USD
57,6278
EUR
67,6775
 

Кощеевы тайны

Рынок коммерческой геронтологии ориентирован на элитного потребителя
27 Февраля 2017 | Анна Орешкина
Кощеевы тайны

Старение населения – мировой тренд, результатом которого стала пропаганда продуктивной старости: пенсионеры сегодня активно посещают фитнес-клубы, образовательные курсы и, естественно, медицинские центры. 

В отличие от геронтологии, антиэйджинг (профилактика старения) предлагает услуги, например, ксенотерапию и детокс-капельницы, преимущественно пациентам в возрасте 35–55 лет. Недавно телеведущая Ксения Собчак рассказала о неожиданной встрече на элитном европейском детокс- и антиэйдж-курорте «Мерано» в Италии с главой «Роснефти» Игорем Сечиным – в очереди к чайнику. 

 

Молчание телят

Городок Мерано в итальянских Альпах знаменит не только курортом на радоновых термальных источников, но и одной из старейших русскоговорящих общин Италии. Прежде здесь отдыхали аристократы императорской России, сейчас в центр красоты и здоровья натуропата Анри Шено спешат обладатели тугих кошельков. Например, будучи мэром Москвы, его услугами пользовался Юрий Лужков, а также его супруга Елена Батурина. Базовый курс детокса или омоложения в центре Espace Henri Chenot стоит около 4000 евро за неделю – без проживания.

Однако деньги на омоложение можно тратить и в России. В конце января профессор Владимир Хавинсон получил из рук президента Владимира Путина государственную награду – орден Дружбы. «Это не итог деятельности, а пролог», – прокомментировал награждение 70-летний ученый, доктор медицинских наук, профессор, член-корреспондент РАН и заодно бизнесмен. Владимир Хавинсон изучает способы продления активного возраста почти 40 лет, начинал он в Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова (а позднее работал в Санкт-Петербургском институте биорегуляции и геронтологии), которая разрабатывала препараты для повышения устойчивости иммунной системы и улучшения работы мозга в критических ситуациях, – их принимали подводники, космонавты, «чернобыльцы» и «афганцы». Это оказалось емким научным направлением и настоящей золотой жилой. Так на рынке появились «пептиды Хавинсона», или геропротекторы, – препараты, полученные из органов телят. Короткие цепочки из аминокислот, которые воздействуют на отдельные гены или на целые генетические цепочки и, по словам самого изобретателя, способны регулировать активность генов: одни притормаживать, а другие стимулировать. Хавинсон разработал пять лекарственных препаратов, которые включены в государственную фармакопею, и более двух десятков парафармацевтиков, или БАД, не проходивших сертифицированные клинические испытания. Рекламную кампанию им помогают делать ведущие телеканалы и СМИ: Владимир Хавинсон и его супруга, профессор Светлана Трофимова, еженедельно дают интервью, а их продукция продается через сетевых агентов.

Суммарные обороты продажи пептидных биорегуляторов подсчитать трудно, но четырехмесячный профилактический курс лечения от ишемической болезни сердца, например, обходится в 25 000 руб. Всего курсов предлагается более десятка. 

«Бизнес, да, удачный. Что же касается эффективности пептидов, то большинство геронтологов считают ее доказательства недостаточно убедительными. В эпоху доказательной медицины стандарты, можно сказать, написаны кровью и деньгами пациентов, которые покупались на рекламу средств, эффективность, а то и безопасность их потом не подтверждалась», – говорит биофизик, ведущий эксперт ООО «Институт биологии старения» Игорь Артюхов. Мнение, что разрекламированность этих средств сильно не соответствует степени доказанности, разделяют еще несколько экспертов и врачей, с которыми пообщался «Ко». Главный врач одного из медцентров и вовсе считает, что это мошенничество: «В последнее время усилиями людей, которые носят высокие звания и формально имеют медицинское образование, на фоне общего упадка научной мысли в России распространилось большое количество ложных методов лечения, а также услуг по омоложению и пр. В реальности существует мировая медицина, стандарты которой изложены в рекомендациях профессиональных сообществ, в первую очередь Европы и Америки, и мы стараемся, насколько позволяет квалификация наших врачей, ей следовать». Владимира Хавинсона часто критикуют за дискредитацию самой идеи пептидов, однако широкого обсуждения не получается: ни у одной, ни у другой стороны нет серьезных доказательств. Да и какой спрос с БАД? 

Главный врач клиники антиэйджинга «Пятый элемент» Юлия Титель полагает, что пептиды доказали свою эффективность: «Стоит сказать, что они работают с клетками, пролонгируя их активную фазу. Если клетка «устарела», и в ней есть внутренние дефекты, ее физиологический потенциал уже неэффективен. В том случае, когда она не способна сама включить запрограммированную смерть, пептиды стимулируют ее уход и омоложение ткани. О пролонгации жизни человека мы говорить не можем». 

По ее словам, большинство фундаментальных исследований пептидов принадлежат российским специалистам Владимиру Хавинсону и Вячеславу Морозову. Европейские врачи также изучают это направление, но в основном они занимаются пептидами, усиливающими регенерацию кожи. 

«Основные патенты принадлежат Институту биорегуляции и геронтологии в Санкт-Петербурге и Хавинсону, в частности. Фармацевтические и косметические компании покупают у них патент и добавляют запатентованное вещество в свои препараты и продуктовые линейки: лекарства, капли, кремы, маски», – отмечает Юлия Титель. В «Пятом элементе» отказались озвучить стоимость патентов, сославшись на коммерческую тайну.

 

Пептидная сеть

Реализацией «пептидов Хавинсона» занимаются также компании прямых продаж. С 2010 г. «эксклюзивным правом продвигать последние высокоэффективные разработки Санкт-Петербургского института биорегуляции и геронтологии» обладает ООО «НПЦРиЗ» («Научно-производственный центр ревитализации и здоровья»). Продвигают их в России, на Украине, в Казахстане, Венгрии, Болгарии, странах Балтии. Компания нацелена, как сказано на официальном сайте, «на повсеместное внедрение продуктов передовых и научно обоснованных технологий, позволяющих не только увеличить среднюю продолжительность жизни на несколько десятков процентов, но также снизить риск возникновения злокачественных новообразований, заболеваний сердечно-сосудистой системы, опорно-двигательного аппарата и других жизненно важных систем и органов в 3–5 раз». Реклама довольно действенна. По данным Kartoteka.ru, выручка ООО «НПЦРиЗ» в 2015 г. составила 112 млн руб., недавно учредители торговой компании Валерий Александров и Роман Пинаев открыли еще два юрлица для производства и продажи косметических средств и пищевых добавок. С коллективом Института биорегуляции и геронтологии связь достаточно тесная: вице-президентом ООО «НПЦРиЗ» является старший научный сотрудник лаборатории возрастной клинической патологии института Давид Горгиладзе, а Владимир Хавинсон числится главным научным консультантом. 

Владимир Хавинсон построил на производстве и продаже пептидных препаратов целую бизнес-империю. Так, он является совладельцем ООО «СИА пептайдс», мажоритарный пакет которого, 60%, до недавнего времени был сосредоточен в руках семьи Игоря Рудинского, крупного фармбизнесмена, умершего в 2014 г. Также главному геронтологу Санкт-Петербурга принадлежит ООО «Биовита», занимающаяся, в том числе, производством БАД и фармацевтических субстанций и торговлей. Супруга Владимира Хавинсона Светлана Трофимова и ее брат Александр Трофимов владеют клиникой «Древо жизни», которая на ее официальном сайте названа клиникой Санкт-Петербургского института биорегуляции и геронтологии. Оборот клиники по итогам 2015 г., согласно данным Kartoteka.ru, – 24 млн руб., годом ранее – 9 млн руб. 

У одной из компаний Хавинсона, «Биоком сел», занимающейся оптовой продажей фармацевтических препаратов, есть американская «дочка» Neostar, зарегистрированная в штате Делавер, который называют раем для высокотехнологичных компаний. 

К бизнесу известного геронтолога причастны крупные российские предприниматели. Партнерами Владимира Хавинсона в двух его компаниях были экс-министр топлива и энергетики РФ и бывший зампред правления «Газпрома» Петр Родионов и его супруга Инна. Сейчас они владеют ООО «Клиника Института биорегуляции и геронтологии» и «Лонгви-фарм». И здесь цепочка приводит к холдингу «Герофарм», который возглавляет Петр Петрович Родионов. Один из крупнейших фармпроизводителей в России с оборотом по итогам 2015 г. около 3 млрд руб. был создан в 2001 г. В то время Петр Родионов-старший вместе с командой Виктора Черномырдина ушел из «Газпрома», который впоследствие сыграет значительную роль в новом бизнесе семьи Родионовых. Вырученные от продажи нефтегазовых активов средства (по оценкам экспертов, $30 млн) позволили им начать инвестиции в фарминдустрию. Именно в 2001 г. был основан «Герофарм», и первыми препаратами, выпущенными компанией, стали «Кортексин» и «Ретиналамин», к изобретению которых причастны Владимир Хавинсон и его коллеги из Военно-медицинской академии. В 2003 г. «Герофарм» вместе с Минздравом и «Газпромом» создал СП по производству инсулина, а вскоре стал эксклюзивным дистрибьютором «Ринсулина». С 2008 г. компания участвует в госпрограмме по лекарственному импортозамещению общим объемом 50 млрд руб. 

 

Любимец президентов

Владимир Хавинсон в интервью и на встречах с пациентами часто говорит, что к решению проблем продления жизни и активного возраста надо подходить комплексно. На продолжительность жизни влияют не только специальные средства, но в первую очередь генетика, общая культура и образование. В качестве примера сознательного отношения к собственному возрасту Владимир Хавинсон приводит президента России Владимира Путина: «Учитывая прошлое (мастер спорта), образ жизни, военное воспитание, соблюдение диеты и занятия физкультурой, потенциал нашего президента блестящий. Я думаю, 20 лет минимум». Данных, что два Владимира были знакомы до вручения ордена Дружбы в январе, нет. Однако теперь у Владимира Хавинсона есть лучший рекламный агент – вручение госнаграды фактически легализовало все его изобретения.

На вопрос, является ли Кремль сейчас заказчиком его препаратов и услуг, Хавинсон в прямом эфире «Фонтанки» отвечал, что о его разработках в Москве хорошо знают, и прежде первые лица государства активно ими пользовались. По словам питерского профессора, пептидные препараты, разработанные его институтом, принимали Леонид Брежнев и Юрий Андропов. В 1996 г. перед первыми в России президентскими выборами в лабораторию Хавинсона приезжал врач Бориса Ельцина, которому порекомендовали для пациента номер один 10 препаратов, и все они были использованы по назначению.

В Санкт-Петербургском институте биорегуляции и геронтологии разрабатывали препараты для профессиональных спортсменов. Одна из задач – быстрое восстановление после экстремальных нагрузок. Незадолго до лондонской Олимпиады к Владимиру Хавинсону обратилась тренер сборной России по художественной гимнастике Ирина Винер с просьбой подобрать спортсменкам укрепляющие иммунную систему средства. Сотрудничество оказалось плодотворным, и его продолжили во время подготовки к Олимпиаде в Рио-де-Жанейро. 

«Что касается антидопингового контроля, пептиды входят в состав биологических жидкостей человека, поэтому не определяются. А при повышенных нагрузках их количество становится недостаточным, и мы их восполняем. Препараты в неизмененном виде в организме находятся в течение нескольких минут, а их метаболитами являются обычные аминокислоты», – отмечает замдиректора Санкт-Петербургского института биорегуляции и геронтологии по научной работе и новым технологиям, заслуженный деятель науки РФ, профессор, доктор медицинских наук Галина Рыжак. 

Однако МОК запретил пептиды: в ноябре прошлого года российский пловец Виталий Мельников был дисквалифицирован за их прием.

На отсутствие клиентов Владимир Хавинсон не жалуется. На личном сайте геронтолога можно найти фотографии посетителей Центра биорегуляции и геронтологии, среди которых артисты Валерий Леонтьев, Евгений Петросян, Михаил Задорнов и, например, супруга президента Казахстана Нурсултана Назарбаева Сара. 

 

Долгая жизнь «Роснано»

Сейчас многие крупные компании и фонды демонстрируют интерес к медицине, в том числе к «лекарствам от старости». 

Компания «Митотех» была основана в 2009 г. профессором, академиком РАН, деканом факультета биоинженерии и биоинформатики МГУ Владимиром Скулачевым и его сыновьями Максимом и Иннокентием. В основе бизнеса – «ионы Скулачева» и митохондриальная теория старения: профессор предположил, что процесс старения можно затормозить, если доставлять антиоксиданты прямо в клетку, и изобрел вещество, способное это делать, – SkQ (аналог Q10). Синтезом и производством SkQ и занимаются в «Митотехе». О лекарстве от старости речь пока не идет: на рынке представлен один продукт – глазные капли от синдрома сухого глаза «Визомитин», которые прошли клинические испытания в России. Еще до основания компании состоятельные россияне проявляли интерес к разработкам Скулачева. С подачи ректора МГУ им. М.В. Ломоносова Виктора Садовничевого член попечительского совета университета Олег Дерипаска выделил через фонд «Вольное дело» $120 000 на разработки лекарства от старости. Через год он вложил в них еще $15 млн, сделавшись через кипрский офшор Mivar Inv. Ltd. соучредителем компании «Митотех», партнерами Дерипаски стали вся семья Скулачевых и МГУ. «Владимир Петрович (Скулачев. – Прим. «Ко») никогда не обещал избавить Дерипаску от старения, он прямо сказал, что изобретенный им антиоксидант настолько активный, что хотя бы от заусенцев он точно должен помогать. Дерипаска ответил, что заусенцы его вполне устраивают», – вспоминает Максим Скулачев. Однако деньги на «заусенцы» закончились аккурат к 2008 г., когда у владельца «Базэла» появились веские причины экономить, и он перестал финансировать проект. В 2014 г. Максим Скулачев утверждал, что Олег Дерипаска больше не имеет отношения к «ионам Скулачева».

Одного миллиардера сменил другой: Александр Чикунов (экс-совладелец фонда «Русэнергоинвест», бывший член правления РАО «ЕЭС России», основатель группы «Росток») по рекомендации своего бывшего шефа Анатолия Чубайса инвестировал в проект Скулачева $10 млн, которые сейчас называет потерянными деньгами. Через два года после входа в проект Александр Чикунов так и не увидел результата. В надежде покорить рынок с уникальным лекарством от старости в проект в 2010 г. пришла корпорация «Роснано», сейчас ей принадлежит 32,32%. Перед сделкой аудит «Митотех» проводили EY и PWC. На средства госкорпрорации были начаты клинические исследования препаратов на основе «ионов Скулачева», а также создано промышленное производство субстанции SkQ на территории МГУ мощностью до 1,5 кг в год. Препарат под рабочим названием «Пластомитин» планируют выпустить на рынок в 2018–2020 гг. 

Мажоритарный владелец «Митотеха» – кипрский офшор «ДжиСи бэйсик тритмент лимитед», в 2015 г. РБК отследил, что одним из его бенефициаров в прошлом был Виктор Садовничий. С МГУ у «Митотеха» тесная связь – эта компания учредила ООО «НИИ митоинженерии МГУ». Кроме того, на официальном сайте заявлено, что в работе с «ионами Скулачева» сейчас задействованы шесть факультетов, два НИИ и около 150 сотрудников МГУ. 

В 2015 г. «Роснано» оценило бюджет «Митотеха» в 2,14 млрд руб., 692 млн руб. из которых приходилось на долю госкорпорации. По словам представителя «Роснано», корпорация участвует в управлении компанией на уровне совета директоров и полностью финансирует «Митотех», она планирует продолжать сотрудничество до момента выхода из инвестиций, который ожидается до 2020 г. 

Разочаровавшийся в инвестициях в «Митотех» Александр Чикунов решил вкладывать средства в проект «Скрининг» – это испытания 1000 лекарственных средств и биодобавок на 15 000 мышей, проведенное Алексеем Рязановым совместно с Джексоновской лабораторией (США). Ученые пытаются получить вещества, которые действительно продлевают жизнь грызунов. Результаты экспериментов пока неизвестны, известна сумма инвестиций – $10 млн. 

Проект по борьбе со старением имеет в своем портфеле и РВК. Компания «Тартис-старение», которой владеют ВЭБ, ООО «Биофарм инвест» и Михаил Рычев (бывший замруководителя Федерального агентства по управлению особыми экономическими зонами), разрабатывает препараты, направленные на уничтожение сенесцентных клеток, признанных исследователями проекта причиной систематического старения и возрастных паталогий. Их выход планируется в 2018 г. «Сколково» вместе с фондами РВК потратили на проект 150 млн руб. 

 

Долго и счастливо

«Предпосылки для роста рынка коммерческой геронтологии однозначно есть, – полагает руководитель подразделения медицины и фармацевтики исследовательской компании MAR Consult Ксения Медведева. – Во-первых, это емкий рынок. Доля возрастной группы 55–60+ в структуре населения неуклонно растет. Уже сейчас она составляет 25% от общего числа жителей РФ. Через 30 лет эта доля вырастет до 35% – это треть населения! Во-вторых, это рынок с растущим спросом. Формирующийся сейчас сегмент пожилых людей – это люди, родившиеся в 1960–1970-е. Время перемен в России пришлось на их молодость, поэтому многие из них смогли адаптироваться к рыночной экономике (в отличие от более пожилого сегмента)». 

С каждым пятилетием доля «адаптированных» пожилых потребителей будет увеличиваться, платежеспособность этого сегмента будет расти. Ксения Медведева выделяет четыре направления развития коммерческой геронтологии: товары и технологии, упрощающие повседневную жизнь и повышающие качество жизни; услуги по организации досуга: отдых, развлечения, спорт, туризм, оздоровление и пр.; косметология; медицинские разработки в области замедления процессов старения. В первых трех направлениях темп роста будет примерно одинаковым, пропорциональным росту размера и покупательной способности этого кластера потребителей. О медицинском направлении говорить сложнее: рынка вечной молодости, по мнению Ксении Медведевой, пока нет, поэтому возрастная структура его аудитории неочевидна. «Ниша геронтологических клиник сейчас никем не занята и, вероятно, не будет занята еще очень долго. Инвестировать в клинику по омоложению, ядром целевой аудитории которой будут люди 55+, нецелесообразно – это значительное сужение коммерческих перспектив. Более вероятный и коммерчески обоснованный сценарий – адаптировать линейку продуктов и услуг и скорректировать маркетинговую стратегию, приняв во внимание возрастных потребителей», – полагает эксперт. При этом потенциал российского геронтологического рынка в MAR Consult оценивают в 150 млрд руб.

В мире многие миллиардеры готовы инвестировать в бессмертие. Сооснователи Google Сергей Брин и Ларри Пейдж вложили совместно с «дочкой» Abbott $1,5 млрд в стартап по изучению способов продления жизни Calico. 

Инвестиции в вечную жизнь становятся более привлекательными, чем  в IT-технологии.