USD
65,1822
EUR
73,432
Золото
1.328,95
Brent
48,92
WTI
46,70
 

Когда мои друзья со мной

Авторский стиль ведения дел Александра Мамута
13 Декабря 2015 | Константин Фрумкин
Когда мои друзья со мной

В Москве кризис, закрываются рестораны, уходят известные бренды, и тем большее внимание привлекает запуск немногих новых проектов. Среди них – произошедшее весной открытие Центрального детского магазина (ЦДМ) на Лубянке. Само здание принадлежит группе «ВТБ», однако якорным арендатором стал английский бренд – супермаркет игрушек Hamleys. Секрет, вероятно, в том, что на отрасли игрушек кризис отражается в последнюю очередь.

«Как игрок рынка, считаю, что перспективы у Hamleys радужные, – заявил «Ко» сооснователь издательства настольных игр Games Corporation Вячеслав Дрогайцев. – Рынок игр и игрушек активно растет, несмотря на скачки курсов валют и кризис. Родители готовы урезать траты на себя, но на детях они экономить не будут». По данным управляющего директора отдела торговых помещений CBRE Михаила Рогожина, в то время, как оборот розничной торговли по итогам года может упасть на 8,2%, в сегменте детских товаров он способен вырасти на 1–3%. Кто же этим воспользовался?

Претенденты на «Голубую стрелу»

На территории России британскую торговую марку Hamleys по франшизе развивает компания Ideas4retail, которой владеют ветеран ритейла Евгений Бутман и известный «многоотраслевой» инвестор Александр Мамут. Недавно Мамут рассказал, что у него в «игрушечной сфере» большие амбиции – он бы хотел, чтобы его компания взяла на себя управление всем Центральным детским магазином.

«Если Александр Мамут все же будет управлять торговым центром, то при освобождении какого-то из помещений центра его можно будет заполнить одним из брендов Ideas4retail, в случае, если площадка будет подходящей, – объясняет директор отдела стратегического анализа и планирования CBRE Олеся Дзюба. – Это определенный запас прочности для торгового центра».

Генеральный директор торгово‑инвестиционной социальной сети eToro в России Павел Салас предполагает, что одним ЦДМ дело не ограничится: «Я думаю, это связано с тем, что Александр Мамут старается вести активную экспансию на рынке торговых площадей в центре Москвы, и в этом смысле Центральный детский магазин на Лубянке является весьма лакомым куском. Ежегодный доход от арендных площадей в этом центре достигает минимум 350 млн руб. в год».

Таким образом, Александр Мамут оказался одним из немногих, кто и во время кризиса мечтает о росте. При этом у амбиций Мамута есть и эстетическая подоплека. «Мечта – сделать большой сказочный дворец, большой сказочный магазин, как у Джанни Родари в «Путешествии Голубой стрелы», чтобы дети, а особенно их родители, получали удовольствие от времяпрепровождения. Это огромное пространство нужно населить веселой современной жизнью», – сказал Мамут. Он хочет одновременно делать бизнес и двигать вперед культуру. Сегодня Мамут может себе позволить имидж мецената – хотя когда-то у него была репутация сомнительного банкира на службе у политиков и сомнительного лоббиста на службе у банкиров.

На самом верху

Александр Мамут, один из самых известных российских олигархов, который еще в 1990‑е считался вхожим в высшие эшелоны власти и последнее десятилетие только повышал свою позицию в рейтинге Forbes, не приватизировал сырьевые ресурсы, не выполнял подряды для госкомпаний и даже не создавал крупные компании с нуля. Сам Мамут как-то назвал себя «типа бизнесменом». Сегодня он не занимает президентские должности в известных компаниях. В его биографии их было немало, но после 2000 г. Мамут никогда не находился на одном и том же посту больше двух-трех лет. Да и одним активом Мамут предпочитает владеть недолго.

Так, впрочем, было не всегда. В 1990‑е Александр Мамут руководил бизнесом и крутился в политических кругах. Главным его капиталом всегда были не деньги, а связи. Потомственный юрист, он был одноклассником банкира Александра Лебедева, а на юрфаке МГУ – однокурсником многих впоследствии известных людей, например, бывшего главы таможенного ведомства Михаила Ванина. По воспоминаниям, Лебедев имел в школе репутацию хулигана и с Мамутом не особенно ладил, что не помешало им позже поддерживать отношения и участвовать в ряде бизнес-проектов. Уже в 1990 г., до распада СССР, Мамут создает юридическую компанию «АЛМ» (названа по инициалам основателя), среди ее сотрудников – будущий вице-премьер Игорь Шувалов. Услугами компании пользовались крупнейшие бизнесмены того времени. Вероятно, сказалась уникальная черта Мамута, которую позже подмечали многие из тех, кто его знал, – умение дружить, налаживать связи. Сам Александр Мамут, говоря о воспитании собственных детей, как-то говорил: «Я как раз не за то, чтобы ребенок знал все мировые столицы, я за то, чтобы он знал, как дружить, строить отношения, делать карьеру, уметь работать».

В «АЛМ» Мамут занимался привлечением клиентуры, а Шувалов был директором и возглавлял само юридическое обслуживание. Компания предлагала эксклюзивные по тем временам услуги – открытие офшорных счетов, прогон денег через офшоры.

Параллельно Мамут, пользуясь приобретенными связями, учреждал и другие коммерческие структуры, например, вместе с будущим тульским губернатором Владимиром Груздевым он был соучредителем ритейлера «Седьмой континент», а вместе с целым рядом предприятий – учредителем «Компании по проектному финансированию» (КОПФ). Сначала это была финансовая компания, потом банк, который Мамут возглавлял до конца 1990‑х. В КОПФ под руководством Мамута работал генерал КГБ Владимир Макаров – впоследствии начальник кадрового управления президентской администрации. Постепенно среди знакомых Мамута появились Борис Березовский, Роман Абрамович, Валентин Юмашев. Мамут выдвигал проекты манипуляций с государственным долгом, финансировал избирательный фонд Бориса Ельцина и даже получил в администрации президента статус советника. Один из знакомых Бориса Березовского на условиях анонимности сообщал прессе: «Боре тогда надо было упорядочить свой бизнес, и по ряду сложных вопросов потребовалась очень квалифицированная юридическая помощь. Александр оказался хорошим юристом, понимающим сложные финансовые вопросы».

В 1999 г., отвечая на вопрос, что он делает при главе президентской администрации Александре Волошине, Мамут сказал, что является советником на общественных началах и что Волошин с ним советуется по вопросам, «которые входят в круг моего профессионального ведения, – право, финансы».

Комментируя слухи о своих знакомствах, Мамут говорил: «Правда то, что я действительно знаком с Юмашевым и Дьяченко, однако на принятие решений я не влияю».

О тесных контактах с Романом Абрамовичем может свидетельствовать следующее замечательное признание Мамута: «Когда-то, когда я в очередной раз запутался в каком-то мелком бизнесе, я все время бегал к Абрамовичу, чтобы с ним якобы посоветоваться, – а на самом деле, конечно, хотел, чтобы он вмешался и все за меня сделал».

В период выборов 1999 г. Евгений Примаков обвинил Мамута в попытке подкупа некоторых членов блока «Отечество – вся Россия» (ОВР) с целью исключить ОВР из думской кампании, то есть Мамут занимался не только чистым бизнесом.

Новая эпоха

Банкиром Александр Мамут был не особо удачливым – банк КОПФ, хотя и обслуживал «Сибнефть» и «Алросу», в итоге разорился. Может быть, именно это побудило будущего миллиардера решить, что оперативное руководство бизнесом не для него. Много позже, в 2008 г., Мамут сказал с удивительной откровенностью: «Из меня бизнесмен, как из кое-чего пуля». 1990‑е Александр Мамут, если ему верить, закончил без особых капиталов, но с ценной телефонной книжкой, и на нее нашлись покупатели: банкир Андрей Мельниченко пригласил Мамута в «МДМ банк» на пост председателя наблюдательного совета.

«Я его считаю очень сильным профессионалом, – объяснял свой выбор Мельниченко. – Это выражается в фундаментальном образовании, хорошем понимании ситуации, отличных контактах. Все это может оказать значительную помощь банку. Он уже привел в банк некоторое количество клиентов, к примеру, «Сибнефть», которая раньше обслуживалась в КОПФ. У него большой круг знакомых среди губернаторов, что существенно для банка. В конце концов многие из властных структур приходят в банки».

Сам же Мамут говорил, что именно работа в «МДМ банке» дала ему капиталы, позволившие позже стать инвестором. Говоря о роли «МДМ банка» в его жизни, Мамут признавался: «Все, что я делал до этого, ни к чему не привело, кроме приобретенного опыта. Вообще обернулось пшиком. Я начал с нуля. Тогда Андрей Мельниченко – финансовый и математический гений в самом чистом, медицинском смысле – взял меня в «МДМ банк». В принципе у меня, может, и нет особенных деловых качеств, но, во‑первых, я не обманываю, во‑вторых – я люблю дружить, люблю людей. Вот как-то за счет этого у меня и получается. И когда я начал там работать, он мне постоянно выплачивал премии, бонусы… Почти за четыре года в банке я заработал что-то, первые большие деньги. А дальше уже пошло-поехало».

После МДМ

Уйдя из «МДМ банка», в 2002 г. Мамут стал совладельцем инвестиционной компании «Тройка-Диалог» (по слухам, сумма сделки составила около $60 млн) и вскоре даже возглавил ее совет директоров. Но и тут он был, скорее, ответственным за GR. «Он не будет заниматься оперативным управлением компанией и сможет сосредоточить внимание на выстраивании правильных отношений и баланса интересов», – откровенно объяснил основатель «Тройки» Рубен Варданян. Прошло чуть больше года, и Мамут вышел из капитала «Тройки».

Впоследствии Александр Мамут фигурировал во многих известных бизнес-кейсах, но обычно на вторых ролях.

Например, одно время он был акционером телекоммуникационного холдинга «Корбина телеком». На этом этапе Мамут плодотворно сотрудничал с братьями Александром и Олегом Малисами: Александр работал в «Корбине», а Олег занимался поглощениями телекоммуникационных активов в «Альфа-групп». В 2005–2006 гг. оперативно были заключены две сделки. Сначала «Корбину» за $146 млн купил консорциум инвесторов Inure, возглавляемый Мамутом, а затем очень быстро Мамут продал контрольный пакет «Корбины» структурам «Альфа-групп» в обмен на 8% акций Golden Telecom стоимостью $130 млн и $10 млн наличными. В результате 51% акций «Корбины» были проданы Мамутом почти за ту же сумму, за которую годом раньше он купил 100%. В 2008 г. Мамут продал оставшиеся у него 49% акций «Корбины» за $404 млн.

Сотрудничество с Малисами продолжилось: по согласованию с ними Мамут купил «Евросеть» у ее основателя Евгения Чивчваркина, находящегося под угрозой уголовного преследования. Стоимость покупки составила $350 млн (без учета долга в $900 млн), хотя для IPO компания оценивалась уже в $3 млрд. Евгений Чичваркин в связи с этим сказал: «Я надеюсь, что если нынешнее руководство причешет, приведет компанию в порядок, и они смогут разместиться на бирже, то это будет лучшая сделка в жизни Мамута. Потому что за три с половиной года он сможет получить гораздо больше денег, чем смог получить когда-то я».

Но Мамут не желал сам «причесывать» компанию – он сразу продал половину акций «Евросети» «Вымпелкому» (структуре «Альфа-групп») за $200 млн, после чего восстановлением ритейлера занялся Александр Малис, а оставшуюся половину через четыре года продал структурам Алишера Усманова за $1 млрд.

Сегодня Мамут владеет миноритарными пакетами акций в золотодобывющей компании «Полиметалл», в девелопере «ПИК», в микрофинансовой организции «Мигкредит», контрольным пакетом в голландской сети супермаркетов Spar. Характерная особенность стиля Мамута как инвестора заключается в том, что, купив крупный пакет акций, он начинает постепенно его уменьшать. Так, в 2011 г. Мамут приобрел 50% акций микрофинансовой организации «Мигкредит», но менее чем через год продал 10% финансовой корпорации «Открытие» за 5,5 млн евро (сумма первоначальных инвестиций Мамута неизвестна).

Книги и Интернет

В деятельности Александра Мамута есть еще одна особенность – постоянно подчеркивать, что он человек, который ценит прекрасное.

Мамут даже предлагал занявшемуся политикой миллиардеру Михаилу Прохорову вместо борьбы за власть создать нишевую политическую партию в защиту культуры. Сказалось воспитание: все-таки из семьи юристов. «Если говорить о детских склонностях – я бесконечно читал. Никто меня не направлял, просто в доме была большая библиотека, и когда болеешь ангиной 10 дней, без телевизора и Интернета, начинаешь читать», – рассказывал миллиардер о своем детстве.

В качестве спонсора Александр Мамут оставил след в большом количестве проектов. Он финансировал медицинскую телевизионную премию «Призвание», спонсировал Евгения Гришковца и певицу Земфиру, в 2009 г. стал главой попечительского совета Института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка». Впрочем, даже и здесь Мамут следовал своему принципу инвестировать в команде: «Стрелку» Мамут спонсировал вместе с акционером «Скартела» Сергеем Адоньевым. Оба спонсора объявили о готовности вложить в институт $10 млн.

Тяга к культуре стала влиять и на инвестиции Мамута. Среди его инвестпроектов со второй половины нулевых стало появляться все больше имеющих отношения к книгам и медиа.

Так, в 2005–2009 гг. Александр Мамут был совладельцем сети книжных магазинов «Букбери». Удачной эту инвестицию не назовешь – вот что говорит о ней сам бизнесмен: «Я был миноритарным акционером с тремя мазуриками – Дмитрием Кушаевым, Романом Лолой и Максимом Щербаковым, – которые продали свои 65% базовой алюминиевой компании («Раинко» Олега Дерипаски. – Прим. «Ко»), нарушив акционерное соглашение, после чего компания обанкротилась».

Но увлечения книгами неприятный опыт не убил – сегодня Мамуту принадлежат издательство «Азбука-Аттикус» и британская сеть книжных магазинов Waterstone’s. «Мне кажется, что в связи с бурным развитием Интернета растет поколение дегенератов, и мне это не очень нравится. В какой-то момент люди должны осознать важность чтения», – объясняет свой выбор Мамут.

Еще более значимыми были инвестиции в интернет-активы.

Борьба с «Живым журналом»

Все началось с того, что в 2006 г. Мамут познакомился с создателем «Афиши» американцем Эндрю Полсоном, с которым вместе основал компанию «Суп» (SUP) для инвестирования в Интернет – тогда в России сетевые инвестиции были на пике моды. Главным активом компании стал «Живой журнал» – LiveJournal. С тех пор Мамут бьется над проблемой монетизации и повышения прибыльности «Живого журнала». «Коммерческие перспективы «Живого журнала» плачевны, – уверен исполнительный директор компании Darenta Олег Грибанов. – Он стал уступать долю рынка другим социальным сетям. Что происходит с его рентабельностью и монетизацией, в цифрах может рассказать только сотрудник «Живого журнала», но со стороны кажется, что лучшие их времена позади. Если они срочно не примут на работу сильного специалиста с хорошими идеями, то можно будет смело продавать платформу или закрывать ее совсем».

Исполнительный директор Heads Consulting Никита Куликов подтверждает: «Аудитория «Живого журнала» уже давно и достаточно основательно закрепилась в других социальных сетях, в частности, в Facebook. В настоящий момент «Живой журнал» появляется в медийном пространстве только благодаря усилиям немногих давнишних поклонников. Его будущее, скорее всего, будет таким же, как у ICQ: продать невозможно, так как инвестиционной привлекательности нет, а содержать в убыток себе дороже».

Хотя «Живой журнал» и не генерирует большие прибыли, он сыграл роль оси, вокруг которой стали собираться различные медиаресурсы. В результате сложного обмена активами с Алишером Усмановым, который сначала входил в капитал SUP Media, а затем вышел из него, под контролем Мамута оказалось интернет-издание «Газета.ру». А в 2013 г. Мамут и Владимир Потанин договорились объединить свои медийные активы – со стороны Потанина это была компания «Рамблер», которая, кроме одноименного поисковика, включала в себя журнал «Афиша», сайты afisha.ru, Lenta.ru, Motor.ru и сервис контекстной рекламы «Бегун». Владимир Потанин пошел на эту сделку, потому что после ухода президента холдинга «Профмедиа» Рафаэля Акопова у него просто не было сильных топ-менеджеров, способных руководить интернет-активами. Так возник объединенный холдинг Rambler&Co, и в начале 2014 г. Александр Мамут объявил, что он сам будет им руководить.

Финансовый аналитик ИХ «Финам» Тимур Нигматуллин отмечает, что Rambler&Co не является публичной компанией и не раскрывает свои показатели, но «тем не менее очевидно, что дела у нее обстоят не очень хорошо из-за сложной экономической конъюнктуры, спорной бизнес-модели и предположительно высокой долговой нагрузки. На мой взгляд, сейчас на грани рентабельности все ключевые активы: «Афиша», Lenta.ru, «Газета.ру», Championat.com и т. п.».

По мнению главы венчурного фонда «Система Масс-медиа» (АФК «Система») Алексея Каткова, у «Рамблера» «две ключевые проблемы – аудитория и монетизация. Не считая «Живого журнала», который в российском сегменте не развивается и не является реальным драйвером, у «Рамблера» нет UGC-проектов. Это означает, что у холдинга нет сервисов, которые могут самостоятельно привлекать в проекты аудиторию и удерживать ее длительное время. В медийных продуктах, которые сейчас составляют портфель «Рамблера», привлекать, растить и удерживать аудиторию гораздо сложнее и дороже. По этой причине холдинг вынужден тратить большие финансовые ресурсы на создание контента и покупку трафика. Такая бизнес-модель привела к тому, что стоимость привлечения трафика для «Рамблера» всегда будет значительно выше, чем доход с этого трафика. «Если «Рамблер» не трансформируется, выжить ему будет достаточно тяжело, – считает Алексей Катков. – Но в последнее время я вижу правильные управленческие решения внутри холдинга и желание исправить сложившуюся ситуацию. Если «Рамблер» начнет заниматься созданием UGC-сервисов или задумается о приобретении таких продуктов, то у него есть шансы в среднесрочной перспективе изменить положение».

С любовью к детям

Если медиаинвестиции Алесандра Мамута вызывают сомнения, то его присутствие в ритейле удачно. Тут Мамут руководить не пытается, оставаясь младшим партнером Евгения Бутмана, известного в качестве основателя сети магазинов re:Store, торгующих техникой Apple. В 2011 г. Мамут и Бутман создали компанию Ideas4retail, причем Мамуту досталось 40%. На первом этапе партнеры планировали вложить в развитие $20–25 млн. Новая компания стала развивать торговые франшизы, такие как Mamas & Papas, Imaginarium, Cook House и, самое главное, Hamleys, разместившуюся в Центральном детском магазине. Площадь магазина Hamleys на Лубянке – 6750 кв. м, тогда как флагманский Hamleys в Лондоне занимает только 5000 кв. м.

По мнению Михаила Рогожина, основным препятствием для развития Hamleys является экономическая ситуация, поскольку потребители стараются находить более экономичные решения даже в ущерб качеству. Это приводит к сжатию целевой аудитории бренда, что особенно ярко будет проявляться именно в регионах, где платежеспособный спрос гораздо слабее, чем в столице. «Есть три основных внешних препятствия для развития сети Hamleys World в регионах, – объясняет эксперт. – Во‑первых, это поиск подходящих торговых центров. Во‑вторых, это сложности с управлением магазином с точки зрения логистики, качества персонала и сохранения имиджа. В‑третьих – достаточно высокий уровень конкуренции со стороны существующих федеральных игроков. Например, сеть «Детский мир», по сути, прямой конкурент Hamleys World на российском рынке, также достаточно активно укрепляет свои позиции на ключевых региональных рынках. В этом контексте развитие вне городов‑миллионников может оказаться нецелесообразным, по крайней мере, в ближайшие несколько лет».

Если верить оценкам Forbes, то после кризиса 2008 г. состояние Александра Мамута быстро увеличилось более чем вдвое, однако в последние два года его рост явно затормозился. Находить перспективные бизнес-идеи все сложнее. Поэтому избавляться от своего главного актива, 10% золотодобывающей компании «Полиметалл», Мамут не собирается: по его словам, акции «Полиметалла» сейчас стоят недорого, и это долгосрочные инвестиции. Александр Мамут ждет, что найдется новый инициативный бизнесмен, в проект которого можно будет войти младшим партнером.