USD
58,3007
EUR
69,7375
 

Удаленный доступ к телу

Салоны красоты выходят в онлайн
30 Декабря 2015 | Ольга Гриневич
Удаленный доступ к телу

Сначала мобильными приложениями обзавелись такси, доставка еды и товаров для дома. Теперь идет сражение за власть в индустрии красоты.

 

Стартапам есть за что бороться – мировой оборот в сфере услуг красоты, по данным beauty-сервиса Vaniday, составляет около 400 млрд евро. В России емкость этого рынка, согласно расчетам BusinesStat четырехлетней давности, равна 172,8 млн руб. Но пик роста, по мнению новых игроков, еще впереди.

Доходный маникюр

Создательница сервиса быстрой записи на маникюр и педикюр Get Nails Анастасия Хорт своим поведением ломает стереотипы о командной игре. Она из тех руководителей, кто предпочитает развивать бизнес в одиночку. «Не хочу, чтобы кто-то указывал мне, куда и как двигаться. Мне нужна команда, и я с большим уважением отношусь к ее работе, но ключевые решения принимаю сама», – заявляет она. Ей комфортнее находиться в таком амплуа: можно направить всю энергию на развитие дела, а не тратить ее на идеологические споры внутри проекта.

Выпускница кафедры политологии Российского университета дружбы народов Анастасия Хорт прошла путь от маркетолога компании Panasonic до менеджера по развитию бизнеса московского отделения Canon. Идея запустить свой проект давно маячила на горизонте, ведь, по словам Анастасии, все методы, которые применяются в политологии, позаимствованы из бизнеса. После года работы в Canon Хорт нашла нишу на рынке beauty-приложений, запустив в феврале 2015‑го приложение, с помощью которого можно записаться в салон красоты рядом с домом или вызвать мастера ногтевого сервиса к себе. «Это больше сфера sharing economy (экономика вскладчину. – Прим. «Ко»), чем beauty, – объясняет она. – Я оттачиваю приложение на понятной и быстрой услуге. Сегодня это маникюр и педикюр, а завтра, может быть, цветы или курьерские услуги».

Выбирая стратегию, Анастасия решила никуда не торопиться – аналогичных приложений тогда не было ни на российском, ни на западном рынке. Похожие сервисы, по словам Хорт, действовали в Гонконге и Шанхае. «Такой мегаполис, как Москва, вынуждает заказывать услуги онлайн. Чем больше в столице пробок и чем дороже услуги салонов, тем быстрее будут распространяться подобные приложения», – считает она. Хорт вложила в проект собственные накопления – около 3 млн руб., намереваясь как можно дольше самостоятельно финансировать дело, и поэтому тщательно просчитывала риски потерь. Она два месяца искала программистов. Сначала их было двое, но за год команда выросла до 12 человек. Все сотрудники Get Nails – на аутсорсе.

Для продвижения стартапа Анастасия Хорт использует контекстную рекламу и всевозможные варианты бартеров. В базу Get Nails beauty-мастера попадают после предварительного телефонного интервью. «Если вы покажете себя, как адекватный мастер, который знает принципы дезинфекции, пройдете отбор», – говорит она. Сейчас на сервисе зарегистрировано несколько тысяч мастеров и салонов красоты Москвы и Подмосковья. Всего приложение скачали свыше 10 000 пользователей. Get Nails нацеливается на Питер, но перед выходом проводит бета-тестирование.

Бесконечное размножение

Со временем стало понятно, что у beauty-рынка есть свои особенности. «Это ложные заказы, – рассказывает предпринимательница. – Клиенты размещают заявки, но специалисты не могут до них дозвониться. Мастера тоже принимают заказы, а через некоторое время отменяют. Это влияет на репутацию, но мы ничего не можем сделать. Нужно время, чтобы люди привыкли к подобным сервисам». Примерно в то же время, что и Get Nails, на рынке появился конкурирующий проект GetNow Beauty. Он отличается фиксированной стоимостью маникюра – 500 руб. Но Анастасия Хорт понимала, что, если ориентироваться на столь узкое ценообразование, Get Nails никогда не станет большим бизнесом. «Мастера не хотят работать по фиксированным ценам, и время клиентов тоже стоит денег. Вы же не приходите в самый дешевый салон, а записываетесь в тот, который расположен по пути на работу, возле нее или рядом с домом. Этим маршрутом определяется и цена, которую вы платите», – объясняет она.

В ее планах на следующий год добавить к маникюру мужские стрижки. «Женские стрижки не пройдут. Девушки не будут рисковать – в России еще достаточно низкий уровень подготовки парикмахеров, – считает основательница сервиса. – У нас почти нет именитых премий, сертификационных комиссий и стандартов качества. Аудитория, которая готова платить больше, а мы ориентируемся именно на нее, лучше пойдет в хороший салон с именем. С маникюром проще: если даже мастер напортачил, можно стереть лак». Но гораздо больше Хорт ждет другого события – дня, когда цифра в конце ее финансового отчета наконец станет положительной. Несмотря на просчитанную схему монетизации проекта (Get Nails берет 20% от суммы заказа с каждого частного мастера, салоны регистрируются бесплатно), стартап работает в минус. Чтобы за два года выйти на операционный ноль, ему нужны инвестиции в размере 10–20 млн руб.

Сначала Анастасия планировала вывести проект в регионы, но отказалась от этой идеи. Низкая скорость проникновения, недостаточное количество салонов и низкий спрос на дорогие смартфоны оказались принципиальными моментами. «Такой шаг экономически нецелесообразен, – считает она. – Get Nails нуждается в быстром тиражировании. В Москве скорость масштабирования равна совокупной скорости масштабирования в 10 ключевых российских городах. Сначала пара лет уйдет на раскрутку в столице, и только затем появится спрос в регионах». Свои шаги Хорт продумывает тщательно, поэтому в течение двух лет она намерена заполучить аудиторию в 3 млн москвичек.

Пока этого не произошло, прибыль принесет открытие сети экспресс-салонов под брендом Get Nails. Первая точка заработала в Москве в декабре (средняя цена на маникюр плюс Shellac – 1500 руб.). «Если салон окажется в удачном месте, он будет приносить деньги, – уверена Анастасия Хорт. – За 200 000 руб. можно открыть шикарный nail-бар». Но как же аренда? «Нужно уметь договариваться и знать нужных людей», – парирует она. У нее, похоже, такие связи есть.

Братья-соперники

Совсем недавно Россия стала седьмой страной, в которую пришел beauty-сервис Vaniday. Он, как и его конкуренты, позволяет записаться в любой салон Москвы онлайн. Ранее, в начале 2015 г., проект стартовал в Бразилии, затем в Великобритании, ОАЭ, Франции и ряде других стран. Создатель Vaniday Максим Легарде привлек на масштабирование $15 млн. Основным инвестором стал холдинг Rocket Internet, известный такими проектами, как Lamoda, Delivery Club и Westwing. Сейчас, по словам Максима Легарде, в его базе свыше 500  салонов. В планах на следующий год – захват аудитории в Санкт-Петербурге. Зарабатывать стартап намерен по стандартной для beauty-сферы схеме – брать с салонов процент за каждого привлеченного клиента.

Для бьюти-сервиса «Мой профи» Vaniday довольно сильный конкурент. Натали Шмурин, мать троих детей, придумала свой проект полгода назад, когда пришла на прием к косметологу, но не смогла вспомнить, какие процедуры делала в последний раз. Летом она уже презентовала мобильное приложение, в котором мастер может вести историю посещений и свое расписание, а клиент – записываться в удобное время. В проект Шмурин вложила собственные средства – порядка 10 млн руб. В следующем году она намерена подключить к сервису «Мой профи» еще 50 000 частных beauty-мастеров из России, стран СНГ, Израиля и Германии.

По специальности Натали Шмурин – управленец. В 1999 г. она окончила Иерусалимский университет и карьеру начала в израильском ритейле. В Москву она переехала восемь лет назад, получив предложение возглавить отдел маркетинга в одной из риелторских компаний. Чуть больше полугода назад Натали собрала команду из 11 человек и за короткий срок вывела сервис «Мой профи» на столичный рынок. «Во время разработки продукта мы столкнулись с различными проблемами. Но главной задачей было определить, что нужно мастерам. Много времени ушло на изучение потенциальных клиентов и составление идеального приложения, которое подойдет всем», – рассказывает Алексей Давыденко, отвечающий в «Моем профи» за развитие продукта и маркетинг. До этого проекта он, айтишник по образованию, занимался выстраиванием маркетинга и продаж cloud-направления в группе компаний Softline.

Сегодня приложение «Мой профи» скачали 6000 пользователей и 9000 мастеров. Всего на сервисе зарегистрировались более 7000 beauty-специалистов и салонов красоты. 100 самых активных мастеров, к которым обращаются порядка 200 клиентов в месяц, по словам Давыденко, в ноябре выполнили свыше 13 000 процедур на 10,6 млн руб. В базу сервиса попадают все желающие – достаточно зарегистрироваться в системе. «Мой профи» выступает посредником между мастером и клиентом и не ставит перед собой цели проверять квалификацию beauty-специалистов. «Главное, чтобы они были продвинутыми и имели устройство, работающее на iOS или Android», – поясняет Алексей Давыденко. Получать доходы в «Моем профи» планируют двумя способами – через комиссию за каждого клиента и ежемесячную подписку, которая даст мастеру доступ к расширенному функционалу.

Войной на блокнот

В этом году сервис «Мой профи» получил премию Karpov Venture Awards – $10 000. Эти деньги оказались хорошим добавлением к вложенным Шмурин 10 млн руб. и ушли на усовершенствование приложения. Несмотря на крупные финансовые вливания, проект ищет инвестора – для запланированного выхода в страны СНГ, Германии и Израиля ему не хватает 30 млн руб. Экспансия на другие рынки, по словам Алексея Давыденко, позволит сервису выйти на окупаемость, а затем – в плюс. Наращивать клиентскую базу стартап собирается с помощью виральных технологий. Полгода работы показали, что тратить деньги на продвижение нет смысла. «Приложение расходится бабушкиным методом – через «сарафанное радио», – отмечает Алексей Давыденко.

Он не считает Get Nails, GetNow Beauty и Vaniday конкурентами. «Мой профи», по его словам, гораздо проще и функциональнее. Основной соперник сервиса, по его мнению, – это ручка и блокнот. «За многие годы мастера красоты настолько привыкли к ним, что даже не представляют, что существуют более продвинутые инструменты планирования и записи», – объясняет Алексей особенности своей аудитории. В «Моем профи» делают ставку на частников. Салоны красоты обычно закрываются, не проработав года. «Мастера же никуда не исчезают. Их клиенты, как правило, преданно путешествуют за ними из салона в салон», – резюмирует Давыденко.