USD
59,0628
EUR
69,7589
 

Ну, за идею!

Российские фестивали готовятся стать бизнесом
19 Июня 2015 | Мила Кретова
Ну, за идею!

Woodstock, World of Dance, Tomorrowland, Chelsea Flower Show – все это названия известнейших зарубежных фестивалей. Они собирают гостей со всего мира и уже давно из просто культурного события превратились в устойчивый бизнес. Woodstock'99, 30-й юбилейный фестиваль, посетили свыше 200 000 человек. Права на имя Woodstock и всю атрибутику принадлежат Warner Brothers. Танцевальный фестиваль World of Dance появился только в 2008 г., но уже собирает сотни тысяч танцоров и организует туры почти по всему миру. Каждый год фестиваль поддерживают местные и международные бренды FMCG, например, Pringles и Sketchers.

 

В России тоже есть свои фестивальные бренды, например «Нашествие» и «Максидром». Это коммерчески успешные проекты – музыкальные фестивали по большей части уже нашли общий язык со спонсорами. «Музыкальные фестивали позволяют бюджетно, быстро и достаточно эффективно обеспечить вывод на региональный и федеральный рынок новых брендов продуктов питания и напитков, – поясняет директор фестиваля «Доброфест» Артем Милаков. – Наш опыт партнерства с брендами «Чебупели» (снеки) и «Доброфлот» (рыбные консервы) говорит о том, что при совпадении целевой аудитории бренда и фестиваля можно получить резкий рост узнаваемости бренда и первых покупок среди целевой аудитории (в данном случае активная молодежь в возрасте 18–25 лет). Важным фактором становится то, что аудитория фестивалей – это в основном яркие экстраверты, лидеры, активные пользователи соцсетей, что обеспечивает «вирусный» эффект распространения информации о бренде». 

Однако это всего лишь музыкальные фестивали. Ниша всех остальных фестивалей только-только заполняется. «В Европе чаще всего тематика фестивалей тесно увязана с национальными традициями, культурой и местными обычаями, – отмечает создатель event-компании «Князевъ» Сергей Князев. – Фестиваль уличных театров во французском Авиньоне – невероятно яркое зрелище: несколько дней на каждой улице и на каждой площади разыгрываются спектакли. Фестивалю «Битва апельсинов» на востоке Италии, в местечке Иврея, уже девять веков, и популярность его только возрастает. В Женеве знаменитый «Фестиваль супа», который никак не связан с гастрономическими пристрастиями швейцарцев, а символизирует единство горожан перед лицом опасности для всего города. В России крайне мало уличных фестивалей с местным историческим или национальным колоритом».

Российские фестивали переживают пубертатный период: быстро растут, не всегда понимая, куда и зачем. Кто-то уже просчитал бизнес-план, кто-то просто занимается любимым делом, надеясь, что со временем оно станет бизнесом. Кто-то создал бизнес, но продолжает жить и работать во имя идеи. У каждого фестиваля при некоторых общих проблемах есть своя специфика, история и, может быть, будущее.

All that jazz

Московский фестиваль «Усадьба Jazz» в этом году отмечает 11-летие. Началось все в 2004 г. с табачной компании, искавшей способы продвижения сигарет «Русский стиль» среди определенной аудитории. Хотелось чего-то изысканного, но с русскими корнями. Входящая в состав команды криэйтеров Мария Семушкина предложила идею джаз-фестиваля в усадьбе «Архангельское». Тогда она еще не знала, что весь этот джаз станет ее делом на многие годы.

«С поддержкой табачной компании, вложившей в мероприятие порядка $100 000, первый фестиваль прошел более чем успешно, – рассказывает Мария Семушкина. – Его посетили более 10 000 человек. Сразу решили делать второй фестиваль. А в 2006 г. изменилось рекламное законодательство, и от проведения третьего фестиваля табачный спонсор отказался». 

Перед Марией стоял непростой выбор: бросить полюбившийся проект или рискнуть и взять на себя серьезные кредитные обязательства. Мария рискнула. Получить кредит на $100 000 оказалось непросто, но зато для третьего фестиваля нашлись спонсоры – пивоваренная компания «Балтика» и автомобильный бренд Mazda, взявшие на себя часть затрат. «По сути, мы формировали рынок фестивалей на открытом воздухе, – рассуждает Мария Семушкина. – В те годы таких фестивалей было мало, концептуальных не было совсем. Возникала куча вопросов: чем кормить людей, если не шашлыками и пивом, как заполнить дневную программу, что придумать для родителей с детьми?»

С каждым годом благодаря наработанному опыту и развитию малого бизнеса в области уличного фастфуда и развлечений делать интересное наполнение для фестиваля «Усадьба Jazz» становилось все легче. Но, по признанию Марии Семушкиной, бизнес этот весьма непредсказуемый и рискованный. «Первые два фестиваля в Санкт-Петербурге дались очень тяжело, мы уходили в минус и вкладывали туда деньги, заработанные в Москве, – вспоминает идеолог проекта. – Питерская публика не приняла нас сразу, мы продали меньше билетов, чем рассчитывали». В этом году в Северной столице фестиваль пройдет в четвертый раз, и сейчас это одно из самых ожидаемых летних событий в городе.

Денежный поток фестиваля «Усадьба Jazz» формируется на 60% от реализации билетов, около 10% приносит продажа мест для кейтеринга, арт-маркета и парковки, и на 30% это спонсорская помощь, но рассчитывать на нее надо с большой осторожностью.

«В Екатеринбург мы попали благодаря Альфа-банку, – продолжает свою историю Мария Семушкина. – Им нравился наш проект, но интересны были регионы. Банк отправил нашу команду в Екатеринбург на разведку. Нам очень понравился город, мы быстро наши идеальное место для проведения фестиваля и команду единомышленников. Глаза уже загорелись… а Альфа-банк передумал. Но мы все равно им благодарны. Для фестиваля в Екатеринбурге нашелся местный спонсор – Уральский банк реконструкции и развития. Позднее сменился и этот спонсор, сейчас нам помогает «ВТБ 24».

Сад идей

Ландшафтный дизайн – занятие увлекательное для всех неравнодушных к садоводству. Скромные дачники с упоением превращают в клумбы старые покрышки, состоятельные землевладельцы создают настоящие садовые ансамбли. В России медленно, но верно зарождается культура садоводства, которая, например, в Англии, имеет более чем столетнюю историю. Именно оттуда Карина Лазарева привезла идею Московского международного фестиваля садов и цветов Moscow Flower Show, прообразом которого послужил всемирно известный проект Chelsea Flower Show. В этом году фестиваль пройдет уже в четвертый раз и даст возможность гостям познакомиться с работами именитых ландшафтных архитекторов, дизайнеров и флористов из России и Европы, принять участие в мастер-классах, воркшопах и семинарах. «Несмотря на то, что я получила техническое образование, вся моя жизнь связана с дизайном, преобразованием и улучшением окружающей среды, – рассказывает Карина Лазарева. – В течение долгого времени я занималась проектированием парков, скверов, возглавляла Гильдию профессионалов ландшафтной индустрии – ГиПЛИ. Затем на мою долю выпало огромное счастье и честь участвовать в Chelsea Flower Show, где я завоевала в разные годы золотую и бронзовую медали. После этого мне захотелось сделать похожий фестиваль в Москве». 

Организатором фестиваля является некоммерческое партнерство, самостоятельно изыскивающее средства на проведение мероприятия без прямой финансовой поддержки государства. По словам создателей проекта, фестиваль приносит прибыль, но бизнесом его Карина Лазарева не называет. «Moscow Flower Show говорит о культуре красоты. Его основная задача – привлечь людей к процессу благоустройства города, заботе о нем, транслировать ценности экологического образа жизни, повысить интерес к садово-парковому искусству, – говорит о миссии фестиваля Карина Лазарева. – Мы не стремимся сделать фестиваль бизнесом. В основе проекта с первых дней его существования лежат благотворительные инициативы, так что все, что мы зарабатываем, идет на развитие фестиваля и поддержку проектов в области садово-паркового искусства».

Первый фестиваль делался на личные средства организаторов, друзей и партнеров, поддержавших идею проекта. Средняя смета такого мероприятия составляет порядка 10 млн руб. Монетизация происходит в основном за счет продажи билетов и взносов участников. 

Необычные пока для России фестивали привлекают спонсоров по преимуществу возможностью выйти со своим продуктом на офлайн-аудиторию. «В Интернете много рекламы, поэтому аудитория присматривается к ней с недоверием, а когда видит бренд в офлайне, то доверие растет, – комментирует генеральный директор Univer Club Алексей Овчинников. – Инвестиции в фестиваль – это очень хороший актив, который мы опробовали на всех своих проектах».

Миллионы долларов за рассвет на Волге

«А вы когда-нибудь встречали рассвет на Волге?» – спрашивают создатели фестиваля Alfa Future People потенциальных гостей своего мероприятия. «Уверен, что нет, – отвечает один из организаторов фестиваля Виктор Шкипин. – У Alfa Future People есть как минимум две важные задачи: во-первых, приобщить поколение молодых и успешных к внутреннему туризму, потому что в Европе и Турции они точно были, а вот по своей стране вряд ли поездили. А во-вторых, сделать мероприятие, на котором немосквичи могут познакомиться с последними технологическими новинками».

Фестиваль Alfa Future People создан командой Альфа-банка. Стоимость организации Alfa Future People составляет порядка $10 млн. Альфа-банк перераспределил рекламные бюджеты, акцентировавшись вместо телевизионной рекламы на организации масштабного мероприятия. По словам Виктора Шкипина, в этом году инвестиции банка в фестиваль за счет спонсорской поддержки сократились в два раза. К 2017–2018 гг. проект выйдет на прибыльность.

«Я не думаю, что при выборе площадки организаторы руководствовались чем-то высоким и благим, например, вдохнуть жизнь в российскую глубинку, – комментирует Андрей Волков из агентства стратегического маркетинга nostrategy.ru. – Нет, локализация, скорее, объясняется оседлостью и низкой мобильностью целевой аудитории. Большинство россиян не то что на Sensation Black в Амстердаме, Sonar в Барселоне или Burning Man в Неваде не ездят, а даже загранпаспорта не имеют. Плюс упрощенная организация, даже с учетом больших расходов на логистику и инфраструктуру. Кроме того, давно замечено, что человек, добирающийся до пункта Х дольше, и потратит на мероприятии больше».

Монетизация фестиваля происходит за счет продажи билетов, участия спонсоров и мерчандайзинга. «На крупных мировых фестивалях такого уровня, как, например, Tomorrowland в Бельгии, доходы от мерчандайзинга составляют около 10–15%, у нас это пока 1%», – отмечает Виктор Шкипин.

Создатели Alfa Future People сознательно уходят от концепции популярных музыкальных фестивалей, где посетители собираются в основном ради вечерних концертов, мирясь с достаточно аскетичным бытом. «У нас обширная дневная программа с акцентом на спорт и знакомство с новыми технологиями и продуманные условия проживания, – рассказывает Виктор Шкипин. – Мы организуем палаточный городок (пенка и спальный мешок – подарок от фестиваля), строим душевые кабины, для этого нам нужно привезти генераторов, как для половины сочинской Олимпиады. Наличного расчета на фестивале не будет. Каждый посетитель получает браслет, оснащенный системой PayPass, то есть нет риска потерять деньги или обсчитаться при совершении каких-либо покупок. А банкоматов будет более чем достаточно. После окончания фестиваля браслеты можно будет и дальше использовать как аналог банковской карты».

Танцы со звездами

Проект Project818 организует крупнейшие танцевальные чемпионаты и фестивали в России. На них приезжают детские, юношеские и взрослые команды со всей страны. В мае этого года количество участников Project818 составило более 6000 человек. 

Создатели фестиваля Евгения и Дмитрий Масличенко – танцоры. В 2008 г. они первые начали привозить в Москву на мастер-классы зарубежных звезд современной хореографии. Затея, названная Project818, оказалась успешной – амбициозные танцоры охотно посещали классы. Сначала мастер-классы проводились только в Москве, потом и в других крупных городах России.

«В какой-то момент мы осознали, что танцорам не хватает мероприятия, где они могли бы продемонстрировать свои таланты, – рассказывает Евгения Масличенко. – В 2011 г. мы решили сделать чемпионат Project818. К этому времени в Москве уже существовало несколько танцевальных  фестивалей, но судили их местные хореографы, а многим в танцевальном сообществе хотелось абсолютно объективных оценок. Поэтому мы приняли решение – приглашать в качестве судей только танцевальных звезд с мировым именем».

В 2012 г. состоялся первый фестиваль Project818. Для проведения мероприятия такого уровня требуется свыше 6 млн руб. Основная статья расходов – зарубежные судьи. Перелет, гонорар, бытовой райдер – каждый судья обходится организаторам в несколько сотен тысяч рублей. «Так как организаторы танцевальных мероприятий – это фанаты танцев, никто не рассчитывал вернуть потраченные средства, – улыбается Евгения Масличенко. – Хотелось сделать крутой чемпионат мирового уровня». Создатели Project818 использовали в основном личные средства. Из спонсоров удалось привлечь несколько танцевальных школ, которые поддержали чемпионат, так как им было интересно развитие танцевальной культуры. Кроме того, спонсорами выступили компания по производству молодежной одежды Bat Norton, предоставившая одежду для всех участников-победителей, и Guerlain.

Но о громком коммерческом успехе проекта речь не шла.

«В мире есть коммерчески успешные танцевальные фестивали, часто они получают государственную поддержку как социально полезные мероприятия по работе с молодежью, – поясняет Евгения Масличенко. – Например, Vibe, Body Rock (некоторые участники этого фестиваля снимаются в самом известном и уже многосерийном фильме о танцах «Шаг вперед». – Прим. «Ко»). В США танцевальное сообщество более развито, чем в России. Танцы, в том числе и андеграундные, более популярны. Поэтому крупные компании охотнее оказывают спонсорскую помощь». 

Надо отметить, что в США развитие танцевальной субкультуры, в том числе и коммерческое, происходит достаточно быстро. Успешно монетизируется даже такое андеграундное направление, как vogue. Так, House of Ninja, создававшийся как творческое объединение танцоров vogue, стал вполне успешным коммерческим предприятием и частью шоу-бизнеса страны.

Для последнего фестиваля Project818 собирали средства на популярном краудфандинговом портале. С миру по нитке удалось набрать чуть более 3 млн руб. Еще 3 млн руб. выделил департамент культуры Москвы. На этом пока все.