USD
59,0628
EUR
69,7589
 

Конкуренция и преференции

Для чего заменили президента «Ростелекома»
13 Марта 2017 | Константин Фрумкин
Конкуренция и преференции Сергей Фадеичев/ТАСС

В государственной корпорации «Ростелеком», крупнейшей телекоммуникационной компании с выручкой почти в 300 млрд руб., в последние две недели произошло несколько очень важных и взаимосвязанных событий. 

Неожиданно правительство отправило в отставку президента «Ростелекома» Сергея Калугина. На его место был назначен вице-президент ВТБ Михаил Осеевский. 

Логики в этом назначении, на первый взгляд, не было. Контракт с Сергеем Калугиным еще не истек, больших претензий к тому, как он руководил компанией, до сих пор не было. Конечно, в условиях экономической рецессии больших успехов корпорация достигнуть не может – ее чистая прибыль в истекшем году снизилась на 15% при практически неизменной выручке. Но, по крайней мере, она прибыльная. К тому же, у других участников рынка положение не лучше. Возглавивший компанию в 2013 г. Сергей Калугин реализовал несколько очень важных для нее проектов: завершил присоединение «Связьинвеста» к «Ростелекому», создал мобильного оператора Tele2 и сделал «Ростелеком» главным исполнителем проекта по устранению цифрового неравенства.

И потом: при чем здесь ВТБ? Почему именно его представитель возглавил компанию, занимающуюся стационарной телефонной связью и предоставлением доступа в Интернет? Тем более что у Михаила Осеевского нет никакого опыта работы в телекоммуникационной отрасли (зато когда-то он был вице-губернатором Санкт-Петербурга). 

Конечно, отсутствие опыта само по себе еще не фатально. Как отмечает управляющий партнер Support Partners Константин Борисов, чем выше человек поднимается по управленческой лестнице, тем меньше он должен знать предметно конкретную отрасль и тем лучше ориентироваться в финансах и, главное, управлять людьми как таковыми. «Самое лучшее назначение, которое в свое время было у «Билайна», – это генеральный директор Александр Изосимов, который пришел из компании Evraz. Никакого опыта в данной отрасли он не имел, тем не менее он сильно продвинул компанию вперед, и годы его работы считаются золотыми для нее. Сейчас «Пятерочка» – единственный активно растущий дивизион в компании X5, который возглавляет Ольга Наумова, несколько лет руководившая одним из подразделений Челябинского трубопрокатного завода. И это очень успешные назначения», – уверен эксперт.

Однако у назначения Михаила Осеевского есть еще одна сторона.

Спасти инвесторов

Михаил Осеевский еще не успел приступить к своим новым обязанностям, как пошли разговоры, что «Ростелеком» возьмет под свой контроль оператора сотовой связи «Т2 РТК холдинг» (бренд Tele2). Уже через несколько дней после назначения Осеевский подтвердил заинтересованность в консолидации акций мобильного оператора.

Между тем именно Tele2 и есть та ниточка, которая соединяет «Ростелеком» и ВТБ: госкомпания и госбанк – главные акционеры сотового холдинга.

И, кажется, банк не особенно рад своему участию в этом проекте. 

История Tele2 довольно необычна. Весной 2013 г. ВТБ выкупил 100% российского сотового бизнеса – «Tele2 Россия» – у шведской компании Tele2 AB за $2,4 млрд.

Как сообщало тогда агентство «Прайм» со ссылкой на осведомленный источник, покупка совершалась с целью дальнейшей перепродажи в расчете на рост компании с опережением рынка. В том же году ВТБ продал 50% в операторе структурам банка «Россия» и Алексея Мордашова за 40,4 млрд руб. А еще через год «Tele2 Россия» объединили с мобильными активами «Ростелекома», в результате чего и был образован «T2 РТК холдинг», в котором «Ростелеком» получил 45%.

Но началась посткрымская рецессия, и пока порадовать своих акционеров успешными показателями мобильный оператор не может. 

По итогам 2016 г. чистый убыток «Т2 РТК холдинга» увеличился в два раза, до 15,6 млрд руб. при выручке 105,8 млрд руб. При этом с середины прошлого года сотовый оператор перестал раскрывать свои финансовые показатели, и о его убытке можно узнать только из отчетности «Ростелекома». Роль Tele2 на московском рынке не очень велика – 2,5 млн абонентов при общей аудитории в 43 млн абонентов. Как в прошлом году указывали в своих отчетах аналитики Sberbank CIB, «Т2 РТК холдинг» не сможет набрать достаточное число абонентов в столице и останется нишевым игроком. В нынешнем году в отчете Сбербанка отмечается, что у Tele2 высокая долговая нагрузка – коэффициент чистого долга к EBITDA 2016 г. составляет 7,7, и «в среднесрочной перспективе компания, вероятно, останется убыточной, а цена приобретения может быть чрезмерно высокой».

Поэтому вполне можно объяснить желание ВТБ, а заодно других весьма авторитетных акционеров Tele2 – Юрия Ковальчука и Алексея Мордашова – избавиться от сотовых активов, которые оказались не настолько ценными, как это представлялось несколько лет назад. А заплатить за их инвестиционную неудачу должна госкомпания «Ростелеком».

Стоит ли овчинка выделки?

Фондовые аналитики назвали смену руководства «Ростелекома» и открывшуюся перспективу покупки Tele2 фактором, скорее, неблагоприятным для «Ростелекома» и негативно влияющим на стоимость его ценных бумаг. Ведь существует опасность, что «Ростелекому» будет навязана нерыночная цена выкупа акций сотового холдинга.

«Мы оцениваем стоимость капитала Tele2 в 26,6 млрд руб., тогда как ВТБ оценивает ее в 195 млрд руб. (в своей финансовой отчетности), что подразумевало бы 107 млрд руб. за 55-процентную долю. Это в пять раз превышает прогнозные свободные денежные потоки «Ростелекома» за 2017 г., поэтому мы считаем, что такая сделка могла бы создать риск для дивидендов», – говорится в отчете Сбербанка. 

«На наш взгляд, Tele2 будет по-настоящему интересен «Ростелекому», только если долю станут продавать со значительным дисконтом, так как сотовый оператор имеет значительные долги и убыток по итогам 2016 г.», – считает заместитель директора аналитического департамента компании «Альпари» Наталья Мильчакова.

В «Финаме» понизили рекомендацию по акциям «Ростелекома» до «Продавать», так как «резкая смена руководства компании усиливает неопределенность относительно ее перспектив роста и дивидендов, особенно если «Ростелеком» в итоге выкупит доли остальных акционеров Tele2».

То есть выгода от покупки является для «Ростелекома» неочевидной. 

Слухи, что госкомпания может выкупить акции «Т2 РТК холдинга», ходили еще с середины 2016 г. Сергей Калугин был против сомнительной сделки. В конце прошлого года он заявил, что «Ростелеком» не рассматривал возможность увеличения доли в Tele2. «Я думаю, что сегодня большую часть синергии можно реализовать без увеличения акционерного влияния на эту компанию», – сказал Сергей Калугин. Именно это и стало причиной его увольнения. 

Ну а роль Михаила Осеевского выглядит довольно странной. Получается, что он «командирован» из ВТБ, чтобы избавить свой банк, а заодно и, возможно, других миноритариев от акций убыточной компании.

«С учетом убыточности и высокой долговой нагрузки Tele2 очевидно является проблемным активом для финансовых инвесторов, один из которых – ВТБ, и достаточно неожиданная замена связиста Калугина на бывшего топ-менеджера ВТБ, не имевшего опыта в индустрии, наталкивает на мысль, что наиболее заинтересованы в такой сделке именно финансовые инвесторы», – говорит аналитик Raiffeisen Bank Сергей Либин.

Стратегический выбор

Разумеется, банку сотовый оператор не нужен, а для «Ростелекома» он может стать частью бизнеса. В тесной интеграции Tele2 с «Ростелекомом» вполне может быть стратегический смысл. 

«Ростелеком» хочет вернуть свою нишу в сегменте сотовой связи. Это важно для предоставления интегрированных цифровых услуг. При этом сейчас своей доли у компании нет, а услуги сотовой связи предоставляются через СП с Tele2. При покупке Tele2 «Ростелеком» формально получит 15–16% российского рынка сотовой связи» – утверждает начальник отдела анализа рынков компании «Открытие брокер» Константин Бушуев.

Здесь нужно вспомнить, что такое «Ростелеком». Он возник на базе советских государственных организаций, управлявших стационарной телефонной связью. Однако в последние годы руководство госкомпании поняло, что «обычные» телефоны – это быстро стареющая технология, и начало экспансию в соседние сегменты телекоммуникационного рынка. Главным направлением атаки стало предоставление широкополосного доступа в Интернет (ШПД), прокладка оптоволоконных кабелей и платное телевидение. 

Сегодня по структуре доходов «Ростелекома» видно, как неумолимо преобразуется его бизнес. За 2016 г. при общей выручке в 297,4 млрд руб. доходы от фиксированной телефонии упали на 12%, до 87,3 млрд руб. Зато выручка от ШПД, напротив, увеличилась на 5%, до 66,7 млрд руб., доходы от платного телевидения выросли на 22%, до 23,6 млрд руб., а доходы от дополнительных и «облачных» услуг увеличились на 28%, до 18,3 млрд руб. 

Как заявил старший вице-президент – финансовый директор «Ростелекома» Кай-Уве Мельхорн, в 2017 г. компания продолжит переход к модели провайдера цифровых сервисов и планирует рост выручки на 1%.

Чтобы войти в новый сегмент, госкомпания поглотила немало созданных частными предпринимателями интернет-провайдеров и других высокотехнологичных компаний. Например, в 2012 г. «Ростелекомом» был куплен сибирский интернет-провайдер «Энтер» за 300 млн руб., в 2015 г. – саранский интернет-оператор «Старт телеком» за 140 млн руб., в прошлом году – самарский интернет-провайдер «Аист» за 1,4 млрд руб.

В 2015 г. за 1,8 млрд руб. «Ростелеком» купил контрольный пакет группы компаний SafeData, занимающейся созданием центров обработки данных (ЦОД). В нынешнем году госкомпания заплатит еще 2,3 млрд руб. за оставшиеся 49,9% акций строителя ЦОДов, и это понятно: отрасль на подъеме, особенно в свете «закона Яровой» и готовящегося законопроекта «о критической инфраструктуре Интернета».

Для полноценной конкуренции в телекоммуникационном бизнесе иметь своего сотового оператора вполне резонно.

Ярослав Кабаков, заместитель генерального директора ИК «Финам», полагает, что «Ростелеком» будет укреплять присутствие в сегменте мобильной связи, тем более, что уже сейчас он создал «виртуального оператора» на базе Tele2. «Ростелеком», безусловно, обладает необходимыми ресурсами для развития мобильного оператора под собственным брендом, хотя для увеличения его узнаваемости могут потребоваться значительные инвестиции. Кроме того, непонятно, что делать с уже хорошо известным Tele2», – рассуждает эксперт.

Вполне возможно, что фактически «Ростелеком» стоит перед нелегким стратегическим выбором – делать упор на мобильную связь или на интернет-услуги. «Мы полагаем, что «Ростелеком», по логике, должен был бы сделать основной упор на предоставление ШПД, а также развитие «облачных» услуг, – считает Наталья Мильчакова из «Альпари». – Но «Ростелеком» – это такая компания, которая склонна часто менять не только ключевой менеджмент, но и стратегию. Что дальше будет развивать «Ростелеком», известно только тем людям, которые занимаются выработкой его стратегии (хотя не ясно, позволят ли им эту стратегию осуществлять, либо собственнику-государству будет проще опять сменить менеджмент)».

Уметь конкурировать

Сможет ли «Ростелеком» воспользоваться новой «опцией» и превратиться в крупного сотового оператора? Особенность российских госкомпаний заключается в том, что они не могут вести бизнес, не добиваясь от государства преференций. Тем более что в госкорпорациях часто получают работу дети крупных чиновников. Например, в прошлом году старшим вице-президентом по развитию и управлению бизнесом ПАО «Ростелеком» стал сын первого заместителя главы президентской администрации Сергея Кириенко Владимир. 

В случае с «Ростелекомом» преференции выражаются в том, что компания стала единственным исполнителем программы уменьшения цифрового неравенства, то есть прокладки оптоволоконных кабелей к небольшим населенным пунктам страны. Программа рассчитана на 10 лет и оценивается в 168 млрд руб., ежегодно «Ростелеком» получает по ней 10–15 млрд руб. 

В прошлом году секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев выдвинул предложение поручить «Ростелекому» создание особой сети для госорганов. В феврале этого года появилось сообщение, что Минкомсвязи уже приступило к разработке законодательства о подобной сети. Россвязь оценивает расходы на ее создание в 663 млрд руб. 

Собственно, даже и бизнес Tele2 был организован не без государственных преференций. На создании сети в Москве мобильный оператор получил от ВТБ льготный кредит в 16 млрд руб. под гарантии ЦБ – в рамках так называемой программы проектного финансирования. Аналогичная заявка ВТБ на финансирование региональной сети Tele2 была отвергнута. 

Однако в сфере телекоммуникации «Ростелекому» придется столкнуться с очень жесткой конкуренцией. По словам аналитика Raiffeisen Bank Сергея Либина, приоритетные направления развития «Ростелекома» являются достаточно конкурентными: к примеру, в ШПД с ним соперничают «ЭР-телеком», МТС, «Вымпелком», а также небольшие локальные игроки на более или менее значимых рынках присутствия. В сегменте платного ТВ также есть конкуренция со стороны спутниковых операторов, в первую очередь компании «Триколор ТВ». 

«В случае покупки Tele2 «Ростелеком» вступит в конкурентную борьбу с МТС, «Вымпелкомом» и «Мегафоном», доля каждого из которых на рынке заметно крупнее, чем у Tele2. Есть риск, что не так давно завершившиеся ценовые войны в российском мобильном сегменте могут опять возобновиться. Можно также предполагать, что «Ростелеком» столкнется с высокой международной конкуренцией на рынке «облачных» решений», – констатирует Константин Бушуев из «Открытие брокер».

И в заключение стоит еще раз остановиться на фигуре Владимира Кириенко. Есть версия, что развитие мобильного направления в «Ростелекоме» происходит, в том числе, и из-за него. 

«О важности мобильного направления для «Ростелекома» можно судить по тому факту, что в пресс-релизе компании после слов президента о стагнации рынка и важности компании для отрасли и цифровой экономики, мобильную стратегию озвучивает старший вице-президент по управлению бизнесом Владимир Кириенко, – подмечает Ярослав Кабаков из «Финама». – Не исключено, что в случае успешного создания крупного мобильного бренда он и возглавит «Ростелеком».