USD
56,5307
EUR
69,3476
 

Зайти в порт

Сможет ли Зиявудин Магомедов найти тихую гавань для своего бизнеса
07 Ноября 2016 | Андрей Красавин
Зайти в порт

Судебные дела о банкротстве компании «Сумма телеком», продажа Мирнинского нефтегазового участка в Якутии, проигранное Альфа-банку дело на 6 млрд руб., касающееся прокладки железной дороги в Туве, отказ от строительства в Роттердаме нефтяного терминала и технический дефолт по биржевым облигациям Дальневосточного морского пароходства – одного из крупнейших активов группы «Сумма»...

Все это может свидетельствовать о финансовых проблемах ее владельца Зиявудина Магомедова. Но на другой чаше весов – готовность Магомедова выкупить у РЖД «Трансконтейнер», крупнейшего в России контейнерного оператора железнодорожного транспорта, а у «Транснефти» – Новороссийский морской торговый порт (НМТП). Состояние бизнесмена оценивается в $0,9 млрд (примерно 57 млрд руб). При этом стоимость контрольного пакета «Трансконтейнера» – 25 млрд руб., рыночная стоимость 20% НМТП, о приватизации которого сейчас идет речь, – также около 25 млрд руб. «Ко» разбирался, как изменился за последние годы финансовый и административный ресурс Магомедова, а также в чьих интересах может действовать бизнесмен. 

Дружественная поддержка

Расчет при ведении дел на покровительство в высших эшелонах власти – типичная манера поведения российских предпринимателей. Владелец группы «Сумма» – не исключение. Он не скрывает, что еще со студенческой скамьи дружен с вице-премьером правительства Аркадием Дворковичем. Оба они окончили в 1994 г. экономфак МГУ. Чиновник опровергает любой факт лоббирования интересов сокурсника, а бизнесмен говорит только о дружественных отношениях. Ни в коем случае нельзя утверждать обратное, а рост бизнес-активов Магомедова в период подъема Аркадия Дворковича по карьерной лестнице можно считать всего лишь простым совпадением.

В 2004–2008 гг. Аркадий Дворкович входил в совет директоров «Транснефти». Именно в этот период компания «Стройновация» Зиявудина Магомедова начала получать от госмонополии солидные заказы. Ее крупнейшим проектом стала система «ВСТО-2» длиной 602 км и примерной стоимостью 15 млрд руб. В 2001 г. «Транснефть» ввела в строй Балтийскую трубопроводную систему (БТС) – нефтепровод, соединяющий месторождения с портом Приморск на берегу Финского залива. С приходом в «Транснефть» Дворковича порт решено было расширить. Оказалось, что близлежащие земли принадлежат нефтетрейдеру ООО «Транс-флот», связанному с компаниями Зиявудина Магомедова. Таким образом, «Транс-флот» стал партнером «Транснефти», а Магомедов построил еще один терминал и стал совладельцем ООО «Приморский торговый порт» (ПТП), находящегося в Ленинградской области. Сегодня это крупнейший нефтеналивной порт – в позапрошлом году через него прошло 42 млн т сырой нефти (пятая часть всего российского экспорта).

Расцвет «Суммы» пришелся на эпоху президентства Дмитрия Медведева. Она продолжала оставаться бенефициаром всех новых проектов «Транснефти». В 2010 г. «Сумма» и «Транснефть» совместно купили НМТП, а затем присоединили к нему ПТП и Балтийский контейнерный терминал в Калининградской области. В 2014 г. через НМТП прошло более 120 000 т грузов, что сделало его крупнейшим стивидором России.

Были у компании и другие мегапроекты – в 2009–2011 гг. входящая в группу «Сумма» строительная компания «Интэкс» реконструировала Большой театр. Несмотря на критику общественности, проект стоимостью более 35 млрд руб. чиновникам понравился. В 2011 г. Зиявудина Магомедова даже наградили почетной грамотой президента России, а «Интэксу» достался еще один госзаказ – проектирование и строительство нового стадиона в Казани к Всемирной летней Универсиаде 2013 г. В свою очередь, «Стройновация» стала подрядчиком прокладки железной дороги Кызыл–Курагино в Тыве стоимостью 44 млрд руб. 

Весной 2012 г. «Сумма» купила 50% минус одна акция госпакета Объединенной зерновой компании, заплатив почти 6 млрд руб. Эта компания входит в пятерку крупнейших российских экспортеров зерна и стала одним из немногих значительных госактивов, которые удалось приватизировать в период президентства Дмитрия Медведева. В конце 2012 г. завершилась крупнейшая для Магомедова сделка – «Сумма» в партнерстве с GHP Group Марка Гарбера и Иэна Хэннэма консолидировала около 70% акций компании FESCO, выкупив их у структур Сергея Генералова. Сумма сделки превысила $1 млрд. FESCO объединяет железнодорожных операторов «Трансгарант» и «Русская тройка», «Дальрефтранс», Владивостокский морской торговый порт, Владивостокский контейнерный терминал и другие активы. Группе также принадлежит 24,1% ОАО «Трансконтейнер».

В начале 2010-х росла и общественно-политическая роль Зиявудина Магомедова. Он стал руководителем Делового консультационного совета форума Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), вошел в состав попечительского совета «Сколково» и в Совет по модернизации экономики и инновационному развитию России при президенте России.

Ослабление

Диверсификация бизнеса, которой активно занимался Зиявудин Магомедов во время президентства Дмитрия Медведева, похоже, себя не оправдала. Как только в Кремль в 2012 г. вернулся Владимир Путин, позиции «Суммы» пошатнулись. 

В январе 2013 г. Росприроднадзор объявил об экологических претензиях к ПТП с обязательством установки нового оборудования. Месяц спустя Федеральный арбитражный суд Московского округа подтвердил отказ в иске телекоммуникационному подразделению холдинга – «Сумме телеком» – к Государственной комиссии по радиочастотам (ГКРЧ) о правах на частоты в диапазоне 2,5–2,7 ГГц, выделенные под развитие сетей LTE. Тогда же Федеральное агентство железнодорожного транспорта подало в Арбитражный суд Москвы иск на 5,05 млрд руб. к входящей в «Сумму» компании «Стройновация», которая получила аванс на строительство государственного участка железной дороги Кызыл–Курагино. 

Ранее «Стройновация» отказалась от оспаривания в суде итогов прошлогоднего конкурса по развитию Новороссийского транспортного узла (стоимость контракта – 9,4 млрд руб.), который выиграло омское НПО «Мостовик». Наконец, акционерный конфликт разразился в НМТП. Начался он с претензий «Транснефти» по поводу «игнорирования» ее интересов в управлении портом. После этого в совет директоров ввели представителей «Транснефти», но разногласия не прекратились. «Транснефть» перестал устраивать объем инвестиций в нефтеперевалочный комплекс «Шесхарис». Осенью 2013 г. стало известно, что «Транснефть» купила еще 10,5% акций НМТП на рынке, также поступила и «Сумма», доведя свою долю до 27,75%. После чего акционеры активизировали переговоры о разделе НМТП. Все это происходило на фоне готовящейся приватизации НМТП, которую потом отложили. «У двух мажоритарных акционеров были разные взгляды на дальнейшее развитие актива, – говорит старший аналитик компании «Альпари» Роман Ткачук. – «Транснефть» хотела развивать нефтеналивные терминалы, «Сумма» – перевалочные. Сейчас конфликт утих. Стороны нашли компромисс или ждут решения о приватизации порта». Сейчас в «Сумме» говорят, что конфликта между акционерами в НМТП нет.

Самый сильный удар по позициям Магомедова был нанесен в Сочи. В феврале 2013 г. президент Владимир Путин посетил олимпийские объекты, за которые отвечали родственники главы «Суммы», братья Ахмед и Магомед Билаловы, и остался недоволен темпами строительства трамплинов на курорте «Горная карусель». Через день виновный был найден: поста вице-президента Олимпийского комитета России лишился Ахмед Билалов, чья семья вместе со Сбербанком владела девелопером курорта, ОАО «Красная Поляна». Ахмеду Билалову пришлось уйти и с должности председателя совета директоров госкомпании «Курорты Северного Кавказа» (КСК), проверкой деятельности которой сразу после его увольнения занялись Генпрокуратура, Счетная палата и другие ведомства. В апреле эти проверки вылились в уголовное дело, а уже в мае Магомед Билалов закрыл сделку по продаже 41,4% «Красной Поляны» совладельцу «Русснефти» Михаилу Гуцериеву. Сами братья уехали за границу.

Минус телеком

Борьба «Суммы телеком» с ГКРЧ за частоты LTE не увенчалась успехом. Десять лет назад этот проект считался весьма многообещающим. «Сумма телеком» предоставляла услуги широкополосного доступа в Интернет и планировала построить федеральную беспроводную сеть WiMAX. На тот момент эта технология считалась перспективной, ожидалось появление нового мобильного стандарта. Однако приступить к строительству сети «Сумма телеком» не смогла. В 2007 г. компания попросила ГКРЧ поменять технические характеристики оборудования в ранее выданных решениях, но получила отказ. Затем ГКРЧ аннулировала и сами разрешения на частоты, ссылаясь на то, что компания пропустила срок начала оказания услуг, указанный в них. В 2007 г. «Сумма телеком» участвовала в конкурсе на лицензию для связи третьего поколения (3G), но победителями тогда стали МТС, «Вымпелком» и «Мегафон». 

Через несколько лет появилась более совершенная, чем WiMAX, технология мобильного доступа в Интернет – LTE (4G), которая работает на тех же частотах (2,5–2,7 ГГц). В сентябре 2011 г. ГКРЧ выделила часть полосы, которая ранее использовалась «Суммой телеком», компании «Скартел» (бренд Yota), оставшийся ресурс разыграли в 2012 г. на конкурсе для оказания 4G-услуг. Его победителями стали МТС, «Мегафон», «Вымпелком» и «Ростелеком». «Сумма телеком» пыталась оспорить в суде сам факт проведения конкурса и решение в отношении «Скартела», но проиграла.

«Сумма телеком» последние пять лет чувствует себя не лучшим образом. В 2015 г. чистый убыток компании составил 3,4 млрд руб. при выручке в 646,3 млн руб. В октябре 2016 г. Арбитражный суд Москвы удовлетворил требования ООО «Техкомпания Хуавэй» (16 млн руб. основного долга, поставщик оборудования для WiMAX) в рамках дела о банкротстве оператора «Сумма телеком» и назначил временного управляющего, говорится в материалах суда.

В начале этого года «Сумма телеком» также судилась с другим своим кредитором – московским провайдером широкополосного доступа в Сеть, компанией «СтелкомИнжиниринг». Суд удовлетворил шесть исков с требованием оплатить задолженность по векселям в общей сложности на 260 млн руб. «СтелкомИнжиниринг» на 20% принадлежит ЗАО «Национальный телеком», которое также входит в группу Зиявудина Магомедова. 80% – у Игоря Башарина, бывшего менеджера оператора фиксированной связи «Комстар-ОТС». Здесь, похоже, банкротство используется как один из способов ликвидации компании. Все телеком-активы группа «Сумма» уже консолидировала на базе «Национального телекома». «Все кредиторы «Суммы телеком» связаны с нереализованным в силу обстоятельств проектом WiMAX, и компания намерена полностью урегулировать отношения с ними, – заявили в группе «Сумма». –  Группа заинтересована в развитии IT-направления. Все услуги связи на текущий момент предоставляются на базе ЗАО «Национальный телеком» им самим или другими региональными операторами под брендом «Сумма телеком» на условиях франшизы».

Лишняя нефть

От Якутской топливно-энергетической компании (ЯТЭК) группа «Сумма» хотела избавиться еще в 2013 г. ЯТЭК – поставщика газа и газомоторного топлива для Якутии – «Сумма» купила в 2007 г. Credit Suisse оценил тогда этот актив в $2 млрд. В 2012 г. планировалось IPO ЯТЭК, но помешал кризис. Сейчас компанию целиком продать не удается, и, похоже, принято решение распродавать ее по частям. «Мы получили несколько предложений о покупке Мирнинского нефтегазового участка и ведем переговоры с рядом потенциальных покупателей, – говорят в «Сумме». – Речи о продаже ЯТЭК не идет». Так, на Мирнинский нефтегазовый участок за $100 млн претендует китайская Skyland Petroleum Group Limited. Компания уже провела due diligence и довольна его результатами. В пределах Мирнинского участка находятся Маччобинское, Мирнинское, Нелбинское и Северо-Нелбинское нефтегазовые месторождения. Их запасы – около 100 млн баррелей нефти и конденсата и 27 млрд куб. м газа. 

Skyland Petroleum Group претендовала на долю (до 49%) в компании «Таас-Юрях», подконтрольной «Роснефти». Но «Роснефть» договорилась о продаже этого актива индийским госкомпаниям. По словам партнера консалтингового агентства RusEnergy Михаила Крутихина, ЯТЭК – непрофильный для «Суммы» актив, а для китайцев это хорошее предложение. Мирнинское месторождение ориентировано на внутрироссийский рынок, а не на экспорт. И компании из Поднебесной не надо будет договариваться ни с «Газпромом», ни с «Транснефтью», чтобы получить доступ к трубе.

 

Магомедов vs Керимов

После череды неудач Магомедова на федеральном уровне эксперты открыто заговорили об ослаблении позиций бизнесмена. Якобы он умерил свои амбиции и переключился на родной регион – Дагестан. Там он вел напряженную борьбу за звание главного инвестора с другим дагестанским бизнесменом, владельцем компании «Нафта Москва» Сулейманом Керимовым, который был в хороших отношениях с избраннм в 2010 г. президентом Дагестана Магомедсаламом Магомедовым (однофамильцем Зиявудина Магомедова). Керимов построил в республике современный стекольный завод, стадион для футбольного клуба «Анжи» (общий объем инвестиций в завод и стадион – около 80 млн евро; расходы на ФК «Анжи» – свыше 300 млн евро). Бывший гендиректор компании «Нафта Москва» Олег Липатов некоторое время был вице-премьером Дагестана. «Нафта Москва» готовила приватизацию морского порта в Махачкале.

Все изменилось в январе 2013 г., когда республику возглавил аварец Рамазан Абдулатипов. Для Зиявудина Магомедова, также аварца, открылись широкие возможности. Тем более что бывший топ-менеджер «Суммы телеком» Саид Юсупов стал главой Хунзахского района, а руководитель близкой к «Сумме» дорожно-строительной компании «Мостоотряд-99» Загид Хучбаров получил пост директора республиканского Агентства по транспорту и дорожному хозяйству.

Пусть Керимов и успел выкупить аэропорт Махачкалы, но «Мостоотряд-99» реконструировал и расширил его взлетную полосу. Осенью 2015 г. древнейший город России Дербент отмечал свое 2000-летие. Магомедов вложил около 100 млн руб. в создание музея Петра I, а «Мостоотряд-99» отремонтировал улицу и парк в Дербенте по госзаказу стоимостью свыше 410 млн руб. Начиная с 2013 г. Зиявудин Магомедов инвестировал в Дагестан более 1 млрд руб. И готов вкладываться дальше. Например, у себя на родине, в Хунзахском районе, он строит элитный горнолыжный курорт «Матлас» с полем для гольфа и конно-спортивным комплексом на 60 (в перспективе 140) номеров. Стоимость проекта должна превысить 10 млрд руб. Еще у «Суммы» есть 20 га под нефтеналивной терминал в морском порту Махачкалы, но здесь Магомедов очень жестко конкурирует с Керимовым. 

Морской бой

Махачкалинский морской торговый порт (ФГУП «ММТП») – это единственный незамерзающий глубоководный порт России на Каспии. И он остается последним портовым активом в стране, где приватизация до сих пор не проведена. Об этом говорят уже более 10 лет. ММТП хотели продать в 2011–2013 гг., затем сделку перенесли на 2014–2016 гг. В конце января 2016 г. решением правительства порт был вновь включен в прогнозный план приватизации федерального имущества на текущий год, и, по заявлениям руководства республики, актив должен быть продан в срок.

ММТП представляет большую ценность – это крупный транспортный узел, удобный для внешнеэкономической деятельности. Он в состоянии обеспечивать морскую связь России и прикаспийских государств, осуществлять переработку транзитных грузов из Западной Европы, Скандинавии, Средней Азии, Индии и арабских стран. Кроме того, ММТП – крупнейший пункт перевалки российской нефти в бассейне, через него сырье транзитом идет в Европу. «Порт интересен в первую очередь с точки зрения будущих транспортных коридоров, – подтверждает генеральный директор исследовательского агентства InfraNews Алексей Безбородов, – но это весьма отдаленные перспективы». До 2010 г. в ММТП были сделаны многомиллионные вливания из федерального бюджета (построены сухогрузная гавань с перегрузочным комплексом, причалы для генеральных и навалочных грузов и контейнеров, железнодорожный, автопаромный и зерновой терминалы). Сейчас, правда, положение порта не столь хорошее. 

Мощность ММТП – 10,9 млн т грузов в год, но его грузопоток падает. По данным Ассоциации морских торговых портов, за первое полугодие 2016 г. объем перевалки грузов через Махачкалу сократился на 24%, до 1,6 млн т, тогда как общий грузооборот российских портов за этот период вырос на 6% и составил 344,6 млн т. 

В 2010 г. Керимов через Росморречфлот, управляющий ММТП, пролоббировал назначение на должность начальника порта Ахмеда Гаджиева – брата депутата Госдумы Магомеда Гаджиева, входящего в команду миллиардера. В июле 2016 г. стало известно, что кипрская компания Arolia Holdings Ltd., аффилированная с принадлежащей Керимову компанией «Нафта Москва», подала в Арбитражный суд Республики Дагестан иск о взыскании с ММТП 678 млн руб. Ранее Arolia Holdings Ltd. была инициатором банкротства перевозчика «Авиалинии Дагестана». Иск был удовлетворен частично в первой инстанции. Суд велел порту выплатить кипрской компании 156 млн руб. Апелляция будет рассмотрена в Ессентуках 13 декабря. 

В поиске покровителей

Чей административный ресурс в борьбе за ММТП окажется сильнее, сложно сказать. С одной стороны, Сулейман Керимов явно банкротит порт, чтобы перед приватизацией занизить его стоимость. С другой стороны, власти Дагестана не могут открыто выступать на стороне Магомедова, чтобы Керимов не сократил объем своих инвестиций в республику. Директор Центра политического анализа Павел Данилин считает, что окончательное решение о приватизации порта будет приниматься в федеральном центре, может быть, даже на уровне президента. «Дагестанский бизнес, который на рубеже 2000–2010-х было принято ассоциировать с Дмитрием Медведевым, в последнее время находился в поиске новых политических патронов», – говорит директор Центра политологических исследований Финансового университета при Правительстве РФ Павел Салин. 

Зиявудин Магомедов не стал исключением. В сентябре 2013 г. он вошел в попечительский совет Фонда развития и поддержки международного дискуссионного клуба «Валдай», на заседаниях которого выступает Владимир Путин. Минувшей весной НМТП стал главным спонсором Ночной хоккейной лиги, в гала-матчах которой играют известные политики и бизнесмены во главе с российским президентом. А летом оппозиционер Алексей Навальный распространил информацию, что Зиявудин Магомедов якобы оплатил аренду яхты Maltese Falcon, на которой свой медовый месяц провели пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков и фигуристка Татьяна Навка.

В конце января этого года было объявлено, что компания DP World Russia из Объединенных Арабских Эмиратов может войти в проект группы «Сумма» в Приморском крае – «Большой порт Зарубино». Его общая мощность оценивается в 60 млн т, а стоимость – в $3 млрд. Сейчас «Сумма» не оставляет надежд на покупку у РЖД контрольного пакета акций крупнейшего в России интермодального контейнерного оператора – «Трансконтейнера», участие в приватизации НМТП и выкуп его акций у «Транснефти». Но у государства могут оказаться другие планы. 

В настоящее время рассматривается несколько вариантов продажи «Трансконтейнера», а приватизацию госдоли в НМТП хотят совместить с продажей доли «Транснефти». Объединение пакетов, во-первых, повысит интерес инвесторов, во-вторых, увеличит стоимость активов. Общий пакет можно продать дороже, чем «Транснефть» и НМТП по отдельности. 55,5% НМТП стоит на бирже дороже 60 млрд руб. Плюс премия за контроль может поднять цену пакета на треть, до 62 млрд руб. Премия за контроль может составить до трети этой суммы. При таком раскладе у «Суммы» могут появиться серьезные конкуренты. Три года назад на НМТП претендовали инвесткомпания из Абу-Даби Invest AD и принадлежащая экс-главе Госстроя Владимиру Когану «Нефтегазиндустрия». Экс-глава Росимущества Ольга Дергунова говорила тогда, что около десяти компаний проявили неподдельный интерес к порту и «уже выразили желание голосовать».