USD
57,6205
EUR
67,7221
 

Космическая одиссея Миллера

Как и зачем «Газпром» осваивает космические просторы
05 Июня 2015 | Марат Граут
Космическая одиссея Миллера

В космос первый туркменский спутник запустила SpaceX Илона Маска, и «Газпром» тоже продемонстрировал тягу к небесам. «Дочка» газовой монополии планирует создать на околоземной орбите группировку спутников, чтобы сверху приглядывать за своей «империей». 

Зачем еще «Газпрому» нужно осваивать просторы Вселенной и каковы позиции корпорации под руководством Алексея Миллера на рынке частных космических услуг, выяснял «Ко». 

Космос на три буквы

Топливно-энергетический комплекс (ТЭК) занимает в российской экономике доминирующее положение. Это видно не только по тому, что бюджет государства наполовину заполняется благодаря продаже нефти и газа. «Притяжение» ТЭК столь велико, что на его «орбите» оказываются и инновационные отрасли. 

На фоне коррупционных скандалов в Роскосмосе и двух неудачных запусков за две недели «Газпром» сделал уверенный шаг в звездную даль. Дочерняя структура российской монополии «Газпром космические системы» (ГКС) до 2020 г. планирует запустить семь спутников. Они войдут в систему «Смотр». На текущий момент орбитальная группировка ГКС уже насчитывает четыре аппарата, объединенных в сеть «Ямал», отвечающую за спутниковую связь и вещание. 

В «Газпром космические системы» «Ко» рассказали, что «Смотр» нужен для отслеживания состояния трубопроводов. Из космоса хорошо видны потенциальные опасности для топливных магистралей – деформации, пожары, злоумышленники. Сейчас ГКС использует для этой цели зарубежные спутники. Если проект «Смотр» реализуется, данные будут передаваться уже с отечественных станций. Такое вот космическое импортозамещение.

Кроме того, «Газпром» пользуется 7% мощности «Ямала». Благодаря своей «дочке» корпорация получает связь при строительстве новых объектов, а вахтовики имеют доступ во Всемирную сеть. Еще 6% досталось госструктурам, все остальное – чистый бизнес. Спутники используются различными компаниями для передачи теле- и радиосигналов и предоставления доступа в Интернет. В 2013 г. через «Ямал» вещало 294 телеканала. В планах ГКС усиление системы еще двумя аппаратами. 

Сейчас в России есть всего два спутниковых оператора. Первый – государственная «Космическая связь», второй – «Газпром космические системы». Хотя ГКС и называет себя чисто коммерческой структурой, стоит она на плечах государственных гигантов. «Газпром» владеет пакетом в 79,8%, ракетно-космическая корпорация «Энергия» (на 38,22% принадлежит Росимуществу) имеет 16,16%, Газпромбанк – еще 4,04%. Совет директоров «Газпром космические системы» возглавляет зампред правления «Газпрома» Виталий Маркелов. 

Кроме этих двух игроков, в РФ работают люксембургские операторы Intelsat (через его спутники, например, вещают телеканалы Life News, «Муз ТВ», «Домашний») и SES (канал «СТС»), французский Eutelsat (его услугами в том числе пользуются «Триколор ТВ» и «НТВ-плюс») и ряд других операторов. 

В «Газпром космические системы» подчеркнули, что государство не вкладывается в работу компании. ГКС функционирует благодаря собственным средствам и кредитам. Всего в проекты предприятия инвестировано свыше 40 млрд руб. 

По итогам 2014 г. выручка компании достигла 2,698 млрд руб. (годом ранее – 1,334 млрд руб., рост на 102,2%). Из них 2,609 млрд руб. пришлось на телекоммуникационный бизнес. При этом чистый убыток «Газпром космические системы» вырос до 10,761 млрд руб. 2013 год компания закончила в плюсе, с чистой прибылью в 83,5 млн руб. 

В 2015 г. ГКС должна погасить кредиты на сумму 6,473 млрд руб. Совокупная долговая нагрузка на предприятие стремительно растет. В 2012 г. она составляла 27,067 млрд руб., в 2013 г. – 32,296 млрд руб., в 2014 г. – уже 49,141 млрд руб. Объем долга увеличился из-за обвала рубля во второй половине 2014 г. Самые большие обязательства у компании перед Bank of America Merrill Lynch: в 2018 г. ГКС должна выплатить 16,943 млрд руб. (кредит вырос на 72% за год, с 9,859 млрд руб.). 

Как мы видим, прошлый год был не самым удачным для «Газпром космические системы». В компании уверяют, что инвестиции окупятся, а кредиты будут выплачены. Но на ближайшую пятилетку ГКС поставила перед собой действительно большую цель. Завершение работы над «Смотром» потребует дополнительных финансовых вливаний (размер инвестиций в ГКС раскрывать не стали), а с новыми кредитами сейчас сложно. 

Оформлять займы в России накладно – еще слишком высока ключевая ставка Центробанка. Недаром же глава «Русала» Олег Дерипаска назвал руководителей ЦБ «космонавтами», когда те задрали ставку до 17%. Брать деньги за рубежом тоже трудно. Во-первых, неясно, как будет вести себя рубль, отпущенный в свободное плавание. Скачок курса может сделать долги неподъемными. Во-вторых, иностранные рынки капитала охладели к российским компаниям после санкций весны–лета 2014 г. Даже те предприятия, которые не находятся в черных списках, испытывают трудности с привлечением средств. Конечно, ГКС может опереться на «Газпром». Но опора эта не самая надежная: монополия сама испытывает трудности. Проблемы есть и у космической отрасли в целом. 

Воровство в космическом масштабе

«Я сначала не поверила своим инспекторам», – сказала глава Счетной палаты Татьяна Голикова во время отчета о результатах проверки Роскосмоса. Контрольное ведомство, анализируя исполнение бюджета за 2014 г., обнаружило нарушения со стороны федерального космического агентства на 92 млрд руб. Под пристальное внимание силовиков и контролирующих органов космическая отрасль попала после трех неприятных эпизодов.

Самый серьезный из них связан со строящимся в Амурской области космодромом Восточный. Напомним, первые пуски с него запланированы уже на 2015 г. Но масштабы выявленных проблем заставляют усомниться в успехе. Новая космическая площадка стала золотой жилой для любителей прикарманить бюджетные деньги. 

1 апреля госпредприятие «Дальспецстрой» (отвечает за строительство космодрома) не смогло сказать, куда делось 16 млрд руб. Деньги, выделенные государством на постройку Восточного, пропали, просто испарились. К концу месяца Генпрокуратура отрапортовала об открытии двадцати уголовных дел, связанных с нарушениями при строительстве. «Мне кажется, некоторые чиновники и люди потеряли страх», – говорил тогда генеральный прокурор Юрий Чайка. Первые тревожные звоночки поступали еще раньше. Осенью 2014 г. руководителя «Дальспецстроя» Юрия Хризмана арестовали по обвинению в растрате 1,8 млрд руб.

Ситуация вряд ли бы вышла на такой высокий уровень, если бы рабочие не объявили голодовку. Да, помимо «откатов», при строительстве космодрома имели место еще и задержки зарплат. По информации Роструда, почти 3000 человек недополучили 150 млн руб. 7 апреля на стройку прибыл вице-премьер Дмитрий Рогозин и отчитался в Twitter о том, что порядок наведен.

Через неделю на крышах своих времянок бастующие оставили послание президенту РФ Владимиру Путину. «Спаси рабочих», – гласило оно. В ходе общения с народом 16 апреля глава государства пообещал взять ситуацию на космодроме «под двойной контроль». 22 апреля стало известно, что строители возобновили голодовку. Впрочем, не мог же президент приехать с коробкой денег и лично выплатить зарплату всем пострадавшим. Точка в этой истории пока не поставлена. 

Два других эпизода – это аварии. 28 апреля космический грузовик «Прогресс М-27М» начал неуправляемое движение на орбите Земли. 8 мая он сгорел в атмосфере над Тихим океаном. Ущерб оценивается в 2,6 млрд руб. 16 мая на космодроме Байконур из-за неполадок с ракетой-носителем «Протон-М» был потерян мексиканский спутник MexSat-1. Его стоимость вместе с пуском составляла $400 млн. В итоге Дмитрий Рогозин заявил, что во всем виновато «моральное разложение» руководителей космических предприятий. 

Справедливости ради надо сказать, что РФ в 2014 г. провела 32 пуска. Из них только один был неудачным (опять же «Протон-М»), то есть 96,9% попыток были успешными. Для сравнения: США провели 23 старта, один раз произошла авария (ракета-носитель Antares взорвалась 29 октября) – удача сопутствовала американцам в 95,7% случаев. ЕС провел 11 запусков, один раз с поломкой. Китайцы сработали чище всего, но произвели в два раза меньше стартов, чем РФ, – в прошлом году их ракеты отрывались от поверхности планеты 16 раз. В 2015 г. статистка по РФ пока хуже: девять запусков, две аварии (провал в 22% случаев). 

Все это заставило власти задуматься о реформе космической отрасли (подробнее см. в «Ко» от 20.03.2015, «Укрощение космоса»). Первый этап преобразований – создание новой госкорпорации. Роскосмос станет «Роскосмосом». Да, именно так – раньше было без кавычек, теперь с ними. Будем надеяться, что процесс оздоровления на этом не остановится. Дмитрий Рогозин считает, что Россия должна перейти к агрессивному наступлению на рынке космических услуг. Одними кавычками здесь не обойдешься. 

«Газпрому» не до звезд

В этом агрессивном наступлении государству могли бы помочь частники. Например, та же компания «ГКС». Но на дворе кризис, в казне не хватает денег (в 2015 г. дефицит российского бюджета достигает 2,68 трлн руб.). Самое время задуматься о высвобождении ресурсов коммерческого сектора. В случае с «Газпром космические системы» рассчитывать на помощь властей или материнской компании пока не стоит. 

У «Газпрома» сейчас хватает своих забот. По итогам 2014 г. чистая прибыль корпорации сократилась на 86%, до 159 млрд руб. Девальвация рубля не пощадила и газовую монополию: в компании поясняли, что долги в иностранной валюте росли вслед за падением валюты национальной. Кроме того, «Газпрому» пришлось создать значительные (245,5 млрд руб.) резервы. Да и членов правления тоже нельзя обижать. Объем их вознаграждения вырос почти в два раза. В 2014 г. компания выплатила топ-менеджерам 4,4 млрд руб., в 2013 г. – 2,3 млрд руб. 

К тому же «Газпром» увяз в политике. Европа доставляет ему массу хлопот своим желанием сократить поставки из России. В 2014 г. монополии удалось заработать на продаже топлива Старому Свету 1,75 трлн руб. (было перекачано 159,4 млрд куб. м газа). Уж очень не хочется терять такой рынок. Туманными остаются перспективы «Турецкого потока»: из Анкары еще не прозвучало решающего слова. Алексей Миллер в свою очередь рассчитывает пустить по этой трубе до 63 млрд куб. м «голубого топлива» в ЕС после того, как транзит через Украину будет перекрыт.

Сербия, старая союзница России, тоже подкинула проблем. 28 мая сербский премьер-министр Александр Вучич сказал, что его страна присоединится к строительству «Южного газового коридора» – магистрали, которая должна обеспечить Европу среднеазиатским топливом в обход РФ. Ранее в Белграде выступали сперва за восстановление работ над российским «Южным потоком», а затем сообщили о намерении присоединиться к «Турецкому потоку». Сербия была важным опорным пунктом «Газпрома» в ЕС. Еще рано говорить о том, что фронт развалился, но он явно затрещал.

На своенравный характер европейского рынка в «Газпроме» реагируют болезненно. В середине апреля Алексей Миллер порекомендовал Европе как можно скорее начать прокладывать трубы навстречу «Турецкому потоку». Иначе, отметил глава корпорации, европейские потребители рискуют остаться без отопления: монополия планирует довести газопровод до границы Греции с Турцией и построить там хаб. Из него все желающие смогут забрать газ. Как Европа поступила с советом Миллера, мы знаем. 

До убыточной космической «дочки» «Газпрому» дела пока нет. Тем не менее в случае острой необходимости ГКС могут оказать поддержку. В то же время в России только начался процесс зарождения рынка космических услуг. Наличие на нем предприятия с мощной протекцией грозит резко затормозить развитие других компаний. 

Микрокосмос

Зачатки рынка начали появляться в российской космической сфере всего несколько лет назад. Сейчас в нашей стране есть всего несколько небольших компаний, предоставляющих соответствующие услуги. 

К примеру, Sputnix. Работает с 2011 г., занимается производством небольших спутников весом до 100 кг, является резидентом «Сколково» (это дает предприятию налоговые льготы и сниженную ставку страховых взносов). Технический директор компании Станислав Карпенко в беседе с «Ко» сообщил, что дело пока не приносит прибыли. За точку безубыточности Sputnix надеется выйти в этом году. Отмечают в компании и неразвитость рынка в РФ. Гендиректор Sputnix Андрей Потапов рассказал, что доля российских услуг в мировом масштабе невелика. «Например, в сфере дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ) наша страна занимает долю в 3%», – прокомментировал он. Андрей Потапов надеется, что реформа отрасли приведет к улучшениям. В частности, он предлагает создать систему «подкормки» для новых предприятий. Малые инновационные гранты позволили бы им стартовать, получить опыт и репутацию в отрасли. 

Еще один игрок, выпускающий малые спутники, – лаборатория «Астрономикон». По словам заведующего лабораторией Дениса Малыгина, 80% заказов поступает от государства. Больше никакой поддержки от правительства нет. При этом прошлый год нанес бизнесу серьезный урон. Из-за присоединения Крыма, обмена санкциями и общей напряженности на международной арене ушли западные инвесторы. Зарубежные комплектующие стали дороже в результате падения рубля. Из-за санкций доступ к технологиям был перекрыт. «Нужные детали в открытую не продают. Могут продать через вторых-третьих-четвертых лиц, но это дорого», – сетует Денис Малыгин. Он считает, что отрасли остро не хватает четких правил игры. Глава «Астрономикона» приводит пример: лаборатория выиграла госзаказ на поставку оборудования. Контракт был уже подписан, но через пару недель ему сказали, что в стране сложная экономическая ситуация и денег нет. Контракт пришлось расторгнуть. С импортозамещением такая же ситуация. Есть красивые слова, но прозрачного механизма их реализации не существует. «Сложно участвовать в игре, в которой постоянно меняются правила или их вообще нет. Хотя логику правительства понять можно – придуманным миром легче управлять», – резюмирует Денис Малыгин.

Об импортозамещении нужно сказать отдельно. 20 мая глава Минпромторга Денис Мантуров сообщил, что оно будет стоить 2,5 трлн руб. Часть денег планируется привлечь со стороны бизнеса. И заведующий «Астрономикона» прав: у государства пока есть только благие намерения, которые могут привести куда угодно. Похоже, что власти намерены просто залить кризис деньгами, как сделали это в 2008–2009 гг. На структурные реформы, к которым за последний месяц призывали руководитель Сбербанка Герман Греф, первый зампред ЦБ Ксения Юдаева и даже ООН с МВФ, правительство решиться не может. Вот и остается распределять триллионы рублей, надеясь, что инновации, а вместе с ними и вся экономика расцветут. 

Еще одна отечественная космическая компания – «Лин Индастриал» (также резидент «Сколково») – планирует выйти на прибыль в 2021 г. Об этом «Ко» рассказал гендиректор предприятия Алексей Калтушкин. «Лин Индастриал» занимается дистанционным зондированием Земли и разработкой легких ракет-носителей («Адлер», «Алдан», «Таймыр»). В этом отношении компания является уникальной для России. А на мировом рынке ее конкурент – американская SpaceX Илона Маска с ракетой Falcon (но она «работает» в тяжелом классе: стартовая масса Falcon 9 – 506 тонн, «Таймыра» – 14,6 тонны). Алексей Калтушкин отметил, что сейчас компания функционирует на средствах «бизнес-ангела» Вячеслава Макарова. Это вице-президент белорусской Wargaming, занимающейся разработкой компьютерных игр. Самый известный продукт компании – World of Tanks. «Частный космический сектор в РФ очень мал. Доля государственного приближается к 100%», – констатирует Алексей Калтушкин. Долю нашей страны на рынке мировых космических услуг он оценивает в 1–3%. В то же время в сегменте запусков Россия – лидер. Почти половина стартов осуществляется нашими ракетами. 

Dauria Aerospace (выпускает микроспутники) также пока не вышла на прибыль. Специалист компании Виталий Егоров сообщил «Ко», что в 2012 г. ей удалось получить заказ от Роскосмоса на изготовление спутников ДЗЗ. Стоимость контракта – 310 млн руб. Прошлой осенью «Сколково» предоставило Dauria Aerospace грант на 150 млн руб. При этом из-за санкций компании пришлось закрыть иностранные представительства и сосредоточиться на российском рынке. Разумеется, зарубежные инвесторы были также потеряны.

Еще одна проблема – на Dauria обратили внимание силовики. Ранее компания получила заказ от НПО им. С.А. Лавочкина на разработку проекта спутниковой платформы. На это из бюджета федеральной космической программы было выделено 10 млн руб. По версии следователей, эти деньги потрачены впустую: результат работы показался людям в погонах плагиатом работы самого НПО. Фигурантами уголовного дела стали глава НПО им. С.А. Лавочкина Виктор Хартов и гендиректор научно-производственного предприятия «Даурия» Сергей Иванов. В Dauria говорили, что Роскосмос признал ее проект соответствующим отраслевым стандартам. Впрочем, НПО им. С.А. Лавочкина не впервые попадает под прицел Следственного комитета. Весной 2014 г. двум замгендиректора предприятия – Валерию Романову и Сергею Солодовникову – предъявили обвинения в присвоении 180 млн руб. По версии следствия, деньги были списаны на фиктивные космические исследования. 

Gas must flow

Рынок космических услуг в России находится на самом раннем этапе развития и может схлопнуться в любой момент. Вполне вероятно, что кризис, санкции и отсутствие инвесторов очистят космос от отечественных компаний. Останутся только частные структуры, прикрываемые государством. А у нас такая компания всего одна – «Газпром космические системы». В этом случае о прорывах придется забыть. ГКС ориентирована только на трансляцию теле-, радио- и интернет-сигнала, а также на обслуживание материнской компании. В итоге будет упущена возможность заскочить в стремительно уходящий поезд прогресса и занять достойное место на растущем рынке. 

Елена Коломейцева из аудиторско-консалтиновой группы «Нексия Пачоли» (занимается в том числе анализом деятельности космических компаний) сказала «Ко», что в 2013 г. объем глобального рынка космических услуг оценивался в $315 млрд (данных за 2014 г. пока нет, поскольку не все игроки опубликовали окончательную информацию). Ежегодный прирост рынка эксперт оценивает в 4% – лучше динамики мировой экономики. При этом частный сектор занимает доминирующую позицию. Его объем равен $240 млрд, или 76,4% от всего рынка. Спутниковое телевидение приносит частникам около $60 млрд выручки, навигация – $86 млрд.

Елена Коломейцева добавила, что лидерство в отрасли принадлежит Соединенным Штатам. В секторе пилотируемых полетов американцы имеют долю в 81% рынка, в фундаментальных исследованиях – в 63%, в исследованиях Земли – в 48%. Вместе с Европой США осуществляют 80% исследований. «Внутреннего рынка космических услуг в России фактически нет. Вектор развития отрасли изначально не предполагал наличия рыночных элементов», – прокомментировала Елена Коломейцева. Она также сообщила, что опыт «Газпрома» является уникальным. Конкуренты корпорации развивают технологии добычи, совершенствуют процесс переработки топлива, но не смотрят на звезды, не занимаются космосом. 

Действительно, случай уникальный. В мировом ТЭКе нет структур с собственными космическими мощностями. Это показывает нам, насколько сильны в РФ позиции энергетического сектора. Получается, даже освоение космоса привязано в нашей стране к нефти и газу. 

В любом случае космический бизнес не может принести прибыль быстро. На первых порах ему нужна поддержка государства. Она может быть разной – от простого создания благоприятных условий, при которых власти не мешают развитию частных структур, до наращивания финансовых вливаний и увеличения числа госконтрактов. В итоге деятельность космических предприятий может окупиться многократно. Не только в виде приятных цифр в бухгалтерских отчетах, но и в форме научно-технологических прорывов в смежных отраслях. Космос – это все-таки передний край инноваций, о которых так мечтает российская власть. Было бы ошибкой думать, что развитые рынки обходятся без опоры на государства и полагаются только на частную инициативу энтузиастов. 

Аналитик инвестгруппы «Велес капитал» Анна Нагорных напоминает, что Илон Маск вложил в SpaceX $100 млн собственных средств. Ключевым инвестором выступило государство в лице NASA, которое заключило с Маском контракт на $1,6 млрд. За эти деньги SpaceX должна осуществить 12 полетов на Международную космическую станцию. В марте 2015 г. сумма контракта увеличилась до $2 млрд (количество пусков в итоге выросло до 15). 

Неудачи Илона Маска также покрывались государством. Его первая ракета Falcon 1 падала три раза (всего было пять стартов). Все пуски оплачивались Агентством передовых оборонных исследовательских проектов Минобороны США (DARPA). Иными словами, напрямую из федерального бюджета. Государство хочет дать импульс космическому бизнесу и платит за это. Тут все просто. 

У России же сейчас масса других проблем (это видно на примере «Газпрома»). Аналитик инвестиционной компании «Прагматика» Роман Ткачук констатирует, что интерес государства к космическим программам угасает. «В ближайшие годы вряд ли что-то изменится – основное финансирование ориентировано на земные проблемы», – резюмирует эксперт.