USD
64,5946
EUR
73,103
Золото
1.342,35
Brent
49,59
WTI
47,75
 

Павел Муравьев: “Не понимаю, почему Наталия Потанина разрушает мой бизнес”

Как развод Потаниных отражается на бизнесе других людей
11 Февраля 2016
Павел Муравьев: “Не понимаю, почему Наталия Потанина разрушает мой бизнес”

Водоворот страстей вокруг развода гендиректора «Норникеля» Владимира Потанина с супругой Наталией продолжается. Теперь в нем появляются абсолютно не стремящиеся к широкой известности люди.

Бизнесмена Павла Муравьева, владельца компании «Эко Инвест», публичность настигла, когда Наталия отказалась платить аренду и покидать дом, принадлежащий «Эко Инвесту», мотивируя тем, что компания, якобы, в реальности принадлежит Потанину. Муравьев терпел убытки, но выигрывал суд за судом.

Теперь Наталия Потанина должна выплатить хозяину «Эко Инвеста» 78 млн рублей за то, что была сорвана сделка по продаже дома, которую планировал осуществить Муравьев. Она пока не очень активно собирается это делать. Почему – рассказывает сам предприниматель.

- Главный вопрос, который волнует всех – стоит за вами олигарх Потанин или нет?

– С этой спекуляцией очень сложно бороться. Наталия Николаевна действительно любит показывать себя в роли обездоленной и лишенной средств к существованию дамы, которую хотят умучить и бывший супруг, и его знакомые. Понятно, что это попытка манипулирования общественным мнением. Между тем обороты моей компании – это конкретные цифры. Бизнесу нужно на что-то жить, в нынешней экономической ситуации поступление средств для меня жизненно важно. Но, отчего-то, г-жа Потанина считает, что может не платить аренду, срывать многомиллионные сделки и объяснять это исключительно зловещей ролью бывшего супруга. У нее есть дом для проживания на Рублевке, около 600 кв. м, а она живет в арендуемом доме, 2500 кв.м, и не платит годами за аренду. Мне кажется, это несправедливо. Знакомство с Владимиром не лишает меня права заниматься своим делом и пытаться на этом деле зарабатывать деньги.

- А в какой-то диалог Потанина вступает? Все-таки, решение о 78 млн вступило в законную силу. Судебный пристав вряд ли будет подвержен эмоциям.

– Сначала Наталия пыталась предложить мне расплатиться другим своим домом, который достался ей по итогам раздела имущества. Если я правильно понимаю, он стоит даже чуть дороже 78 млн рублей. И насколько я в курсе, этот дом является ее единственным местом проживания в России. Пришлось отклонить это предложение. Мне нужны живые деньги, а не недвижимость. Я ей предлагал выкупить у меня дом, где она сейчас живет, но она отказалась, продолжает жить и не платить. Предлагал подобрать другой объект подешевле, чтобы она могла платить. У меня не благотворительный фонд и вообще не вижу причины, по которой в данном конкретном случае должен заниматься благотворительностью. С другой стороны, принудительно выселять – тоже как-то не по-человечески… Теперь Потанина просит отложить оплату на один год. Но я не могу ждать год. Она и так оплачивает аренду и коммунальные услуги только по решению суда, с дичайшим срывом всех сроков. 78 млн для моего дела – существенная цифра.

- Но, видимо, у нее не слишком хорошо с деньгами?

– Напротив. В прессе я читал, что по итогам раздела имущества она получила компенсацию за квартиру – фигурировала цифра в 385 млн рублей. Из этой суммы вполне можно все заплатить. Вообще, госпожа Потанина вышла из бракоразводного процесса явно не с пустыми карманами. Она ведет процессы в России и за рубежом, постоянно меняет адвокатов, как пишут в СМИ. Покупает недвижимость за границей. Ради бога, но я-то здесь при чем? Вообще, считаю, что она намного состоятельнее меня. Почему нужно разрушать мой бизнес – абсолютно неясно.

- А защитить честь и достоинство в суде вы не пытались?

– У меня, если угодно, интерес во всей этой истории прагматичный. Я хочу получить свои деньги, чтобы мой бизнес не рухнул. Я бизнесмен и не могу руководствоваться моральными переживаниями. Да и перед другими жителями нашего поселка неудобно. Уважаемые люди дисциплинированно оплачивают расходы на содержание своих домов. Так что пусть она исполнит решение суда. Их взаимоотношения с Владимиром должны оставаться их личным вопросом. А я бы предпочел, как можно быстрее и с минимальными потерями исчезнуть из контекста этой разводной истории.