USD
56,5307
EUR
69,3476
 

Атомные «облака»

На Калининской АЭС стартовало строительство гигантского дата-центра
24 Марта 2016 | Анна Орешкина
Атомные «облака»

Небольшой город Удомля в Тверской области с населением менее 30 000 человек «Росэнергоатом» и «Ростелеком» хотят превратить в цифровую столицу России.

Потенциально в этом дата-центре могут храниться данные большей части госорганов России. В конце февраля на стройплощадке был торжественно уложен первый кубометр бетона. Общий объем инвестиций оценивается более чем в 40 млрд руб., однако участие госкомпаний может стать главной проблемой проекта.

Поближе к реактору

«Это будет самый крупный ЦОД в России, где предполагается разместить до 8000 IT-стоек, – говорит директор Калининской АЭС Михаил Канышев. – Он предоставит крупным корпорациям комплекс IT-услуг по защите персональных данных, хранению необходимой информации и будет способствовать повышению информационной безопасности в Российской Федерации». На территории площадью 8,5 га построят три корпуса ЦОДа, административное здание, контрольно-пропускной пункт, подстанцию, которые потом будут сданы в аренду на 30 лет «Ростелекому». Последний также отвечает за создание IT-инфраструктуры ЦОДа.

Место для размещения ЦОДа было выбрано неслучайно: он даст станции около 200 МВт стабильного потребления электроэнергии, но это, по мнению инициаторов проекта, не главное. «Мы переходим не к торговле электроэнергией, а к торговле битами, то есть товаром с очень высокой добавленной стоимостью. И уже задумываемся, а почему бы нам вообще в комплекс ВВЭР-ТОИ (проект двублочной АЭС) не вшить еще и этот дата-центр как обязательное условие?» – говорил еще у  истоков проекта, в 2013 г., тогдашний глава «Росэнергоатома» Евгений Романов. Его преемник Андрей Петров от планов отказываться не стал. «Одна из ключевых задач, стоящих сегодня перед концерном, – расширение продуктовой линейки и выход на новые рынки. И если до недавнего времени мы акцентировали свое внимание на услугах, в той или иной степени связанных с атомной энергетикой, то проект ЦОДа тем и интересен, что это принципиально новое бизнес-направление. Соседство с Калининской АЭС позволит ЦОДу иметь независимый, бесперебойный и мощный источник энергоснабжения», – считает Андрей Петров.

«Для владельцев ЦОДа такая комбинация (совмещение ЦОДа и АЭС. – Прим. «Ко») является конкурентным преимуществом, так как помогает экономить 10–20% общего бюджета ЦОДа», – уверен руководитель дата-центров «Крок» Павел Колмычек. Известно, что при строительстве и эксплуатации ЦОДа основные расходы, до 50% себестоимости, приходятся на электроэнергию. По сути, в основе бизнеса ЦОДа – перепродажа электроэнергии. Проблема в том, что производители электроэнергии не могут продавать электричество по внутренним тарифам (значительно ниже коммерческих), по которым продают энергию бизнесу энергосбытовые компании. «Если изменить действующее законодательство таким образом, чтобы энергетические компании получили те же привилегии, что и энергосбытовые, продажа энергии напрямую станет возможной и для «Росэнергоатома», – подчеркивает адвокат Владимир Постанюк. В «Ростелекоме» подтвердили, что для прямого подключения дата-центра к электростанции и снижения тарифов нужно менять нормативно-правовые акты, но партнеры уже согласовали это с администрацией президента.

Нужная связь

Для ЦОДа не хватает только дешевого электричества и здания – без каналов связи он останется просто зданием. «Ростелеком» – один из первых игроков «облачного» рынка в России. Сейчас ему принадлежит около 3900 стоек, компания активно развивает сервисы национальной «облачной» платформы и уже давно позиционирует себя игроком цифрового рынка. После объединения с холдингом «Связьинвест» «Ростелекому» досталось семь ЦОДов в регионах, он также использует одну площадку в Ногинске и две в Москве, на них располагается практически весь сегмент электронного правительства. «Ростелеком» является единственным исполнителем мероприятий ФЦП «Информационное общество (2011–2020 гг.)» в части формирования национальной российской платформы «облачных» вычислений.

У госоператора есть инвестпрограмма по строительству по всей стране ЦОДов, которую в ноябре 2014 г. президент «Ростелекома» Сергей Калугин оценивал в 40 млрд руб. Как говорят игроки отрасли, поначалу компания пыталась тянуть одеяло на себя, рассчитывая на госконтракты, под будущие проекты активно сманивала специалистов с рынка, но в итоге была вынуждена вступить в партнерство с энергетиками. Так, в 2015 г. создано совместное предприятие с «Интер РАО» – «Национальные дата-центры». Интересно, что совладельцем мобильной «дочки» «Ростелекома» Tele2 является банк «Россия» Юрия Ковальчука, а сейчас «Ростелеком» реализует совместные проекты с «Интер РАО», во главе которого стоит его сын – Борис Ковальчук. В 2014 г. «Интер РАО» стал подрядчиком «Ростелекома» по контракту на 61,5 млрд руб. в рамках госпроекта «ликвидации цифрового неравенства».

Стоимость 30‑летнего договора аренды ЦОДа на Калининской АЭС у «Росэнергоатома» обойдется «Ростелекому», по словам представителя компании Валерия Костарева, в 34,1 млрд руб. Сам оператор планирует инвестировать в IT-инфраструктуру в 2016 г. 4,2 млрд руб. и в 2017‑м – еще 2,8 млрд руб. При этом мощность проекта совет директоров «Ростелекома» в конце прошлого года пока уменьшил вдвое – теперь там не 8000, а 4000 стоек.

Хватит ли заявленных инвестиций? Сотрудник одной из глобальных компаний, которого привлекали для консультирования проекта, оценил инвестиции в строительство для 4000 стоек в 5–6 млрд руб. и IT-инфраструктуру – еще в 15 млрд руб. Другой участник рынка отметил, что подготовка одного места для размещения стойки обходится в среднем в 3 млн руб., учитывая строительство здания, подведение электричества, установку трансформаторной подстанции и инженерных систем – бесперебойного электроснабжения, охлаждения, безопасности и пожаротушения. Исходя из этих оценок, рамки запланированного финансирования могут быть тесноваты. Но рост расходов для бюджетных строек с эпитетом «крупнейшая» в России привычен.

Подряды для своих

Строительство «атомного» ЦОДа без IT-составляющей обойдется в 6,4 млрд руб. Генподрядчиком «Росэнергоатома» в апреле 2015 г. по результатам открытого конкурса стала компания «ЦХД инжиниринг». Для «Роснергоатома» и «Ростелекома» эта компания не чужая, а история ее собственников – роман с продолжением.

В январе 2015 г. совет директоров «Ростелекома» одобрил покупку компании «Центр хранения данных» (SafeData), которой принадлежат два ЦОДа, в том числе построенный на базе Курчатовского института в Москве в кооперации с «Росэнергоатомом». Госоператор приобрел 50,1%. Любопытно, что изначально разрешение ФАС на покупку 100% SafeData получила «дочка» Газпромбанка – «Газпромбанк – Управление активами», но сделка не состоялась. По словам директора «Газпромбанк – Управление активами» Александра Пчелинцева, она планировалась «в интересах клиента» управляющей компании. Владельцы Safedata хотели упорядочить структуру собственности и владеть компанией через закрытый паевой фонд под управлением Газпромбанка, объяснял коммерческий директор SafeData Михаил Марголин. По его словам, в дальнейшем это способствовало бы привлечению заемных средств, но SafeData отказалась от сделки в связи с изменившимися экономическими условиями и санкциями, введенными в отношении Газпромбанка летом 2014 г. Кстати, Александр Пчелинцев входит в совет директоров «Ростелекома», избранный в октябре 2015 г.

Вместе с Центром хранения данных «Ростелеком» приобрел контрольные доли в дочерних компаниях Ngenix (оператор сети доставки контента) и MSK-IX (крупнейший центр обмена трафиком в России). Интересно это потому, что акционером двух указанных компаний был владелец СК «Олимпийский» Дмитрий Шумков, покончивший с собой в декабре 2015 г.

Есть еще одно любопытное обстоятельство. Непосредственно перед тем, как быть проданным «Ростелекому», именно «Центр хранения данных» контролировал компанию «ЦХД инжиниринг», которая выиграла госконтракт «Росэнергоатома» по строительству гигантского ЦОДа. Среди совладельцев компании-генподрядчика был и Владлен Буданицкий – выходец из «атомной» сферы. За два года до начала собственного IT-бизнеса в 2014 г. он был гендиректором, а затем руководителем ликвидационной комиссии компании «АЭМ-финанс», «дочки» «Атомэнергомаша» (АЭМ), а до этого был заместителем гендиректора «В/О «Изотоп».

Среди конечных бенефициаров SafeData, продавших компанию «Ростелекому», называют пятерых граждан РФ. Газета «Коммерсантъ» обнародовала два имени – финансиста Павла Каплунова и коммерческого директора SafeData Михаила Марголина, у них примерно по 15% акций. Ранее одним из владельцев значился старший вице-президент «Ростелекома» Андрей Чеглаков, но он до сделки вышел из числа акционеров. Это дает формальное право «Ростелекому» говорить, что в покупке SafeData нет аффилированности, и компания отобрана путем изучения всего рынка ЦОДов».

Победитель конкурса «Росэнергоатома» – «ЦХД инжиниринг» тоже пережил смену собственников. В конце декабря 2015 г., уже после выигрыша тендера на ЦОД, компания вдруг сменила московскую регистрацию на прописку в подмосковном Видном, а хозяином ее вдруг стал некий Вадим Тарабрин, о котором в базе сервиса «Контур.Фокус» нет ни одного упоминания, из чего можно сделать вывод, что прежде он не владел никаким бизнесом и ни в одной компании не являлся гендиректором.

Таким образом, мы видим, что, с одной стороны, «Ростелеком» активно участвует в строительстве ЦОДа при Калининской АЭС и даже приобрел компанию, контролировавшую генподрядчика этого строительства. Но одновременно с этой сделкой компания-генподрядчик «ЦХД инжиниринг» вышла из состава группы SafeData, и поэтому «Ростелеком» сейчас формально не имеет отношения к строительству здания ЦОДа. Любопытно, что среди бывших бенецифиаров проекта «Росэнергоатома» и «Ростелекома» мелькают имена менеджеров обоих госкорпораций, но нет ни Аркадия Ротенберга, ни Геннадия Тимченко, ни других «королей госзаказа».

По мнению адвоката, управляющего компании «Гордейчик и партнеры» Алексея Гордейчика, 6,4 млрд руб. – небольшая сумма для госконтракта. «Такие суммы, как правило, курируют главы средних российских регионов или мегаполисов, поэтому вероятно, что она могла и не заинтересовать флагманов российской бизнес-элиты, – уверен он. – Поспешная смена юридического адреса и состава учредителей генерального подрядчика, как правило, ничего хорошего для его контрагентов не предвещает. А с учетом недавнего ужесточения законодательства в области государственной регистрации юридических лиц, речь может идти о «перспективном» финансовом и налоговом планировании, когда кураторы проекта намереваются сразу после его реализации если не ликвидировать, то реорганизовать подрядчика. Чтобы облегчить эту процедуру, назначается номинальный руководитель и выбирается «удобное» местонахождение».

«Гособлако»

ЦОД на Калининской АЭС обсуждают уже 3–4 года. В 2013 г. Евгений Романов говорил о проекте центра, который не только будет обслуживать «Росэнергоатом», но и соберет все ЦОДы, связанные с «Росатомом». При этом потребности самого «Росатома» вряд ли превысят 5–10% ресурсов строящегося центра, поэтому планируется привлечение коммерческих клиентов. Евгений Романов мечтал увидеть среди них Google и Yandex. Но с такими клиентами могут быть проблемы.

Как показал проект сына экс-главы «Роснефти» Сергея Богданчикова Евгения, тверское направление для цифрового бизнеса – не самое интересное. Его компания DataPro построила ЦОД в Твери, но заманить туда коммерческих заказчиков так и не смогла. Инвестиции спас «Платон» – структура выкупила ЦОД под обработку своих данных. Похоже, рассчитывать в этом бизнесе можно только на государственных клиентов.

«Участие госкомпаний в таком масштабном проекте явно говорит о том, что основным потребителем услуг «атомного» ЦОДа также будут госкомпании, – уверен Павел Колмычек. – В настоящий момент на российском рынке нет ни одного крупного игрока, который бы специализировался на предоставлении комплексных услуг данному сегменту».

Как рассказывает директор ЦОДа «ТрастИнфо» Михаил Луковников (компания «Сервионика», ГК «Ай-Теко»), в октябре прошлого года глава правительства Дмитрий Медведев подписал концепцию «перевода обработки и хранения государственных информационных ресурсов, не содержащих сведений, составляющих государственную тайну, в систему федеральных и региональных центров обработки данных». То есть в масштабах страны будет сформировано «гособлако». Сейчас собственная цифровая инфраструктура госорганов – это серверные комнаты с низким уровнем эффективности использования энергоресурсов. Их содержание обошлось бюджету в 2014 г. в более чем 16 млрд руб., без учета зарплаты около 5000 специалистов. При этом, по различным оценкам, на развитие этих систем в ближайшие годы понадобится не менее 100 млрд руб., из которых 40% пойдет на покупку «железа». Создание «гособлака» видится решением более экономным, но в нем может принять участие только ЦОД с высоким уровнем отказоустойчивости, который находится в собственности, долгосрочной аренде или доверительном управлении у единственного оператора. Полный список критериев все еще прорабатывается, а полностью завершить процесс миграции в «гособлако» планируется в 2020–2021 гг.

Модель предоставления «облачных» сервисов строится так: есть подмосковная больница или школа. У них имеется айтишник, сервер, и они своими силами поддерживают систему, ведут бухгалтерию, внутренний документооборот. И вдруг им говорят: «Вам больше это все не нужно. Ваши данные будут размещены в «облаке», у вас остается канал связи, и вы со своих самых примитивных десктопов открываете виртуальные машины, где установлены, если надо, Windows и прочие программы, а вы просто пользователь конечной услуги. Вам оставляем минимум бюджета на поддержание парка мониторов и клавиатур, а весь остальной бюджет, который до этого шел на IT, мы забираем себе».

В идеале так будет со всеми госорганами.

Поставкой частных клиентов российским ЦОДам занимаются политики. Закон, обязывающий компании хранить информацию о персональных данных россиян на серверах, расположенных в России, вступил в силу с 1 сентября 2015 г. Еще два-три года назад, прогнозируя рост потребностей рынка, крупные сервис-провайдеры начали проектирование и строительство новых мощностей к ЦОД.  Теперь, с ростом потребности в качественных площадках с российской пропиской, эти мощности могут оказаться востребованы.

«Существенных изменений в расстановке сил на рынке ЦОДов из-за закона о персональных данных не произошло. Далеко не все компании, работающие в России, модифицировали свои IT-системы согласно требованиям действующего законодательства. По приблизительным оценкам, таких организаций больше половины», – считает Павел Колмычек. По его оценке, в рейтинг крупнейших провайдеров услуг коммерческих ЦОДов входит 8–10 российских компаний – рынок небольшой, но емкий. Он продолжит показывать рост, но конкретная цифра будет зависеть от общей экономической ситуации. Если она стабилизируется, можно будет говорить о динамике в 15–20%, если нет – о росте не более 10%.

Минус на минус

В плюс «атомному» ЦОДу Павел Колмычек записывает возможности стандартизации IT-инфраструктуры как на уровне дата-центра, так и на более высоком уровне программных приложений. Сейчас многие государственные компании эксплуатируют нестандартизированные мини-ЦОДы от 1 до 10 стоек, что неэффективно. А условным минусом «атомного» ЦОДа может стать де-факто монополизм на рынке услуг коммерческих ЦОДов для государственных организаций: поставщик услуг пока предполагается только один. Потенциальных клиентов может отпугнуть и монополизация каналов связи: «Ростелеком» способен ограничить их сотрудничество с другими телекоммуникационными компаниями. Слабым местом выглядит и подключение к большому, но единственному генератору энергии.

«Проект может столкнуться с теми же проблемами, с которыми сталкиваются практически все крупные государственные стройки, – уверен исполнительный директор Stack Group Евгений Горохов. – Современный ЦОД – это не просто совокупность зданий, сооружений, инженерных систем и систем связи, а прежде всего, отстроенные и выверенные интегрирующие бизнес-процессы. Отдельное внимание, по моему мнению, нужно уделить именно этой части проекта. Тем более что речь идет о создании площадки для крупнейших федеральных информационных систем». С тем, что вопрос проектирования ЦОДа является крайне важным, согласна и гендиректор ЦОД «Омский» Евгения Арестова. «В нашей стране специализированных проектировщиков не так много, а западные дорогие. А ведь плохо спроектированный ЦОД может серьезно ударить по рентабельности проекта», – уверена она.

У «Ростелекома» негативный опыт уже есть: весной 2012 г. компания собиралась построить «крупнейший в России» ЦОД на заводе «Серп и молот» в Москве. Но в январе 2014 г. было объявлено о закрытии проекта. По мнению опрошенных «Ко» экспертов, когда глобальные структуры начинают играть в амбициозные игры, существует большая вероятность затягивания, переноса сроков и удорожания проекта. Одним словом, возможно, построят, но небыстро и недешево.