USD
56,5307
EUR
69,3476
 

Пузыри Миллера

Зачем руководители «Газпрома» скрывают правду о компании
06 Февраля 2017 | Марат Граут
Пузыри Миллера Сергей Савостьянов/ТАСС

В январе глава «Газпрома» Алексей Миллер отмечал свое 55-летие. В начале этого месяца он подвел очередные итоги своей деятельности – огласил результаты работы корпорации в 2016 г. 

Его речь была оптимистичной – казалось, что у предприятия вообще нет проблем. «Ко» проанализировал слова Миллера и выяснил, что практически в каждом важном высказывании он либо искажает реальность, либо недоговаривает. 

Выступление главы любой компании – это четкий и ясный сигнал для акционеров, в том числе потенциальных. Инвесторы должны понимать, на что расходуются их деньги. 

«Газпром» – публичное акционерное общество, его бумаги торгуются на бирже. От решений менеджмента напрямую зависит благополучие акционеров. 38,37% компании принадлежит Росимуществу, 10,97% – «Роснефтегазу», 0,89% – «Росгазификации». Все остальное покупается и продается на рынке без особых проблем. 

В интересах держателей акций «Газпрома» – как государства, так и частников – получать от топ-менеджера исключительно правдивую информацию. Только она поможет им решить, как в дальнейшем поступить со своими бумагами.

С помощью экспертов «Ко» выделил из январских выступлений Миллера пять ключевых тезисов. Они касаются добычи (фактической и допустимой мощностями компании), экспорта, отношения с клиентами, а также строительства новых трубопроводов. По мнению специалистов, глава «Газпрома» не предоставляет акционерам полную и открытую информацию по перечисленным вопросам. 

Стахановцы газодобычи

«В 2016 г. «Газпром» добыл 419,07 млрд куб. м газа. Это примерно на 11 млрд куб. м больше плана и на 0,57 млрд куб. м больше объема добычи в 2015 г.».

Объемы производства корпорации в 2016 г. действительно превысили 419 млрд куб. м. И это реально на 0,57 млрд куб. м больше показателя 2015 г. (418,5 млрд куб. м). Но кое с чем здесь можно поспорить. 

Миллер отрапортовал, что план превышен на 11 млрд куб. м, но при этом не уточнил, о каком именно плане идет речь, ведь в течение 2016 г. они постоянно корректировались в меньшую сторону. 

Так, в отчете по РСБУ за II кв. 2016 г. приводится цифра 417,2 млрд куб. м. Если брать ее, то перевыполнение плана окажется куда более скромным – 1,87 млрд куб. м (в шесть раз меньше, чем говорит Миллер). В отчетности за III кв. 2016 г. порог опустили до 409,8 млрд куб. м. Отталкиваясь от этого показателя, получаем превышение в 9,3 млрд куб. м. 

Таким образом, руководитель компании завысил данные о перевыполнении плана почти на 2 млрд куб. м. 

Но сами по себе цифры не играют большой роли. Необходимо разобраться, за счет чего «Газпром» достиг таких показателей и есть ли в этом заслуга менеджмента. 

«Важно понимать, что анонсируемые Миллером результаты общей добычи все равно недотягивают до рекордных данных того же 2006 г., когда производство составило 556 млрд куб. м», – напоминает аналитик компании «Алор брокер» Кирилл Яковенко. 

В 2008 г. корпорация добыла 549,7 млрд куб. м, и с тех пор производство постоянно снижалось. К 2016-му оно упало почти на 24%, или более чем на 130 млрд куб. м.

«Тенденцию падения прервала аномально холодная погода в Европе», – поясняет партнер консалтинговой компании RusEnergy Михаил Крутихин. По его словам, рост производства в 2016 г. – целиком и полностью заслуга внезапно возникшего дополнительного спроса на газ в Европе в IV кв. 2016 г. 

С ним соглашается гендиректор East European Gas Analysis Михаил Корчемкин: «Газпром» добыл столько, сколько сумел продать. Весь прирост был обеспечен за счет увеличения экспорта в Европу – благодаря нефтяной индексации и дополнительным скидкам российский газ был дешевле, чем газ конкурентов. А снижение продаж российским потребителям оказалось меньше ожидаемого – помогла холодная погода». 

«Объемы добычи «Газпрома» выросли в соответствии с запросами потребителей. Снижение контрактных цен на газ, которые реагируют на стоимость нефти с лагом в 6–9 месяцев, стало основным поводом для роста потребления, большая часть которого связана со странами Западной Европы», – резюмировал аналитик ИК «Велес капитал» Игорь Арнаутов.

Заграница им поможет

«Экспорт «Газпрома» в дальнее зарубежье достиг в 2016 г. максимума за всю историю газовой отрасли – 179,3 млрд куб. м. По сравнению с 2015 г. рост составил 12,5%, или в абсолютном выражении 19,9 млрд куб. м. <…> Результат наглядно демонстрирует значительное увеличение спроса на российский газ в Европе и наши возможности обеспечить его надежный экспорт в требуемом объеме. <…> Такого не было ни во времена Советского Союза, ни в современной России».

На первый взгляд высказывание Миллера абсолютно корректно. По итогам прошлого года «Газпром» поставил в дальнее зарубежье (читай – в Западную Европу и Турцию, на которые приходится львиная доля продаж) почти 180 млрд куб. м голубого топлива. Кроме того, в начале 2017 г. корпорация фиксировала рекордные величины суточного экспорта: 6 января – 615,5 млн куб. м, 8 января – 621,8 млн куб. м, 11 января – 624 млн куб. м (по «Северному потоку» – 167,4 млн куб. м, это дневной максимум для данного трубопровода). 

«Так много в дальнее зарубежье «Газпром» еще не продавал. Росту способствовали, в частности, низкие цены, по которым потребителям выгодно делать запасы впрок, а также аномально ранняя и холодная зима, способствовавшая росту потребления энергоносителей. Не факт, что в следующем году зима будет столь же холодной. Несмотря на рост закупок у «Газпрома», Европа заинтересована в диверсификации источников топлива на своем рынке. Это сдержит рост экспортных возможностей «Газпрома» в западном направлении», – комментирует аналитик ИК «Финам» Алексей Калачев. 

Рост поставок в дальнее зарубежье на 12,5% при увеличении общей добычи всего лишь на 0,1% мог произойти только за счет сокращения экспорта в ближнее зарубежье, рассуждает аналитик IFC Markets Дмитрий Лукашов. По итогам девяти месяцев 2016 г. Украина и страны Балтии значительно уменьшили закупки российского газа. При этом их спрос никуда не исчез – он покрывался реверсом из других европейских стран, объясняет эксперт. 

Согласно данным компании «Газпром экспорт», в 2015 г. за рубеж было продано 158,6 млрд куб. м газа. С 1990 г., когда объем экспорта впервые превысил 100 млрд куб. м, «Газпром» последовательно увеличивал прокачку углеводородов за границу. В 2005-м продажи достигли 154,3 млрд куб. м, затем фиксировалось их снижение (в 2010 г. – 138,6 млрд куб. м, в 2014 г. – 146,6 млрд куб. м), теперь же корпорация побила все рекорды, поставив 179,3 млрд куб. м. 

Но говоря об экспортных показателях «Газпрома», во-первых, необходимо вспомнить о грандиозных планах Миллера по наращиванию поставок за рубеж. Этим планам не так уж и много лет, но их уже необходимо пересматривать, что говорит о качестве прогнозирования в корпорации: разница между желаемым и действительным оказалась серьезной – почти 100 млрд куб. м. Во-вторых, важно иметь в виду, что часть рекордного экспорта является виртуальной. 

Результат, продемонстрированный «Газпромом» в прошлом году, очень хороший, считает Михаил Корчемкин. Но объемы экспорта в 2016 г. оказались значительно ниже прогнозов, озвученных в начале десятилетия. «По плану Миллера, в 2016 г. «Газпром» должен был экспортировать более 255 млрд куб. м», – утверждает эксперт. 

Михаил Корчемкин добавляет, что рекордный уровень прошлогодних продаж в 2010 г. показался бы провалом: «Реальные объемы экспорта оказались заметно ниже планов, зато резко выросли аппетиты подрядчиков «Газпрома», для удовлетворения которых руководство страны увеличило программу строительства экспортных газопроводов», – продолжает он. 

Теперь о виртуальных поставках. По словам Михаила Крутихина, Миллер включил в экспорт объемы, российскую границу вообще не пересекавшие. «Это газ, который торговые «дочки» компании покупают в других странах и перепродают», – говорит он.

Михаил Крутихин прогнозирует, что «Газпром» сумеет сохранить долю в 30% на европейском рынке вплоть до 2035–2040 гг. Но ему придется сражаться в ценовой войне с поставщиками сжиженного природного газа (СПГ) за потребителей, способных купить около 70 млрд куб. м. 

«Пик спроса не может быть вечным. Как только Европа заполнит свои хранилища, уровень суточных поставок придет в норму. Спрогнозировать, как будет дальше меняться объем поставок «Газпрома» в Европу,  – довольно сложная задача. Тут надо учитывать множество факторов – внутреннюю добыча в ЕС, ситуацию на Украине, строительство «Северного потока-2», поставки американского СПГ», – перечисляет Кирилл Яковенко. 

Михаил Корчемкин полагает, что есть и более весомые факторы, от которых зависит дальнейшая судьба экспорта «Газпрома». Это стоимость нефти и угля (к нефти привязана стоимость газа, к углю – потребность Европы в чистых источниках энергии) и, главное, – настроение президента России Владимира Путина.

«Он может прикрутить газовый кран в наказание за какой-нибудь «проступок» европейских партнеров. Кстати, часть прироста экспорта в прошлом году связана с низкой базой 2015-го. В I кв. 2016 г. «Газпром» вдвое снизил поставки газа по «Северному потоку» и через Украину. Так Путин «наказал» европейцев за украинский реверс. На самом деле пострадали бюджет и миноритарные акционеры «Газпрома», – считает Михаил Корчемкин. 

Примечательно, что глава государства твердо убежден в росте спроса на углеводороды. 18 января, открывая новую трубу «Газпрома» (Бованенково–Ухта-2 – часть «Северного потока-2»), он заявил, что рынок будет расширяться, поэтому «нужно своевременно принимать решения инвестиционные, что мы сделали вот по этим проектам». Следовательно, акционеры «Газпрома» должны быть готовы к раздуванию инвестпрограммы компании: под якобы растущий спрос подрядчики с удовольствием возведут многие километры газовых магистралей.

Клиент всегда прав

«Газпром» всегда работает от рынка и добывает столько газа, сколько нужно потребителям».

«Такая формулировка верна. Куда девать газ, на который нет покупателей?» – соглашается Михаил Крутихин, но призывает учесть тот факт, что «Газпром» переоценил возможности рынка, начав освоение новых месторождений. По его словам, потенциал добычи компании превышает потребности ее клиентов более чем на 200 млрд куб. м в год. «Корпорация могла бы добавить в список клиентов еще одну Европу, и даже тогда остался бы запас. Но второй Европы нет. Средства и силы потрачены впустую, и «Газпром» вынужден сворачивать разработку месторождений на Ямале и в других регионах», – констатирует эксперт. 

Здесь мы снова сталкиваемся с серьезной проблемой прогнозирования в «Газпроме». Повторимся, несколько лет назад, озвучивая обширные планы на экспорт, Миллер промахнулся на 100 млрд куб. м. Средняя стоимость топлива при поставках в дальнее зарубежье в 2015 г., по данным «Газпрома», составила $245,6 за 1000 куб. м, или $24,6 млрд за 100 млрд куб. м – в такую сумму вылилась ошибка в прогнозе. Ожидание, что аппетиты клиентов будут лишь расти, также может привести к неверной оценке ситуации и ненужным для предприятия тратам. 

Но «Газпром» действительно намертво привязан трубами к потребителям, и его поведение часто меняется в зависимости от их желаний.

Так, Кирилл Яковенко допускает, что европейские клиенты сумеют надавить на «Газпром». Дело в том, что компания ограничена в вопросе трубопроводных поставок на Запад. «Северный поток» заработал на полную мощность. Наращивать прокачку по украинской газотранспортной системе (ГТС) не получится – для этого ее нужно модернизировать. При всем желании (как «Газпрома», так и его клиентов) гнать еще больше топлива будет трудно. 

«Перед самой Европой встает вопрос: наращивать долю «Газпрома» и разрешить прокладку «Северного потока-2» или же идти по пути экспериментов со стареющей украинской ГТС и американским СПГ? Учитывая все имеющиеся политические разногласия, можно предположить, что «Газпрому», скорее, предложат вложиться в украинскую систему и помириться с соседом», – считает Кирилл Яковенко. 

«Газпром» в самом деле сильно зависит от потребителей и при необходимости может прогнуться под них. В рыночных условиях такая ситуация абсолютно нормальна. Но у компании есть и второй клиент – Кремль. И часто желания двух клиентов диаметрально противоположны. Этим и объясняются частые ошибки в прогнозах, неоправданные инвестиции (вроде многомиллиардных вложений в отмененный «Южный поток») и политически мотивированные действия (строительство магистралей в обход Украины при наличии действующей ГТС) менеджмента «Газпрома».

Нужно больше газа

«Наши производственные мощности способны обеспечивать добычу в объеме, более чем на 150 млрд куб. м в год превышающем фактическое производство».

Алексей Миллер этим высказыванием открыто признается в просчетах планирования. Иметь на балансе такие большие невостребованные мощности и гордиться этим весьма странно. Компания инвестирует в производство, но вложения не отбиваются, так как спрос недостаточно высок. Объем инвестпрограммы «Газпрома» в 2015 г. – 840,35 млрд руб., в 2016 г. – 842 млрд руб, а в 2017-м – 910,67 млрд руб. Траты постоянно растут.

Игорь Арнаутов сообщает, что в 2015 г. суммарная производительность установок «Газпрома» по комплексной подготовке голубого топлива достигла 1,12 трлн куб. м. Это превышает объем добычи компании примерно в 2,6 раза. 

Когда речь идет о росте производства газа, надо учитывать внутреннее и внешнее потребление, утверждает Алексей Калачев. В последнее время падение объемов добычи совпадало с приростом экспорта (42% выкачанного из недр топлива идет за рубеж) и падением продаж в РФ. «Менее 10% газа продается в страны бывшего СCCР и около половины потребляется внутри России, причем оба показателя снижаются от года к году. К тому же, на внутреннем рынке растет, хоть пока и медленно, доля независимых компаний, ограниченных в своих экспортных возможностях монополией «Газпрома». Все это сдерживает рост добычи. А возможности наращивать ее, конечно, имеются», – поясняет эксперт. 

В целом же специалисты указывают на ошибки в инвестиционной стратегии корпорации. 

«По оценке ВР, излишние мощности «Газпрома» по добыче превышают 200 млрд куб. м в год. По моей оценке на 2014 г. – на 225 млрд куб. м в год. Это выброшенные на ветер средства. Некомпетентное планирование. Очковтирательство по потенциалу спроса», – резюмирует Михаил Крутихин. 

И такая ситуация складывается не только с инвестициями в добычу. По многочисленным экспертным оценкам, «Газпром» работает не в интересах акционеров и бюджета – выгоду от его деятельности получают подрядчики. Именно они осваивают средства, выделенные при неудачном (для миноритариев и государства, разумеется) планировании капиталовложений. Самый яркий пример – строительство ненужных трубопроводов. Ненужных потому, что по ним нечего доставлять: мощности для добычи есть, а покупателей нет. 

«Излишки добывающих и газотранспортных мощностей указывают на неправильную инвестиционную политику «Газпрома». На днях Миллер доложил о полной готовности трубопроводов «Южного коридора», построенных для подачи газа в «Южный поток». «Газпром» потратил на эти трубы более $15 млрд, но нет никакой ясности, когда пригодятся эти активы и пригодятся ли они вообще. На мой взгляд, замораживание огромных денег в невостребованных проектах играет на руку только подрядчикам «Газпрома», – уверен Михаил Корчемкин.

Европа в сетях

«Европейские потребители выбирают его («Северный поток». – Прим. «Ко») за высокую надежность транспортировки газа. Это не только бестранзитный газопровод, напрямую соединяющий газотранспортные системы России и Европы, но и, что очень важно, газопровод современный и высокотехнологичный. Он десятилетиями будет гарантированно обеспечивать Европу российским газом. Такими же преимуществами будет обладать и «Северный поток-2».

Это заявление Миллер сделал 7 января. Говоря о преимуществах двух «Северных потоков», он упустил из виду сдвиги, которые происходят на европейском энергетическом рынке. Они медленные, но неумолимые. Брюссель придерживается стратегии энергонезависимости. Более трети импорта приходится на одну компанию, следовательно, поставки нужно диверсифицировать. Для этого прекрасно подходит СПГ.

Стабильные объемы экспорта через «Северный поток» в течение десятилетий не гарантированы, считает Игорь Арнаутов. «Кроме того, планируемое строительство регазификационных СПГ-терминалов в Хорватии, Эстонии, Греции, Ирландии и Швеции может снизить спрос на газ из «Северного потока». Строительство же третьей и четвертой ниток по дну Балтийского моря в рамках проекта «Северный поток-2» затягивается, так как сделку заблокировала Польша», – рассказал он.

Строительство «Северного потока-2» – огромные инвестиции для «Газпрома», но никто не дает полной гарантии, что проект может окупиться, утверждает Кирилл Яковенко. Текущий высокий спрос Европы на российский газ он объясняет сильными морозами и опасениями, связанными с малыми запасами топлива на Украине (существует риск, что поставки по ГТС будут прерываться из-за роста внутреннего потребления в стране). Пиковый спрос наблюдается не каждую зиму, добавил аналитик. 

Да, заявление о преимуществах «Северных потоков» должно было насторожить акционеров компании, так как Европа все еще не решила, быть ли газопроводу. При этом Миллер явно настроен на прокладку магистрали даже без предварительного разрешения. Коммерческие интересы компании здесь отходят на второй план, а во главу угла ставится политика. Россия хочет исключить Украину из схемы поставок газа на Запад, поэтому строит всевозможные потоки, вместо того, чтобы пользоваться готовой ГТС. Иными словами, деньги тратятся не ради их приумножения, а ради решения сиюминутных политических задач.

«Для «Газпрома» это чисто политический проект, затеянный руководством страны с единственной целью – наказать Украину, лишив ее дохода от транзита российского газа (примерно $2 млрд в год). Ненадежность самого короткого и самого дешевого украинского маршрута – это пропагандистский миф. Все перебои на этом маршруте происходили из-за политических решений Кремля, а не из-за технического состояния инфраструктуры на украинской территории или каприза украинских властей.

Для потребителей в Германии еще один маршрут получения газа выгоден, тем более, что они за него ничего не платят. Платит «Газпром» – миллиарды долларов. Такая цена политического каприза», – говорит Михаил Крутихин.

Да, один из ключевых моментов, на которые должны обращать внимание потенциальные и действующие акционеры коммерческой компании, – это адекватность ее трат. Если есть дешевый и работающий маршрут, зачем тратить миллиарды долларов на строительство обходных?

Михаил Корчемкин считает, что украинский транзит, в отличие от «Северного потока», способен удовлетворить пиковый спрос на газ. И сейчас, в зимний период, европейские потребители резко увеличили отбор голубого топлива, поступающего через ГТС. «Северный поток-2» требует строительства новых газотранспортных мощностей на территории Германии. Разрешение еще не получено, но «Газпром» уже тратит деньги на российскую часть проекта. По-видимому, опыт «Южного потока» понравился подрядчикам компании»,  – отмечает эксперт.