USD
59,0003
EUR
69,4318
 

Пограничное состояние

Политики и эксперты - о российско-белорусских отношениях
13 Февраля 2017

Политическая дружба и экономическое сотрудничество России и Белоруссии в последние два года сомнению не подвергались. 

 

 Были негромкие обсуждения цен на газ, были небольшие уколы по поводу экспортозамещения устриц и авокадо, но в целом соседствовали мирно. В середине января Герман Греф заключил с Александром Лукашенко соглашение о вложении Сбербанком $100 млн в белорусскую недвижимость. И вдруг 1 февраля по приказу директора ФСБ России Александра Бортникова устанавливаются пограничные зоны на границе с Белоруссией – в Смоленской, Псковской и Брянской областях. Восстановление упраздненных с 1995 г., с момента создания союзного государства, зон очень разозлило белорусского лидера. А тут еще Аркадий Дворкович потребовал вернуть $550 млн за поставленный газ.

Александр Лукашенко ответил на эти претензии во время семичасовой прямой линии с журналистами. 

 

Александр Лукашенко Президент Белоруссии

«Эти обострения, они же не впервой. Россия ведь часто хваталась за газовую трубу, за нефтяную трубу, что происходит и сегодня. Понятно, что без российской нефти мы обойдемся. Этого в России, к сожалению, не понимают. Они думают, что никуда не денемся. Откуда это все происходит? Наверное, у России появилась некая настороженность, что Беларусь уйдет, Лукашенко на Запад развернулся. У нас есть межгосударственные договоры, мы ни одного договора не нарушили. Россия пинает в хвост и в гриву эти договоры! По нефти договорились 24 млн т ежегодно поставлять. До 18 млн т сократили, потом до 16 млн т вроде бы хотят. А вообще, говорят, 12 млн т будем поставлять. Но вы же подписали, вот ваша подпись!

Договорились о границе. Прозрачные, светлые статьи, конкретно есть договор 1995 г. и последующие. Союзное государство собрались создавать. Представьте: существуют межгосударственные договоры и соглашения, и один какой-то министр, пусть даже сильный, эфэсбешник и прочее, одним росчерком пера поставил крест на всей договоренности – издал свой приказ. Это что, нормально? Что касается продуктов питания, знаете, разного рода данкверты и прочее, нам надо изучить вопрос и возбудить уголовное дело по Данкверту, как когда-то по Керимову и Баумгертнеру, за нанесение ущерба государству. Вот возбудить уголовное дело, и мы его достанем». 


Аркадий Дворкович Вице-премьер правительства РФ

«Пока нет подвижек (в разрешении спора по ценам на газ между Россией и Белоруссией. – Прим. «Ко»), пока ждем предложений от наших коллег. На основе предыдущих предложений у нас нет договоренности, но в любом случае мы ждем оплаты за 2016 г.».


Владимир Жириновский Лидер ЛДПР

«Что хочет Лукашенко? Отдельное государство, но цены пускай будут внутрироссийскими. С какой стати? Тогда давайте вы будете частью нашего государства».


Дмитрий Гудков Политик

«Ну хорошо, можно спорить о ценах на углеводороды (ровно с этого начинались, кстати, все конфликты с Украиной). Но границу-то зачем? Тысячи европейцев, безвизово шастающих и шмыгающих по территории России, – в это, правда, кто-то верит? Да нет, никто. Обычная месть, как раньше мстили молоку с сыром». 


Владимир Жарихин Заместитель директора Института стран СНГ

«Это стандартный ход. Он (Александр Лукашенко. – Прим. «Ко») возбуждает российскую общественность, после чего приезжает в Россию и выбивает удовлетворяющие его цены на энергоносители, а также очередную реструктуризацию долгов».


Михаил Ремизов Президент института Национальной стратегии

«Судя по всему, Александр Лукашенко нервничает, чувствует дефицит времени в решении торговых разногласий. Белорусская экономика несет потери, и президент пытается форсировать договоренности по нефтегазовым вопросам. Насколько удачно выбран способ для этого – спорный вопрос. Но Лукашенко при всей своей эмоциональности, если говорить о его публичных выступлениях, до сих пор во взаимоотношениях с Россией действовал достаточно расчетливо и использовал такого рода эскапады как форму политического давления». 


Мария Баронова Общественный деятель

«Крестьянская хватка и опыт многовекового поля для чужих боев сделали из белорусов людей, умеющих спокойно и без истерики ждать. Русские же тем временем погрязли в имперском чванстве, а украинцы – в вечной Сечи».


Константин Симонов Директор Фонда национальной энергетической безопасности

«Если по межправительственному соглашению там применялась формула net-back, то есть цена отсчитывалась от европейского рынка, то они в нарушение договора стали по другой формуле сами считать и платить, потому что это обходилось им дешевле. Как с этим идти в суд, я не понимаю». 


Богдан Беспалько Член совета по межнациональным отношениям при президенте России

«У Москвы есть очень хороший инструмент для давления на Минск – это сокращение поставок нефти на белорусские НПЗ. На самом деле нефть, которую перерабатывает Белоруссия и которую поставляют по льготной цене из РФ, приносит Белоруссии до 40% валютной выручки. Поэтому сокращение поставок может чрезвычайно болезненно ударить по белорусской экономике». 


Станислав Шушкевич Экс-глава Верховного Совета Белоруссии

«Поскольку экономика Белоруссии была доведена до ручки, тут надо найти виноватого, но виновата, конечно, Россия: не продает по дешевке газ, нефть, контролирует должным образом товары из Белоруссии, не позволяет фальшивить». 


Андрей Суздальцев Заместитель декана факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ

«Прежде всего, Лукашенко, ссылаясь на нарушение Россией неких договоров, требует от Москвы немедленного возобновления поставки 24 млн т сырой и, что самое главное, дешевой российской нефти. Попутно А. Лукашенко «скромно умолчал», что 1 января 2016 г. именно белорусская сторона нарушила контракт о поставке российского газа в Белоруссию и потребовала перехода на «равнодоходные» цены в поставках газа. Иными словами, Минск настаивает на немедленном переходе к единому рынку энергоносителей в рамках ЕАЭС». 


Рустам Танкаев Гендиректор компании «ИнфоТЭК-Терминал»

«Конечно, найти такие объемы на мировом рынке (для Белоруссии. – Прим. «Ко») не составляет никакого труда. Дело не в том, чтобы найти эту нефть, а в том, чтобы найти эту нефть по такой безумно низкой цене, по какой Белоруссия получает ее в России. Белоруссия пыталась ввезти нефть из Венесуэлы и при этом несла гигантские убытки. Только вот латиноамериканская тема привела к потере для белорусского бюджета свыше $1 млрд. Потому что технология переработки нефти на белорусских НПЗ очень низкая по сравнению с европейскими заводами».


Михаил Крутихин Партнер информационно-консалтинговой компании RusEnergy

«Если посмотреть в корень проблемы, то очень странный характер носят Таможенный союз и Евразийский экономический союз, которые выглядят экзотически: где-то существуют таможенные пошлины, где-то нет, здесь платят, там не платят и т.д. От такой путаницы, конечно, этот химерический союз испытывает большие трудности и в отношениях России с Казахстаном, и в отношениях России с Белоруссией». 

 

Сергей Данкверт Глава Россельхознадзора

«Надо разобраться, кто украинскую говядину, 10 000 т, оформил как белорусскую и привез в Россию».