублях. Президент много раз говорил о своем желании продавать газ в Китай за рубли».


Для освоения месторождений газа и его прокачки по трубе необходимы инвестиции в размере $55 млрд. Поскольку предоплаты не предвидится, остается брать кредит. Скорее всего, также в странах Юго-Восточной Азии. Допустим, $55 млрд на тридцать лет под 5% годовых. «Газпром» должен будет за тридцать лет вернуть $95 млрд. Себестоимость добычи газа в Якутии, по данным «Газпрома», составляет $80–100 за 1000 куб. м, что связано с тяжелейшими климатическими условиями и труднодоступными месторождениями. Далее «голубое топливо» надо прокачать до границы с КНР (2200 км до Благовещенска). Если даже взять цену среднеевропейской прокачки – $5–6 на 100 км, получим себестоимость прокачки – $132. Плюс обслуживание кредита – еще $84 на 1000 куб. м. «Итого себестоимость «Силы Сибири» $316 на 1000 куб. м, – утверждает Борис Немцов. – Путин уже освободил «Силу Сибири» от НДПИ. Но придется отменить экспортные пошлины. Теперь это совершенно очевидно. В итоге продажа 1000 кубов в Китай сопровождается убытком в размере $56. За тридцать лет убыток превысит $60 млрд, а бюджет ничего не получит».


Правительство теперь предлагает не только предоставить «Газпрому» льготы по НДПИ на те месторождения, которые станут ресурсной базой для китайского проекта, но и освободить будущий газопровод «Сила Сибири» от уплаты налога на имущество. Комитет Госдумы по бюджету и налогам на днях уже одобрил предложенные кабинетом поправки в Налоговый кодекс. По мнению Михаила Корчемкина, только благодаря льготе по налогу на имущество в отношении первой нитки трубопровода «Сила Сибири» экономия «Газпрома» составит до $1 млрд. Эффект льготы по НДПИ будет зависеть от уровня добычи газа. Но и это не гарантия спасения проекта. «При нынешней цене на нефть контракт будет убыточным даже при полном отказе от налогов и пошлин. На российской стороне в выигрыше останутся только подрядчики «Газпрома», ради которых и произошло удлинение маршрута газопровода, – считает Михаил Корчемкин. – За все десять лет переговоров решения по китайскому контракту принимал лично Путин. Главным я считаю его решение о замене короткой трассы газопровода из Ковыкты в Китай на нынешний маршрут «Силы Сибири».

 

Тимченко и Ротенберг заработают по-любому

 

Первый бенефициар строительства уже известен. Это пострадавший от санкций бизнесмен Геннадий Тимченко. Его ЗАО «Стройтрансгаз» (СТГ) построит первый инфраструктурный объект для начала освоения Чаяндинского месторождения «Газпрома» – причал для приемки грузов на реке Лене. Заказчиком выступило ООО «Газпром добыча Ноябрьск», в тендерной документации начальная стоимость работ оценивалась в 1,5 млрд руб. Примечательно, что конкурс был объявлен в июле, но в начале августа его отменили, и ЗАО «СТГ» было выбрано без конкурса. 


Предквалификационный отбор подрядчиков для «Силы Сибири» «Газпром» начал в июне. По его результатам должен быть сформирован шорт-лист из претендентов на звание генподрядчика. Но тендер еще не объявлен. Заявки подали «Стройгазмонтаж» Аркадия Ротенберга, «Стройгазконсалтинг» и СТГ. При этом «Стройгазмонтаж» уже участвовал в подготовке площадки для церемонии сварки первого стыка «Силы Сибири», которая состоялась 1 сентября при участии Владимира Путина. 


Сколько заработают на трубе в Китай? Директор Small Letters Виталий Крюков считает, что на «Силе Сибири» подрядчики могут заработать около $5 млрд. По его мнению, наиболее вероятный кандидат на роль генерального подрядчика – «Стройгазмонтаж» Аркадия Ротенберга, а реализацией проекта будут заниматься все компании из предквалификационного списка. «Затраты «Газпрома» на доставку газа до китайской границы зависят от того, сколько будет стоить километр газопровода, – поясняет Михаил Корчемкин. – Затраты «Стройгазмонтажа» на километр трубопровода в степях юга России втрое больше, чем на аналогичных проектах в Германии. Затраты в Восточной Сибири должны быть еще выше, а это значит, экспорт газа в Китай может стать прибыльным только при цене на нефть выше $150 за баррель». Дело в том, что цена на газ в китайском контракте индексирована к цене на нефть. Затраты на газопровод окупаются через тариф на транспортировку. Чем они больше, тем выше и тариф. 

 

Прощай, монополия

 

Нефть стоит сейчас около $80 за баррель. И для «Газпрома» настали очень тяжелые времена. Тем более что концерн выступает не в роли коммерческой компании, а как инструмент политического влияния. Как следствие, огромные потери в добыче «голубого топлива». И не потому, что уменьшается ресурсная база – теряются рынки сбыта. 


До войны на Украине страна потребляла 56 млрд куб. м газа в год. После внутреннего рынка, для «Газпрома» это второй потребитель. Для сравнения: Германия с 35 млрд куб. м – третий. С июня поставки российского газа на Украину прекращены. И сегодня можно констатировать, что «Газпром» потерял украинский рынок газа, куда уже нацелились другие поставщики. За десять месяцев 2014 г. Украина на 42% увеличила потребление природного газа из стран Европы. В сентябре Киев импортировал 892,2 млн куб. м «голубого топлива». «Только в конце октября «Газпром» подписал соглашение о поставках на Украину 4 млрд куб. м газа до конца года и еще столько же в I квартале 2015 г., – отмечает начальник аналитического департамента инвесткомпании «Универ Капитал» Дмитрий Александров. – До украинского кризиса планируемые поставки «Газпрома» на Украину в 2014 г. оценивались примерно в 35 млрд куб. м».


Конкуренция ужесточается. По словам ведущего эксперта Союза нефтегазопромышленников России Рустама Танкаева, сегодня еще не существует единого мирового рынка газа, перекосы в ценобразовании слишком велики. Например, стоимость 1000 куб. м «голубого топлива» в Юго-Восточной Азии (Китай, Япония, Южная Корея) составляет $420, в Европе – $350, а в США – $160. И эти рынки не взаимодействуют между собой. Но вскоре все изменится. В следующем году в Штатах заработает шесть терминалов СПГ, и дешевый американский газ пойдет в страны ЮВА. Цены несколько выровняются. И даже если предположить, что американский газ не дойдет до Европы, то он вытеснит из Азии катарский газ, который переориентируют на ЕС. 


Конечно, на этом пути существуют и технические сложности. Например, поставка топлива в Европу всегда шла с Востока на Запад. Там требуется строительство так называемых интерконнекторных трубопроводов, связывающих газотранспортную систему. Первый интерконнектор между Словакией и Венгрией уже построен, он заработает 1 января 2015 г. Именно по нему начнутся поставки европейского газа по венгерскому маршруту на Украину. 


«Газпром» теряет не только внешние рынки, но и прибыльный сегодня внутренний, считавшийся для монополии традиционно основным. В хорошие годы до 80% добываемого «Газпромом» топлива оставалось в России, и пятнадцать лет назад доля компании на внутреннем рынке составляла 97%. «В начале этого года «Газпром» занимал уже 73% внутреннего рынка, а сейчас всего 53%.

 

Компанию потеснили «Роснефть», «Лукойл» и «Новатэк», – констатирует Рустам Танкаев. – Это очень неприятно для «Газпрома», и можно предположить, что концерн как инструмент политического давления просуществует на рынке не более двух лет, превратившись в обычную коммерческую компанию». По словам эксперта, последнее, что «Газпрому» осталось потерять, это монополию на внешнюю торговлю. Но и здесь ее «размывает» поставка СПГ с ямальского проекта «Новатэка» и дальневосточного – «Роснефти». 


Вторая труба


 В сухом остатке остается непонятный по стоимости и окупаемости «контракт века» с Китаем, призванный продемонстрировать Западу «независимость» Москвы. За которую, по всей видимости, придется еще и доплатить. По данным Михаила Корчемкина, на проект не хватает $55 млрд. Можно попросить из Фонда национального благосостояния, но первым в очереди там стоит «Роснефть» с 2,5 трлн руб., РЖД и другие госкомпании. На всех денег точно не хватит. «Средства, скорее всего, будут привлечены в той же Азии», – полагает Алексей Мухин. Но санкции делают проблематичным привлечение финансирования. Вернее, оно стало дороже. Если в феврале нынешнего года «Газпром» размещал семилетние евробонды на сумму 750 млн евро с доходностью 3,6%, то в ноябре процентная ставка составила 4,3%. 


Несмотря на все это, «Газпром» затеял еще одну историю с Китаем. 17 сентября Алексей Миллер доложил Владимиру Путину, что компания готова заключить новый 30-летний контракт с КНР на поставку дополнительных 30 млрд куб. м газа в год. Подписать договор планировалось во время саммита АТЭС в Пекине в начале ноября, где ожидалось присутствие Владимира Путина. Но и это подписание оказалось пшиком. Был лишь подписан общий меморандум с CNPC о транспортировке газа по западному маршруту «Алтай». Соответственно это и есть новая труба, которую должны построить за шесть лет. В Пекине Алексей Миллер уже не стал лукавить, как полгода назад, и назвал вещи своими именами. Контракт будет подписан до конца 2015 г., сказал он, а отвечая на вопрос, какие потребуются инвестиции, отметил: «Давайте подпишем контракт, мы двигаемся от рынка». – «От какого?» – спрашивают эксперты. – «До потребителя на востоке Китая от западно-сибирских месторождений, откуда предполагается тянуть эту трубу, – 8000 км, – удивляется Михаил Корчемкин. – После такой транспортировки газ будет неконкурентоспособен».

 

Есть и другая точка зрения. Дмитрий Александров, напротив, убежден, что проект не может оказаться убыточным. «Мы не знаем формулу цены, но однозначно, что цена никогда не фиксируется на тридцать лет вперед, – поясняет эксперт. – Цель – не зарабатывать ежегодно на конъюнктуре, а иметь понятный прогнозируемый денежный поток на многие годы вперед. «Алтай» – это как БТС-2 в нефтянке. А большие деньги, которые заплатит «Газпром» за строительство «Силы Сибири» и «Алтая», – это плата за диверсификацию поставок, чтобы иметь возможность переориентировать на Восток те объемы, что могут оказаться не востребованными на Западе».


Китаю также требуется диверсификация импорта. В Поднебесной не желают зависеть от сжиженного природного газа. «Конечно, те 80 млрд куб. м, которые пойдут по трубе из Средней Азии, будут конкурентоспособнее российского по цене. Но РФ со своим магистральным топливом позволит Китаю закрыть минимальные потребности в сетевом газе при дальнейшем развитии промышленности», – отмечает Дмитрий Александров.


Сейчас Китай особенно не торопится замещать уголь газом, потому и торгуется очень жестко. Но в перспективе в Поднебесной хотели бы, чтобы доля газового топлива в энергобалансе страны занимала не менее 30% (сейчас – около 5%). «Для этого понадобится около 2 трлн куб. м газа в год. Для сравнения: в мире добывается около 3,5 трлн куб. м, а объем межгосударственной торговли составляет 1,3 трлн куб. м», – поясняет Рустам Танкаев. Требуемого Китаем объема газа нет, поэтому в перспективе газовый рынок Поднебесной практически безграничен. Место найдется для всех мировых поставщиков.