USD
57,5638
EUR
67,6092
 

Пришли с «Миром»

Как в России создавалась национальная платежная система
21 Ноября 2016 | Анна Орешкина
Пришли с «Миром» пресс-службы

Создание национальной системы платежных карт, которое началось в России в ответ на финансовые санкции западных стран, воспринималось рынком как инициируемое сверху изобретение велосипеда.

Новости проекта вызывали у большинства скептические улыбки, ровно до того момента, пока государство не перевело весь процессинг платежей в Россию и ни заявило, что все бюджетные платежи будут проходить только через счета с привязанной картой «Мир». Административный ресурс заменил конкуренцию, однако без оглядки на рынок сделать продукт, который сможет выйти за пределы России, сложно. А россияне со своими карточками все еще выезжают за рубеж. О том, когда «Мир» сможет соперничать с Visa и MasterCard в глобальных масштабах, «Ко» рассказал глава Национальной системы платежных карт (НСПК) Владимир Комлев. НСПК – специальная структура при Центральном банке России, созданная для реализации проекта национальной платежной системы. Возглавивший ее Владимир Комлев до этого почти 20 лет работал в крупнейшей в России Компании объединенных кредитных карточек (UCS), ведущем игроке рынка процессинга, входящем в международную группу Global Payments Inc. и обслуживающем порядка 20% транзакций по банковским картам на российском рынке. 

 

– Сотворением своего «Мира» мы в некоторой степени обязаны европейским и американским политикам. Это так?

– Идея создания собственной платежной системы существовала и раньше, но реальным триггером для ее реализации послужила геополитическая обстановка, сложившаяся в начале 2014 г. Случилось это внезапно – около миллиона человек не смогли «дотянуться» до своих собственных денег в банках через карточки, выпущенные внутри России. Человек хочет расплатиться в торговом предприятии или снять деньги в банкомате и не может этого сделать, потому что кто-то способен включить или выключить операции по карте любого банка в любой части мира. 

Дальше события развивались следующим образом: в мае 2014 г. был принят указ президента о создании Национальной системы платежных карт, стопроцентным акционером которой должен был выступить Центральный банк РФ. В кратчайшие сроки были приняты дополнения к 161-ФЗ, которые создали юридическую подоснову для функционирования НСПК. В июле было зарегистрировано АО «НСПК», а через месяц на работу уже вышли первые сотрудники. Буквально с колес мы запускали систему, которая была призвана переключить на себя контроль над российскими банковскими транзакциями и замкнуть проведение операций между российскими банками внутри страны. Это действительно уникальный по своей сложности проект: он делался в столь сжатые сроки, в которые никто не верил. Мы готовили технические задания, продумывали, как выстраивать инфраструктуру, плотно взаимодействовали с поставщиками решений. В декабре 2015 г. технологическая платформа была готова к установке программного обеспечения, а с 31 января 2016 г. у нас пошли первые транзакции системы MasterCard.

 

– При таких сроках реализации вы наверняка использовали чужие готовые решения?

– Если подсчитать, то выяснится, что формирование концепции процессингового центра, написание технического задания, согласование закупки оборудования, развертывание инфраструктуры (а для сообщения с банками было протянуто порядка 300 каналов связи по всей России и создано два ЦОДа) заняло всего пять месяцев. Тут учтено все, включая написание программного обеспечения. К концу марта прошлого года мы перевели весь российский процессинг с зарубежного центра на наш (транзакции за пределами России по-прежнему обрабатываются в рамках международный платежной системы. – Прим. «Ко»). Через какое-то время к этой схеме присоединилась Visa. Мы сделали это не на уже готовой платформе: приходилось все писать с чистого листа, потому что все процессинговые системы, которые есть на рынке, работают либо на стороне банка-эмитента, либо на стороне банка-эквайера, а вот что происходит внутри, когда транзакция «летит» от эквайера к эмитенту, а потом в обратную сторону, не знал никто, кроме Visa и MasterCard. Но при этом не было полностью прописанной в деталях системы, так как раньше не стояла задача где-то ее воспроизвести. Мы писали ТЗ совместно с коллегами, восстанавливали детали и добивались идентичности работы. Это большая научно-исследовательская работа. 

 

– Замкнуть транзакции – это ведь была не единственная ваша задача?

– Создание своей собственной системы обработки транзакций международных платежных систем не избавило бы нас полностью от зависимости от иностранных компаний, ведь нет уверенности в том, как они поведут себя завтра. Финансовая и экономическая системы страны будут неполноценны, если, помимо процессинга, российская компания не станет владеть всеми платежными и финансовыми технологиями, и ее развитие нельзя проконтролировать самим. Есть, правда, другое мнение, что это тупиковый путь и надо присоединяться к международным компаниям, и тогда наступит светлое будущее. 

 

– Вы считаете, что надо обособляться?

– Недавно мне пришлось принимать участие в заседании европейского подразделения одного из ведущих международных советов по деятельности платежной карточной отрасли. На нем присутствовали представители 10 европейских локальных систем и трех европейских платежных ассоциаций, созданных в своих странах специально для регулирования этой индустрии. Как видите, каждая страна стремится обезопасить свою экономику, создавая собственный платежный инструмент. Поэтому второй нашей стратегической задачей было создание своей платежной системы, которая могла бы работать на конкурентной площадке с международными платежными системами внутри России и развивать российские платежные технологии и продукты. 

С самого начала была выделена группа примерно из 10 человек, которые работали только над созданием платежной системы, получившей полтора года назад название «Мир». Первые тесты платежных приложений мы провели весной 2015 г. В процессе работы над «Миром» мы поняли, что сделать что-то для другой платежной системы – это в разы меньше работы, потому что у тебя есть готовые спецификация и правила, есть работающая инфраструктура, обеспечивающая взаимодействие с участниками платежной системы по их тестированию, сертификации и многое другое, что не нужно создавать и чем все привыкли пользоваться. В случае с «Миром» нам надо было создать в десятки раз больше новых технологий, систем и процессов, чем было сделано при переводе внутристранового процессинга международных карт в Россию. 

Первые банки-участники – а их было семь – 15 декабря прошлого года продемонстрировали национальную карту, у которой были все атрибуты полноценной платежной системы. В тот момент мы поняли, что у нас все готово для активного взаимодействия с банками и развития «Мира». Решили, что сначала работаем над созданием инфраструктуры приема карт и этому посвящаем бóльшую часть 2016 г. И только после подготовки максимальной сети приема приступаем к массовой эмиссии карт. Эту точку мы прошли в конце сентября – начале октября этого года: тесты показывают, что практически вся банкоматная сеть в России готова к использованию платежных карт «Мир», основные розничные торговые сети в любом сегменте обеспечивают прием нашей карты. Согласно статистике, операции по национальной карте уже хорошо заметны в общем обороте, хотя до Visa и MasterCard мы еще немного не дотягиваем.

 

– Немного?

– Мы постоянно растем: количество транзакций увеличивается в 3–4 раза ежемесячно. Если в сентябре по карте «Мир» было совершено 1,1 млн транзакций, то при сохранении текущих темпов в марте будущего года количество транзакций достигнет 100 млн ежемесячно. Сегодня к нашей системе уже подключилось 154 банка-участника, среди которых все ключевые игроки банковской сферы. В эквайринге реально участвуют более 100 банков, а порядка 40 финансовых организаций выдают карты «Мир» держателям. 

Мы стараемся обеспечить банкам технологическую поддержку, чтобы «Мир» стал полноценной платежной системой, а не неким эрзац-продуктом, и готовы предлагать рынку новые решения. Например, в ближайшие несколько месяцев планируем представить рынку пилотный проект нашей программы лояльности. Это будет надбанковская программа лояльности, в основе которой лежит cash back, и она объединит лучшие предложения для держателей карт «Мир». Мы уже видим интерес к ней со стороны банков-партнеров, привлекающих торгово-сервисные предприятия, с которыми уже налажено сотрудничество. 

Также мы развиваем нефинансовые приложения, адаптированные под запросы конкретного региона. У нас здесь есть уникальные преимущества: будучи системой, которая задает стандарты карточных платежей в стране, мы получаем возможности создать единую архитектуру нефинансовых приложений. Мы можем объединить на одной пластиковой карте ряд различных социальных услуг – оплату транспортных услуг, доступ к госуслугам, единые проездные, которые базировались бы на банковской карте, без необходимости пополнения через киоски и пр. Пилотные проекты карт «Мир» с возможностью оплатить поездку в общественном транспорте уже реализованы в Мордовии, Ростове, Екатеринбурге. У нас подписаны соглашения о создании карты жителя с властями Санкт-Петербурга, помимо этого, мы сотрудничаем с московским правительством, Татарстаном и Приморьем.

Сейчас работаем над тем, чтобы в ближайшее время воплотить возможность оплаты в одно касание, так называемую бесконтактную технологию. 

 

– Крупнейшие ритейлеры уже обеспечивают прием карты «Мир». Есть ли механизмы, заставляющие бизнес подключаться к ее обслуживанию? 

– Есть несколько норм, которые работают на механизм обеспечения приема национальных карт. Есть норма, предписанная 161-ФЗ, устанавливающая обязанность для банков обеспечить прием карт «Мир» всеми торгово-сервисными предприятиями, с которыми у банка заключены эквайринговые договоры. Существуют нормы для самих предприятий – обеспечить возможность оплаты товаров национальной картой. С завершением всех работ по подключению банками своих клиентов наша сеть приема в России должна стать самой большой. Дальше будем думать над ее развитием, чтобы карты «Мир» принимались даже в небольших магазинчиках в самых отдаленных регионах.

Буквально несколько месяцев назад ритейлеры стали направлять в свои банки вопросы, когда им будет предоставлен эквайринг по «Миру». Мы рассчитываем, что к концу этого года сеть приема будет очень близка к насыщению, а в первом квартале 2017 г. 100% торгово-сервисных предприятий из тех, кто работает с карточными платежами, станут принимать карту «Мир». 

 

– Готовы перешагнуть границы России? 

– Это для нас один из основных вызовов. Мы разработали трехстадийную стратегию выхода на международный рынок. Первая стадия – это взаимодействие и партнерство с крупными платежными системами для выпуска кобейджинговых карт, когда платежные приложения двух систем размещаются в рамках одного чипа в одной пластиковой карте. У нас уже подписано четыре таких соглашения – с MasterСard, JCB, American Express и китайской системой UnionPay. В рамках этих соглашений банки могут выпускать карты «Мир», которые в России будут обслуживаться как «Мир», а за границей – как одна из вышеперечисленных платежных систем. Таким образом, мы предоставляем доступ к средствам держателей карт за границей. 

Вторая стадия – это проникновения самого «Мира» через механизм межсистемного взаимодействия за рубеж. Мы договариваемся с локальными платежными системами: «Ваши карты – это наши карты, а наши карты – это ваши карты». Обрабатывать иностранную карту, как свою, несложно, потому что все системы живут в рамках международных стандартов, в которых предусмотрены взаимопроникновение систем и взаимная принимаемость карт в банкоматах и POS-терминалах. Такого рода соглашение мы уже подписали с вьетнамской платежной системой Napas – сейчас там ведется финальный этап технологической подготовки. Локальные платежные системы есть в Казахстане, Белоруссии, Киргизии, Узбекистане, Таджикистане, Армении. В начале ноября мы провели в Ереване рабочую встречу с представителями национальных банков и платежных систем этих стран. По ее итогам была принята резолюция об актуальности интеграции платежных инфраструктур для формирования общего платежного пространства. Организация с этими странами межсистемного взаимодействия вполне в логике экономического и политического сотрудничества на бывшем постсоветском пространстве. С платежной системой Армении AрКa мы подписали дорожную карту и уже с середины 2017 г. планируем начать обслуживать карты друг друга. 

Третий этап, самый ресурсоемкий, – непосредственный выход на рынки разных стран и привлечение иностранных банков в нашу систему. Честно говоря, это срабатывает хорошо у китайцев, которые могут вслед за своей платежной системой привести миллионы туристов. Нам еще предстоит проработать систему мотивации для наших западных партнеров. Это системная и долгая работа по выстраиванию взаимодействия с партнерами. Надо сказать, что уже сегодня некоторые крупные европейские процессинговые центры проявляют к нам интерес. Им важно, чтобы обслуживаемые ими банки могли предложить дополнительный сервис для российских туристов. 

 

– Закон ограничил, но не прекратил деятельность международных платежных систем в России. Конкуренция все равно осталась?

– Действительно, соперничество платежных технологий и решений для банков внутри страны очень велико, и нас это очень подстегивает. Нам предстоит доказывать свою состоятельность, в первую очередь важно дать понимание участникам платежной системы, что с ней есть возможность зарабатывать, потому что, в конечном счете, это механизм, который позволяет банкам привлекать клиентов и получать прибыль. 

 

– На чем сама НСПК сейчас зарабатывает? 

– Основной доход, который позволяет нам уверенно себя чувствовать, – это плата за обслуживание транзакций, которые мы проводим для Visa и MasterCard: их количество стабильно растет, несмотря на непростую ситуацию в экономике. Также мы зарабатываем и как платежная система «Мир» на тарифах за обслуживание банков – участников нашей системы. Мы более «льготные» для вхождения в платежную систему: у нас нет вступительных взносов, которые на заре платежных сервисов были своеобразной страховкой системы от недобросовестных банков, нет лицензионных платежей. Еще зарабатываем на сертификации, ведении проектов, но это небольшие объемы в масштабах общего дохода. Все перечисленное – это сфера деятельности, которая предусмотрена в рамках федерального законодательства: российские банки выпускают российскую карту, которая работает на национальной платежной системе. Именно на эту карту, согласно закону, должны поступать средства из бюджета и внебюджетных фондов Российской Федерации. И если уж это коммерческая система, то пусть зарабатывает на ней российская компания. 

 

– Ваш проект станет экономически эффективным, если будет рост безналичных платежей? Во время кризиса россияне все-таки предпочитают наличные...

– Я не приверженец только безналичных платежей: у каждого платежного инструмента есть своя ниша. Я не берусь точно предсказать, когда именно Россия откажется от расчетов «по старинке» – уж очень сильны у нас потребительские привычки, и универсального мирового примера не существует, ведь каждая страна имеет свой эффективный вектор развития. Но сейчас в нашей стране процент карточных платежей в обороте постоянно растет. Россияне все чаще пользуются карточками для оплаты товаров и сервисов; если несколько лет назад порядка 80% карточных транзакций приходилось на снятие денег в банкоматах, то сегодня мы наблюдаем устойчивую тенденцию на увеличение карточных платежей в торгово-сервисных предприятиях. За последние несколько лет доля таких операций по количеству выросла существенно и превысила 50% по количеству и 26% по объему платежей в первом полугодии 2016 г. И я могу сказать, что потенциал роста есть, а карта «Мир», несомненно, внесет свой вклад в развитие безналичных платежей в России.