USD
56,6068
EUR
60,923
 

Ловцы ветра

Государственные корпорации начали осваивать ветроэнергетику
16 Января 2017 | Анна Орешкина
Ловцы ветра

В конце 2016 г. новостные ленты пестрели сообщениями о строительстве в разных регионах России ветропарков. Многие энергетики даже заговорили о том, что эра возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в нашей стране наконец началась.

 К «зеленым» проектам подключились большие корпорации: «Роснано», «Русгидро», «Росатом». Но ветровая генерация сегодня практически невозможна без госучастия – в Год экологии, которым объявлен 2017-й, внимания и средств на решение таких вопросов должно быть направлено больше.

Оценку рынка возобновляемой энергетики России дал один из руководителей кластера энергоэффективных технологий Фонда «Сколково» Юрий Сибирский. По его словам, этот рынок можно оценить в $2 млрд, причем заполнен он всего на 25%. 

«Надутые» инвестиции

«Суммарно объемы возобновляемых источников энергии у нас огромные (по разным оценкам, только ветра – 6–17 трлн кВт/ч), самые большие в мире, но они размазаны тонким слоем, – полагает директор Центра энергосбережения и энергоэффективности, экологического и энергетического аудита ИОМ РАНХиГС Леонид Примак. – Да, поздней осенью и ранней весной на берегу Куйбышевского моря трудно стоять, сдувает, но все остальное время там дует слабый нежный ветерок. И так по всей стране».

Наиболее подходящие, по его мнению, условия для ветросолнечной генерации – в Мурманской и Ленинградских областях, на Северном Урале, в Курганской области и в Калмыкии, в Краснодарском крае и на Дальнем Востоке, в Крыму. Но и там удается «выудить» только порядка 0,1% от всего экологически чистого энергетического богатства.

Темп роста использования энергии ветра в мире за последние 10 лет достиг 32%, объем рынка оценивается в $36 млрд в год, но в России все гораздо скромнее. На форуме «Сколково» председатель совета директоров «Реновы» Виктор Вексельберг заметил, что Китай, Индия и Германия измеряют мощности ВИЭ гигаваттами, в России же общая мощность солнечной энергетики не превышает 70 МВт, а по ветряной мощности мы почти на нуле. Но к 2024 г. наша страна должна вырабатывать до 3 ГВт на ветре. В рамках утвержденной программы возобновляемой генерации в России планируется построить объекты для генерации из возобновляемых источников 5,9 ГВт электроэнергии. По словам министра энергетики России Александра Новака, выбрано 120 генерирующих объектов и привлечено порядка 306,5 млрд руб. частных инвестиций, в том числе иностранных. 

В конце ноября финский концерн Fortum, которому уже принадлежат генерирущие мощности в Сибири и на Урале (тюменские ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2, челябинские ТЭЦ-1, ТЭЦ-2 и ТЭЦ-3, Челябинская ГРЭС и Аргаяшская ТЭЦ), заявил о готовности вложить около 65 млн евро в строительство ветропарка в Ульяновске мощностью 35 МВт. Ветряки на берегу Волги должны начать выработку электроэнергии уже в 2017 г. 

Проект, который сейчас находится на стадии фундамента, в перспективе может быть увеличен почти в 10 раз. «Об этом свидетельствуют результаты ветроизмерения, которые проводились у нас в 2012–2014 гг. Коэффициент использования энергии ветра составляет 33–37% – это очень хороший коммерческий показатель. В декабре прошлого года мы подписали первое соглашение с корпорацией Fortum на строительство ветропарка мощностью 35 МВт. Сегодня сделан второй очень серьезный шаг – между «Роснано» и Fortum заключено новое соглашение, предусматривающее создание парка ветрогенерирующих мощностей на несколько сотен мегаватт в течение ближайших лет. В связи с этим ведутся переговоры по строительству в Ульяновске второй очереди ветропарка общей мощностью 300 МВт», – говорил губернатор Ульяновской области Сергей Морозов. В рамках этого проекта госкорпорация планирует инвестировать до 1 млрд руб. в локализацию производства комплектующих для ветроэнергетики. 

«Гайки российской не найдете»

«Мы в ближайшее время планируем объявить о создании четвертой отрасли в альтернативной энергетике, это отрасль по собственному производству оборудования для ветроэнергетики. Мы намерены осуществить серьезные инвестиции, и чтобы Россия производила оборудование, и чтобы это стало основой для создаваемой отрасли», – заявил предправления «Роснано» Анатолий Чубайс. 

Ранее «Роснано» объявляло о создании двух международных консорциумов с участием ключевых игроков глобального рынка в области ветроэнергетики. Первый займется производством в России оборудования для ветрогенерации, второй – строительством и эксплуатацией ветряных электростанций. Стартовые инвестиции для двух направлений заявлены в объеме 10 млрд руб. 

Для защиты интересов иностранных и отечественных инвесторов в обоих консорциумах Анатолий Чубайс обратился к вице-премьеру Аркадию Дворковичу с просьбой внести изменения в программу поддержки ВИЭ. По его мнению, чтобы ветер смог достичь популярности солнца, нужно увеличить объем мощности, которая сможет претендовать на поддержку из бюджета (с 3,6 ГВт до примерно 6 ГВт), срок действия программы (до 2029 г.) и пересмотреть в сторону повышения предельные капзатраты, исходя из которых считается доходность проектов (сейчас – 66 000 руб./кВт/ч). Кроме того, Анатолий Чубайс предложил составить закрытый список оборудования для обязательной локализации «в интересах российской промышленности». 

Такой список отражает интересы «дочки» «Роснано» – ХК «Композит», – которая производит сырье для ветрооборудования и планирует локализацию производства лопастей. Возглавляет ее, по данным официального сайта компании, Леонид Меламед, арестованный в 2015 г. по обвинению в растрате 200 млн руб. тогдашний руководитель «Роснанотеха». Однако, согласно данным Kartoteka.ru, гендиректором «Композита» с октября 2015 г. является Владимир Хлебников. 

Для «Роснано» важно показать, что его проекты могут загрузить российскую промышленность. В связи с ветровыми проектами работой могут быть обеспечены региональные машиностроительные компании, например, «Димитровградхиммаш», «Зенит-химмаш», «КТЦ Металлоконструкция», которые изготавливают башни для ветряков.

Ориентация на отечественного производителя не случайна. Как отмечает первый вице-президент Российского союза инженеров Иван Андриевский, именно принятый в 2014 г. закон, требующий недостижимого для наших производителей 65-процентного уровеня локализации оборудования для получения повышенного тарифа на электроэнергию, погасил интерес к ветроэнергетике. В России не производятся турбины и лопасти для ветроустановок, и это останавливает потенциальных инвесторов. «Теоретически российские компании сегодня способны выполнить требования по локализации. Однако вопрос в спросе на эту продукцию: в производственных масштабах его пока нет, а переводить мощности на оборудование для ветряков в рамках штучных заказов российским производителям невыгодно. Инвесторы в свою очередь не спешат вкладываться в проекты, которые пока не имеют практической экономической основы и считаются высокорискованными», – полагает Иван Андриевский. 

Леонид Примак отмечает также отсутствие собственной инфраструктуры полного цикла для создания ветросолнечных энергоустановок – «от науки до сбора платежей». «Сейчас мы имеем полукустарное производство типа «Истока» в Твери или «Светлого города» в Ижевске. Их продукция не самая эффективная и довольно дорогая, и объемы ее ничтожные. Сейчас с помощью фонда «Сколково» в Иркутске пытаются запустить массовое производство принципиально иных ветросолнечных энергоустановок Aerogreen. Но до начала массового производства там еще далеко, несмотря на то, что стратегический партнер проекта – ОАО «Связь инжиниринг» – выделил на это $5 млн. Во всех наших проектах «возобновляйки» вы гайки российской не найдете».

У российских разработчиков непростая судьба. Леонид Примак приводит в качестве примера ООО «Ветрогелиоэнергетика», которое в сотрудничестве с ЦАГИ разработало принципиально новый тип ветросолнечной энергоустановки и сейчас пытается внедрить ее в массовое производство: «Я стал свидетелем такой ситуации: на отборе в акселератор РВК им было заявлено, что поскольку в России нет экспертов, способных оценить их проект, то они снимаются с конкурса».

Атомная альтернатива

Главным событием для российской ветряной генерации стал выход на этот рынок «Росатома», который намерен развернуть широкомасштабные проекты. «Выход такого крупного игрока на это поле говорит о серьезных перспективах рынка, а значит, может стать сигналом для активизации других инвесторов. Это, в свою очередь, подтолкнет и производителей к ориентации на сектор ветрогенерации», – считает Иван Андриевский. «Росатом» собирается в ближайшие четыре года построить несколько ветроэлектростанций в энергодефицитных регионах на юге России, которые смогут вырабатывать около 17% всех ветровых мощностей, планируемых ко вводу до 2024 г. Летом 2016 г. «Росатом» подал заявку на конкурс инвестпроектов в области возобновляемых источников энергии в 2018–2020 гг. и готов вложить в это 83 млрд руб. Кстати, срыв проекта грозит 5-процентным штрафом (4 млрд руб.). СМИ сообщали, что «Росатом» приступил к поиску глобального партнера для локализации производства ветроустановок в России. Предполагается, что часть оборудования может быть произведена на заводе «Росатома» – «Атоммаше». «В настоящее время оборудование для ветряных генераторов в России почти не производится,  – утверждает Петр Вашкевич, главный инженер компании «Крок». – Отечественные компании, которые можно пересчитать по пальцам одной руки, пока производят оборудование для маломощной генерации, для так называемого бытового сектора. Это, в частности, «ГРЦ-Вертикаль», «Сапсан – энергия ветра», Лианозовский электромеханический завод.

Ждать у моря погоды

Риски «зеленой» энергетики может и должно снижать государство. Для этого каждый ветровой проект обязан пройти процедуру конкурентного отбора мощности в НП «Совет рынка». Прошедшие ежегодный отбор получают право заключения контракта с гарантированной окупаемостью в течение 15 лет и базовой доходностью 12% годовых. По словам президента Российской ассоциации ветроиндустрии (РАВИ) Игоря Брызгунова, до 2016 г. конкурс прошли проекты компании Fortum и чешского холдинга «Фалькон кэпитал». На отборочном конкурсе ВИЭ в июне 2016 г. на ветровую генерацию подал заявки лишь «Росатом». При этом потенциальную емкость ветроэнергетического рынка в нашей стране, по словам аналитика Леонида Хазанова, можно оценить в диапазоне 20–50 трлн кВт/ч (притом что сейчас с помощью обычных электростанций вырабатывается немногим более 1 трлн кВт/ч). К тому же, для значительной части территории России характерно децентрализованное энергоснабжение с помощью дизельных теплоэлектростанций и др.

Для властей субъектов Федерации создание на их территориях ветровых электростанций представляет интерес с точки зрения снижения зависимости от роста тарифов на электроэнергию, вырабатываемую традиционными способами, и необходимости завоза угля и дизельного топлива. 

Самый яркий пример – Калиниград. В строительстве нового ветропарка к ЧМ-2018 будет принимать участие ПАО «Россети». Гендиректор «Россетей» Олег Бударгин говорил в декабре: «К настоящему времени уже почти год эксплуатируется мачта, которая мониторит все ветряные потоки в месте будущего ветропарка. Специалисты говорят, что это удачное место для развития нового современного ветропарка. Врио губернатора поставил задачу максимально использовать чистую энергию для снабжения спортивных объектов чемпионата мира по футболу. Поэтому мы смонтируем ветропарк, который полностью обеспечит объекты чемпионата. Это все наши долгосрочные инвестиции, наши партнерские отношения с правительством Калининградской области». При этом Леонид Примак вспоминает: несколько лет назад датчане подарили России б/у ветрогенераторы. И пошли разговоры: «Вот скоро у датчан будет очередное обновление парка ветрогенерации, они нам еще утильных ветряков пришлют, и мы тогда из них уже настоящую офшорную морскую ветроферму соорудим!»

В любом случае технологическими и техническими партнерами российских концернов выступают иностранные компании. Китайская корпорация Sinomec по соглашению с правительством Карелии будет строить первую ветровую электростанцию в регионе. Морская ВЭС должна появиться в Кемском районе до 2020 г. Стоимость проекта – 9 млрд руб., он закроет около 40% энергонужд жителей Карелии. 

Японцы собираются построить ветропарк в Якутии. Глава Республики Саха (Якутия) Егор Борисов обсуждал такую возможность с руководством компании NEDO, которая проводит испытания в области ветроэнергетики в суровых климатических условиях. До этого компания участвовала в проекте на Камчатке.

Речь идет о строительстве ветропарка мощностью 1 МВт в поселке Тикси Булунского района. Соответствующий меморандум между ПАО «РАО Энергетические системы Востока», Республикой Саха и японской компанией «Комаихалтек инк» – постоянным партнером NEDO – был подписан в рамках I Восточного экономического форума во Владивостоке. На первом этапе предусматривается возведение трех ветроэнергетических установок в 2017–2018 гг. 

Как отмечает заместитель губернатора Ростовской области Юрий Молодченко, с 2012 г. крупная немецкая компания SoWiTecGroup намеревается реализовать на территории бывшей игорной зоны «Азов–сити» инвестпроект по строительству ветроэлектростанции. По результатам ветромониторинга Азовский район хорошо подходит для размещения таких объектов. Но власти региона говорят, что на эту территорию претендуют инвесторы из других отраслей.

Дорогие перемены

Возобновляемая энергетика для России на фоне популярности и распространения ВИЭ в мире – пока самый молодой и самый маленький сектор энергорынка. ВИЭ имеют большой потенциал в энергодефицитных регионах и на изолированных территориях России, где отсутствует возможность подключения к централизованному энергоснабжению, и поэтому стоимость киловатт-часа традиционной генерации слишком высока для потребителей.

Большое влияние также оказывает отсутствие законодательной базы и стимулирования развития этой отрасли на уровне законодательства. Особенно заметно это на розничном рынке, где установки малой мощности могут приобретать частные лица. «Серьезные шаги к альтернативной энергетике давно пора начать делать. И здесь я вижу в первую очередь особые возможности для частных пользователей. Именно для них «зеленая» энергетика может оказаться достаточно выгодной. Для этого на уровне государства необходимо легализовать установку двунаправленных электросчетчиков. Они смогут считать не только потребляемую, но и отдаваемую в сеть энергию. Со стороны государства это исключительно законодательная инициатива, не требующая дополнительных финансовых затрат, а любой гражданин сможет, например, установить у себя на крыше солнечные панели и компенсировать свои затраты на энергию», – уверен Петр Вашкевич. Компания «Крок» принимала участие в создании ветряных установок для базовых станций мобильного оператора «Мегафон» в Мурманской области. Ранее питание этих объектов осуществлялось от дизелей, которые находятся в труднодоступных местах, а обслуживание и дозаправка таких удаленных станций были весьма затруднительны. 

Многие эксперты ожидают, что ближайшие два года станут переломными для российской ветрогенерации. Интерес к этой сфере есть давно – в мире ветроэнергетика развивается сумасшедшими темпами. В США, Германии, Испании, Индии, Канаде, Великобритании новые ветровые проекты появляются постоянно. В Дании доля ветроэнергетики в общем энергобалансе страны превышает 30%. При этом мы сознательно оставляем за скобками Китай, где ветроэнергетика – одно из приоритетных направлений развития энергокомплекса страны: к 2016 г. выработка там составила почти 150 ГВт – вдвое больше, чем в США, занимающих вторую позицию в мире по объемам ветрогенерации. Россия рискует упустить еще одну энергетическую революцию.