USD
57,6278
EUR
67,6775
 

Камень, ножницы, бумага

Ремесленный коворкинг – бизнес для любителей
14 Февраля 2016 | Ольга Гриневич
Камень, ножницы, бумага

Сначала на российском рынке появились офисные коворкинги, следом – ремесленные мастерские. Несмотря на нюансы, идея в первом и во втором случае одна и та же – сдавать оборудованное рабочее место в аренду на любой промежуток времени.

 «Ко» выяснил, как в Москве и Санкт-Петербурге зарабатывают на желании мастерить своими руками.

Уроки труда 

Открытый три года назад в Санкт-Петербурге коворкинг «Класс труда» позиционирует себя как первая ремесленная мастерская, где есть все необходимое для работы с деревом, стеклом, керамикой и кожей. Это пространство на первом этаже в газгольдере, построенном в 1902 г. специально для французского газового завода, с четырьмя залами и входным билетом в 1000 руб. за день. Создавший его предприниматель Денис Гутов прежде всего думал о своей жене Таисии Богатыревой. Когда ее увлечение хендмейдом вышло за масштабы кухни, он принялся искать место для мини-мастерской. В ходе мониторинга Гутов обнаружил, что в США существует масса подобных коворкингов, а в России их нет. «На Западе это творческие студии либо целые цеха, заполненные современным оборудованием. Оставалось просто правильно адаптировать к нашим реалиям и возможностям эту заокеанскую модель», – поясняет Денис. Его расчет оправдался: на операционную окупаемость «Класс труда» вышел меньше чем за год, и с каждым годом коворкинг удваивает свой оборот.

До того как открыть ремесленную мастерскую, выпускник Санкт-Петербургского государственного торгово‑экономического университета и Международного банковского института Денис Гутов работал в торговле и банковской сфере. В 2012 г. он занялся бизнес- и финансовым консалтингом. «Я часто и много консультировал различные стартапы в Питере, что в какой-то момент решил: сделать свой проект – это интересный вызов», – рассказывает он. Первый опыт в предпринимательстве оказался не совсем удачным – запущенный IT-стартап не выстрелил, а энтузиазм бороться за него иссяк. Гутов стал внимательнее присматриваться к сфере ручного творчества. Проведенный им анализ показал: в Питере нет пространства для людей, которые любят мастерить.

На запуск «Класса труда» Денис и Таисия потратили личные накопления в размере 500 000–600 000 руб. Средства ушли на ремонт помещения, покупку инструментов, оборудования и на аренду в первые полгода – тогда проект еще не раскрутился, и потока клиентских денег не хватало на покрытие основных расходов. Поняв, что развитие невозможно без затрат, супруги продали свою квартиру. Спустя год разногласия с арендодателями вынудили «Класс труда» сменить место дислокации. На поиски помещения ушло два месяцев. При мониторинге для предпринимателей были принципиальны некоторые технические параметры – например, доступность электроэнергии в неограниченных объемах, возможность шумных и пыльных работ, высокие потолки и много естественного света, а также близкое расположение к центру города и шаговая доступность от метро. Из всех вариантов по цене и качеству подошло помещение на первом этаже в газгольдере на Газовой улице площадью 370 кв. м. Остатки сбережений от проданной квартиры ушли на ремонт нового зала.

«Многие думают что коворкинг – это какой-то уникальный бизнес. Он всего лишь модель, по которой функционирует физическое пространство мастерской. Ее бизнес – такой же, как и любой другой малый бизнес в нашей стране», – говорит Денис Гутов. Сегодня «Класс труда» – это ремесленная мастерская из четырех залов: для шумных и не очень работ, детский зал и пространство для команд. В дополнительном распоряжении резидентов – небольшая покрасочная и металлический участок. В двух основных залах оборудовано 20 мест, а в помещении, предназначенном для командной работы, – 15. В неделю коворкинг и проходящие в нем мастер-классы посещают около 50–60 человек. Большинство из них – постоянные клиенты. Пользоваться «Классом труда» можно, купив месячный абонемент стоимостью 7000 руб. или билеты на 30 часов (4000 руб.), на день (1000 руб.) или на час (200 руб.).

На оперативную самоокупаемость «Класс труда» вышел к концу первого года работы. Прямой конкуренции ремесленная мастерская не ощущает. «Наши соперники начинали сильно позже, и они менее известны, – поясняет предприниматель. – Однако есть масса непрямых конкурентов: сегодня людям предлагают достаточно широкий выбор, на какое обучение и развлечение потратить деньги в большом городе». На оборот коворкинга, сумму которого Денис Гутов не раскрывает, больше влияют сезонные факторы – праздники, период отпусков и даже летняя погода. «В обороте в среднем 30–40% составляет доля коворкинга, столько же приходится на мастер-классы, – поясняет он. – Остальной доход приносят заказы и мероприятия. В разные месяцы цифры могут сильно плавать: в декабре увеличивается доля мероприятий, но снижается количество мастер-классов».

Всю прибыль семейная пара реинвестирует в развитие – весной придется увеличить площадь до 500 кв. м. Сейчас коворкинг загружен на все 100%. Усовершенствования требует техническая база, поэтому часть денег уйдет на покупку дополнительного оборудования. «В наших планах – расширение команды людей на постоянной зарплате, чтобы мы могли отойти от оперативной занятости и сфокусироваться на стратегии и росте бизнеса», – добавляет Денис Гутов. Он преследует те же цели, что любой предприниматель, – довести малый бизнес до среднего и увеличить среднегодовой оборот минимум в два раза.

Своими руками

«Все просто. Любим дерево. Любим ремесло» – этот слоган встречает каждого, кто заходит на сайт ремесленной мастерской Crafts Station. Владимир Христофоров и Лейла Лафта придумали, как заработать на любви умельцев к дереву. В 2014 г. созданный ими Crafts Station стартовал как ремесленный коворкинг, который за 300 руб. в час позволял воплотить в жизнь любой столярный замысел. Сейчас проект сконцентрировал силы на развитии мастерской. Причины переориентации носят финансовый характер – в прошлом году оборот Crafts Station составил порядка 1 млн рублей. Из них 10% пришлось на коворкинг, а 90% – на столярный цех.

Владимир Христофоров и Лейла Лафта оба выросли в Твери. Они познакомились еще подростками, потом долго не виделись, а встретились уже после переезда в Москву. До Crafts Station Лейла, по образованию маркетолог и переводчик в сфере профессиональных коммуникаций, работала на интерьерном рынке в отделе продаж. Неудивительно, что она хорошо умеет убеждать людей. В перспективы совместного их с Владимиром стартапа Лейла заставила поверить не одного поставщика оборудования и древесины. В Твери Христофоров управлял двумя клубами, поэтому после переезда в Москву продолжил атаковать event-рынок. Два года назад Лейла вернулась с Миланской выставки мебели с идеей стать представителем в России одной словенской фабрики. «Мы ударились в поиски реализации готовой продукции на российском рынке. Это был 2014 г., когда евро начало лихорадить, занятые на офис, обустройство и жизнь деньги быстро закончились, а отдачи мы не получали, и нужно было срочно что-то предпринимать», – говорит она.

Владимир давно увлекался переделкой мебели. В этот тяжелый для семьи финансовый период он задумал собрать по Москве никому не нужную советскую мебель и сделать из нее нечто современное. «Дать вторую жизнь», – уточняет Лейла. В конце 2014 г., чтобы реализовать задумку, семейная пара снова заняла деньги у родственников и арендовала помещение на Преображенке. Тогда же родилась идея Crafts Station. «Мы решили в такие непростые времена, когда со всех сторон кричат о кризисе, предложить энтузиастам-умельцам за небольшие деньги арендовать угол и инструмент, чтобы мастерить что-то для себя, а лучше – начать свое небольшое дело», – рассказывают супруги. В дальнейшем они поняли, что движение любителей мастерить, которое охватывает весь диапазон – от резьбы по дереву до изготовления шкафа – похоже на рост отрасли здоровой еды, и этот рыночный сдвиг можно выгодно использовать.

Стартовый капитал у Лейлы и Владимира был небольшой – всего 300 000 руб. Средства ушли на аренду вместе с обеспечительным платежом, покупку инструментов и расходников по деревообработке. Мебель скупили за бесценок на Avito. После старта предпринимателям постоянно не хватало финансов и инструментов. Чтобы открыть ремесленный коворкинг, недостаточно одних денег, считает Лейла Лафта. Нужно уметь обращаться со станками, при необходимости – разобрать оборудование, починить и снова собрать. «Важно выбрать правильных поставщиков и разбираться в видах материалов, знать технологию производства того или иного изделия, – говорит она. – Нужно любить и изучать дизайн, знать, что такое нетворкинг, и умело им пользоваться».

Полезные знакомства помогли Crafts Station решить главный вопрос с оборудованием. Почти сразу после запуска на них вышел владелец столярной мастерской Дмитрий Волков. У него есть станки, а у Христофорова с Лафтой – помещение. Почему бы не объединить усилия? Так, в перечне услуг Crafts Station появились первые мастер-классы и коворкеры на разовой основе (300 руб. в час). Тогда же в проект пришел старший брат Владимира Андрей, который еще до переезда в Москву строил дома. Прошлой весной проект переехал в более удобное место – на завод «Кристалл». На протяжении полугода Crafts Station совмещала два формата – мастерской и коворкинга. Резиденты приходили с разными целями – «кто хотел что-то починить, сделать полочку или арт-объект из веточек березы». Пропускная способность коворкинга была не столь высокой, как хотелось, – до пяти человек в день. Когда количество столярных заказов увеличилось, перед основателями проекта встал вопрос, продолжать «распыляться» или сконцентрироваться на развитии мастерской.

«Мы конечно же выбрали второе. Нас перестал удовлетворять тот сервис, который мы могли предложить коворкерам», – объясняет Лейла Лафта. Идею сдачи в аренду рабочих мест единогласно решили отложить до лучших времен. Сейчас Crafts Station – это столярный цех и команда из четырех мастеров и нескольких подмастерьев. В прошлом году оборот мастерской составил порядка 1 млн руб. В 2016‑м Владимир и Лейла намерены его удвоить. Планов у них громадье – увеличить площадь за счет оптимизации размещения станков, докупить оборудование, наладить деловые связи с новыми поставщиками… «Crafts Station – это наше семейное дитя, страсть и любовь на всю жизнь, – признается Лейла Лафта. – Команда полностью отдается процессу, потому что не любить созданное природой дерево, которое в твоих руках превращается в удобный предмет интерьера, просто невозможно».

Радость труда

Осознание того, что он занимается не своим делом, пришло Константину Скворцову в 30 лет. Выполняя очередной дизайнерский заказ для рекламного агентства Saatchi & Saatchi, он понял, что просиживает жизнь перед компьютером. Неожиданно ему захотелось поработать не только головой, но и руками. В 2007 г. от мыслей он перешел к действиям – уволился из престижного агентства, переехал в Питер и устроился разнорабочим на стройку. На этой позиции Скворцов долго не продержался – быстро повысили до прораба. Во время работы на стройке он всерьез увлекся столярным делом. Свои изделия Константин начал сдавать в магазин эксклюзивных подарков «Бюро находок». Это сотрудничество натолкнуло его на идею создать место, где любой желающий мог бы за почасовую плату поработать с деревом или другим материалом.

Константин вынашивал идею мастерской еще дольше, если бы в 2012 г. не поделился ею с сокурсником по Уральскому госуниверситету и владельцем рекламной BTL-компании «Континент Пост» Олегом Фараджуллаевым. К тому моменту Скворцов вернулся в Москву, найдя работу на стройке в Нахабино. В проект мастерской «Двор Сотрудней» приятели вложили личные накопления – около 500 000 руб. Половина суммы ушла на покупку столярного оборудования, остальное – на аренду комнаты площадью 30 кв. м в подвале одного из домов в Милютинском переулке. С местом стартаперам повезло – до них помещение снимала столярная мастерская, которая при переезде оставила после себя часть оборудования. Через три месяца после запуска, когда проект вышел на операционный ноль, Константин Скворцов уволился с основного места работы и в буквальном смысле поселился в мастерской.

Первые трудности были типичными для стартапа: постоянный ремонт оборудования, острая нехватка денег и инструментов, а с ростом популярности – мест. Тогда «Двор Сотрудней» мог принять не более 5–7 человек и за час работы брал практически символическую плату – 150 руб. «Поэтому мастерская начала выполнять столярные заказы, зачастую силами своих же коворкеров», – рассказывает резидент, стоявший у истоков создания проекта, Роман Бондарев. Кроме него, к основателям коворкинга присоединились еще несколько мастеров‑энтузиастов, которые на старте помогали на добровольных началах. Сейчас за свою деятельность они получают значительные преференции в пользовании мастерской. В конце 2014 г. «Двор Сотрудней» вместо двух комнат занимал в том же подвале четыре помещения и небольшой коридор, но этой площади оказалось недостаточно. Тогда основатели проекта нашли просторные цеха в НИИДАРе на Преображенке. Переезд привел к изменениям – «Двор Сотрудней» переименовали в «Дар труда», и с января 2016 г. общая площадь помещения увеличилась до 760 кв. м.

Никаких кредитов и инвесторов, только естественный рост – на этом кредо Скворцов и Фараджуллаев пытаются построить свой бизнес. «Отсутствие внешних инвесторов и каких-либо финансовых обязательств перед кем бы то ни было – один из наших концептуальных постулатов, которого мы придерживались на начальных этапах. Как бы тяжело ни было, мы старались пользоваться теми условиями и ресурсами, которыми реально обладали», – рассказывает Роман. Но собственники коворкинга пересматривают свое отношение к внешней поддержке – в декабре прошлого года проект получил государственную субсидию на открытие Центра молодежного инновационного творчества, другими словами – учебного центра «Дар труда». Теперь в столярном цехе есть четыре учебные площадки общей вместимостью до 36 учеников. Скоро центр заработает в три смены, и его пропускная способность вырастет до 144 курсантов.

Пространство «взрослого» коворкинга поделено на два зала – среднего и профессионального уровня. Здесь одновременно могут работать до 50 человек. В месяц «Дар труда» в среднем посещают до 1000 мастеров. Аренда рабочего места в час стоит 300 руб., в сутки – 1300 руб. Цена месячного абонемента равна 8000 руб. Есть эксклюзивное предложение – можно арендовать персональную ячейку на 7 кв. м по тарифу «Своя мастерская» за 15 000 руб. в месяц. За 2015 г. оборот мастерской достиг 7 млн руб., при этом ее рентабельность составила 11–12%. «Эти цифры нельзя тиражировать на другие подобные организации, – отмечает Роман Бондарев. – В России такого вида бизнеса пока не существует. Это можно считать как плюсом (мы называем себя первооткрывателями новой ниши), так и минусом: факт прибыльности – во многом вопрос удачи».

Рентабельность столярного коворкинга, по его словам, нулевая. «Но, несмотря на низкую прибыль, общественная мастерская – наша визитная карточка», – объясняет Роман Бондарев желание Скворцова и Фараджуллаева развивать коворкинг дальше. Основной доход «Дару труда» приносят столярные заказы. В новом году его создатели делают ставку на развитие производственного отдела. При идеальном раскладе с пометкой «Создано в «Даре труда» в рознице появятся мебель, сувениры и декоративные предметы интерьера. «Здесь важным подспорьем станет появление цифрового отдела, оснащенного высокоточным оборудованием, прежде всего – лазерными и ЧПУ-фрезерными станками, который заработает через 1–2 месяца», – добавляет Бондарев. Станет ли это направление прибыльным? Даже если нет, ничего страшного – у «Дара труда» еще много идей, как заработать на желании мастерить.