USD
59,3950
EUR
66,6580
 

От шоу до бизнеса

На чем зарабатывают компании артиста Тимура Юнусова
16 Декабря 2016 | Ольга Блинова
От шоу до бизнеса пресс-служба

Что, кроме музыки, приносит деньги Тимати, разбирался журнал «Компания».

Григорий Лепс не поехал в Лондон из-за... колбасы! Взять ее с собой музыканту запретили на российской таможне. «Я уеду в Приморье, колбаса там из мяса», – спел в ответ прямо в аэропорту Лепс. Конечно же, это лишь рекламный ролик, а колбаса «Доброе дело» – продукция компании «Синергия», известной своими алкогольными брендам, к продвижению которых она привлекает селебрити: водка «Белуга» засветилась в клипе Дженнифер Лопес и в Instagram-аккаунте Ксении Собчак. Колбасу же вместе с Лепсом в ролике рекламирует артист Тимати, также известный как Black Star. Появился он и в рекламе лекарства от кашля «Тантум Верде». О гонораре исполнитель предпочитает не распространяться, впрочем, рекламные гонорары в его доходах далеко не основные. Артист, экс-владелец ночных клубов и участник шумных вечеринок на фешенебельных курортах, Тимур Юнусов (так зовут Тимати) занялся бизнесом. 

 

Попал на TV

Еще каких-нибудь 10 лет назад Тимати был известен широкой публике разве что как участник шоу «Фабрика звезд», которое транслировалось в эфире ОРТ. «Фабрикантом» Тимур Юнусов стал в 2004 г., а до этого работал в коллективе Кирилла Толмацкого (Децла). Пожалуй, он единственный из финалистов телепроекта, у кого получилось выстроить сольную карьеру и запустить собственный бизнес, причем не только музыкальный. 

Сегодня у Тимати два офиса в центре Москвы (один – в здании компании «Ингеоком», с сыном основателя которой, Эрнестом Рудяком, Тимати приятельствует), черный джип Mercedes Geländewagen, его сопровождают одетые во все черное вооруженные охранники – чем не атрибуты успешности в бизнесе? Тимур Юнусов владеет продюсерским центром и музыкальным лейблом Black Star, интернет-радиостанцией, маркетинговым агентством «Глобал стар», лицензионной компанией «Мэйк ит мьюзик», занимается производством одежды под собственным брендом, а еще он открыл в центре Москвы бургерную, тату-салон и барбершоп. 

Бизнес принадлежит не только Юнусову: всеми компаниями он владеет с партнерами – неизменными компаньонами и давними друзьями – генеральным директором Black Star Павлом Курьяновым и музыкальным директором лейбла Вальтером Чассем. Еще в конце 1990-х у Юнусова и Курьянова был музыкальный коллектив VIP77, в начале 2000-х партнеры занимались организацией вечеринок в ночных клубах «Мост» и «Марика». 

Нынешний бизнес – кстати, его основатели особо подчеркивают, что он белый и легальный, – выглядит успешным. За первые девять месяцев 2016 г. компании Тимати заплатили 150 млн руб. налогов. Выручка Music Label Black Star по итогам 2015 г. превысила 140 млн руб., увеличившись по сравнению с предыдущим годом почти втрое, а чистая прибыль превысила 29 млн руб. (данные сервиса Kartoteka.ru). Это приличный для рынка итог, хотя компания Тимати, конечно же, недотягивает до Первого музыкального издательства (выручка по итогам 2015 г. – более 400 млн руб., в число владельцев входят Игорь Матвиенко, Максим Фадеев и Константин Меладзе). Однако, к примеру, Продюсерский центр Игоря Матвиенко заработал в 2015 г. 15,5 млн руб., Национальная музыкальная корпорация Виктора Дробыша показала выручку в 15,8 млн руб.

 

Бизнес на миллионы

«Когда все начиналось, это было больше похоже на забаву детей состоятельных родителей», – вспоминает генеральный продюсер компании Volkov PRO Максим Волков. Однако, добавляет он, в итоге команде Юнусова удалось привлечь своего зрителя, создать пул артистов. «Ребята смогли сделать за эти годы поти невозможное – сформировать свою индустрию», – считает Максим Волков.

Индустрия точно есть: с музыкальным лейблом Black Star работают 12 артистов, в год они делают более 1000 концертов. Сам Тимати собирает «Олимпийский», в его копилке – сотрудничество с мировыми звездами Puff Daddy и Snoop Dogg, топовые позиции в мировых музыкальных хит-парадах. 

Впрочем, до сих пор бытует мнение, что капитал на раскрутку будущая звезда получила от отца, бизнесмена Ильдара Юнусова (называют даже сумму – $100 000). 

«Никаких вложений в проект с его стороны не было, он абсолютно не верил в эту историю, – говорит Тимур Юнусов. – Наверное, как и каждый родитель, отец хотел, чтобы я пошел по его стопам, занимался финансами, но я выбрал другую историю, в которой он не видел перспективы».

Сейчас, по словам музыканта, он часто советуется по вопросам бизнеса с отцом.

«Если я иду за советом, я иду к нему, как и все [мои] бизнес-партнеры. Конечно, ему приятно, когда все друзья знают, что его сын успешный – и не только в творчестве, но и в других сферах», – признается Тимур Юнусов. 

Участие в финансировании проекта Вальтера Леруссе, который до этого занимался трансфером футболистов в Европе, в Black Star не отрицают. По оценкам Павла Курьянова, наиболее активный период вложений пришелся на 2008–2010 гг., когда в компанию было инвестировано около 40 млн руб. 

Впрочем, у компаний Тимати есть и другие акционеры и, возможно, инвесторы. Так, в число совладельцев Music Label Black Star и ООО «Мэйк ит мьюзик» (занимается лицензированием музыкального контента) входит владелец 45,44% акций крупнейшего в мире производителя чугуна, ПАО «Кокс», Евгений Зубицкий (состояние в 2016 г., по версии Forbes, – $350 млн). В  Music Label Black Star еще 25% принадлежит компании DILON Cooperatief UA. Последняя фигурировала в 2012 г. в расследовании парламентариев Дмитрия Гудкова и Ильи Пономарева предпринимательской деятельности депутатов Госдумы от «Единой России» как актив депутата Бориса Зубицкого (отец Евгения Зубицкого). DILON Cooperatief UA также входит в число владельцев компании «Тулачермет-сталь», которую через ряд структур контролируют братья Евгений и Андрей Зубицкие. В «Мэйк ит мьюзик» Евгений Зубицкий контролирует 15% через ООО «Горный воздух». Вместе с Вальтером Леруссе Евгений Зубицкий также владеет ООО «Олимп», которое занимается консультированим в области коммерческой недвижимости. 

 

Опасные гастроли

2,5 млн руб. за роль в клипе Егора Крида – столько, если верить соцсетям и прессе, стоит входной билет в видеоролик одного из ведущих артистов Black Star. В компании эту информацию не прокомментировали.

«Доходы музыкального бизнеса формируются за счет концертной деятельности, в том числе в регионах, продажи музыкального и видео-контента, а также выручки от рекламы», – говорит Павел Курьянов.

Музыкальный бизнес приносит около половины (точнее, 40–45%) общего дохода группы компаний Black Star, добавляет он. Пока это еще и самое маржинальное (18–20%) направление. 

Концерты, как, впрочем, и корпоративы, в российском шоу-бизнесе традиционно составляют основу заработка артистов и продюсеров. На продажу музыкального контента приходится куда меньшая часть доходов. 

«Если на Западе артист выпускает альбом, он тут организует тур в его поддержку, это рекламный шаг. У нас наоборот: мы выпускаем альбом, и артист едет на гастроли не рекламировать его, а «отбивать», деньги зарабатывать», – говорит Максим Волков.

«Основной источник дохода артиста в России – концертно-гастрольная деятельность, – соглашается продюсер Антон Пронин. – Реализация музыки как контента приносит менее 10% от общего дохода. Причина – отсутствие легального рынка цифровых продаж, хотя все продюсеры не перестают надеяться, что ситуация может измениться».

Кто-кто, но Тимати и его артисты вряд ли могут сегодня пожаловаться на неплотный гастрольный график. Другое дело, что Black Star, конечно же, обвиняют в конвейерности, но в ответ ее владельцы лишь пожимают плечами.  

«Мы не ждем, пока люди закажут нашу услугу (речь об организации концерта. – Прим. «Ко»), путем ручного управления мы делаем так, что наши артисты ездят везде, – говорит Павел Курьянов. – В музыкальном бизнесе в России нет управления вообще. Наш отдел продаж – это типичный отдел продаж крупной компании с холодными звонками, CRM-системой и т.д., у нас высокая конверсия каждого звонка».

Все артисты в Black Star находятся на контракте и получают определенный процент от заработанных средств.

«Насколько я знаю, они получают 20% или 30% от всего, что делают. У нас на лейбле артисты получают 50%. И мы в каждого на начальном этапе вливаем около 3 млн руб., чтобы воспроизвести материал, сделать рекламу, – у нас такая политика», – говорит основатель и саунд-продюсер лейбла TITAN Stone Records Валерий Текель.

Сложно сказать, останется ли концертный рынок доходным. «Люди не стали зарабатывать больше, жизнь при этом подорожала, у многих есть кредиты, – говорит Максим Волков. – Мы запускаем гастрольный тур «Голоса» 5-го сезона, и цены на билеты с экономической точки зрения должны расти, но мы их не поднимаем, а где-то даже опускаем. Делаем это за счет долгих разговоров с артистами, пытаемся работать с другими затратами».

Другие затраты  – это, например, работа организаторов концертов, промоутеров. Чтобы удержать уровень доходности, Black Star хочет взять организацию концертов своих исполнителей на себя. В условиях кризиса это сможет, в том числе, компенсировать невозможность повысить стоимость билетов. Так, кстати, сегодня уже делают многие, например, Сергей Шнуров и Стас Михайлов, уточняют в компании.

Также в Black Star не исключают запуска собственной системы продажи билетов. «Иногда организаторы концертов в регионах пытаются увеличивать цену на билеты,  наша же задача в том, чтобы у людей была возможность ходить на концерты за меньшие деньги», – говорит Вальтер Леруссе. Кстати, билеты на выступления артистов Black Star не слишком дорогие – так, на краснодарский концерт Егора Крида в апреле 2016 г. билет стоил 1100 руб., а в столичном клубе «Прожектор» его можно было послушать за 880 руб.

 

 Гамбургеры от звезды

В Black Star никогда не делали ставку только на музыкальный бизнес, и так довольно часто поступают исполнители во всем мире. Например, Стинг увлечен фермерскими продуктам, Брюс Уиллис производит крепкий алкоголь, Джастин Тимберлейк инвестирует в общепит. Собственные линии одежды есть у многих рэп-исполнителей, таких как Snoop Dogg, Busta Rhymes, Puff Daddy. Для корпораций, работающих с музыкой rap, hip-hop, RnB, продвижение немузыкальных бизнес-проектов – это почти норма. Например, в российский холдинг «Газгольдер», среди владельцев которого артист Василий Вакуленко (Баста), входят отель, ювелирное производство, клуб и т.д. Собственный одежный бренд есть и у Black Star.

«В продюсерском бизнесе, в отличие от других сфер, нельзя капитализироваться. В нашем бизнесе, если надоедает, ты уходишь ни с чем. Понятно, что все артисты имеют параллельные бизнес-проекты, по крайней мере, стремятся к этому», – говорит Максим Волков. 

Black Star принадлежит семь магазинов одежды в Москве, еще 35 открыто по франшизе в регионах и за границей, в год под брендом компании производится 300 000 единиц продукции. Как и музыкальный бизнес, одежный проект приносит доход, причем, по данным Kartoteka.ru, даже больший, чем музыка. Так, в 2015 г. выручка Black Star Wear превысила 385 млн руб., чистая прибыль по итогам 2015 г. составила 32 млн руб. Рост доходов совпал с переносом производства в Россию – после девальвации рубля отшивать коллекции в Китае стало дорого. Деньги приносит и франшиза – паушальный взнос составляет $25 000.

Сейчас у Black Star есть цех на 27 человек, но уже готов новый, на 70. Собственными силами компания отшивает 20% продукции, планирует выйти на 50% после Нового года. Остальные объемы Тимати размещает на других производствах – например, в компании «БТК» Таймураза Боллоева, шьющей, в том числе, форму для российской армии. С одним из своих исполнителей Black Star сейчас проходит через судебный спор – иск подала компания «Текстильлегснаб», которой Black Star должна более 960 000 руб. Кстати, в истории с неуплатой долга Тимати фигурировал и ранее. В 2014 г. в суд на артиста подал Метробанк, давший ему в займы $1 млн; задолженность на момент подачи иска составляла $410 000. Спор в итоге был урегулирован мировым соглашением, деньги Тимати вернул.

Доходность его бизнеса формируется, в том числе, за счет высокого ценника: джинсы от Black Star стоят, как продукция Levi's, парфюмерия – на уровне Chanel. «У нас не самые низкие цены», – признают в Black Star и обещают изменить ценовую политику, например, запустить несколько линий одежды, одна из которых будет более бюджетной.

Если одежда – самый доходный сегмент бизнеса Тимати, то самый громкий проект последних месяцев – бургерная от Black Star, открывшаяся в сентябре на Новом Арбате и очередями на вход буквально застопорившая движение в пешеходной зоне.

Партнером этого проекта стал банкир Юрий Левитас, бывший акционер Первого республиканского банка (лишился лицензии в мае 2014 г.). Как рассказывал Левитас РБК, в банке ему принадлежало 19,7% акций, но деньги он потерял и будет подавать гражданский иск, чтобы получить компенсацию. Хотя на совместный проект с Тимати капиталы у Левитаса нашлись. В точку на Новом Арбате было вложено более 20 млн руб., которые удалось вернуть за три месяца работы. «По итогу первого месяца порядка 10% нашего портфеля начал занимать этот бизнес. Мы не ожидали», – говорит Павел Курьянов. Он не исключает запуск сети бургерных по франшизе. 

«Учитывая популярность заведения, перспективы у франшизы очень высоки, главное – подобрать специалистов, которые грамотно все реализуют», – полагает основатель агентства «РестКонсалт» и сети ресторанов «Мясо & рыба» Сергей Миронов. 

Пока здесь ставят на высокую оборачиваемость – по цене самого дешевого гамбургера (190 руб.) Black Star приближается к Burger King. У конкурента и в прошлом партнера Тимати по ресторанному бизнесу Аркадия Новикова, который сейчас развивает сеть бургерных «Фарш», гамбургер стоит как минимум вдвое дороже. «Мы нашли рецепт, чтобы сделать цену более-менее доступной», – говорят в Black Star. 

 

Сила бренда

Главным в Black Star пока называют музыкальный бизнес. Компания работает с молодыми артистами, и в этом ее безусловное преимущество на рынке. Есть у нее и конкуренты – например, тот же «Газгольдер». Но именно музыкальное направление вызывает и неоднозначные оценки на рынке.  

«Если у этого лейбла отнять деньги, то все, этого лейбла больше нет. Артисты идут на этот лейбл, потому что считают, что в них вложат деньги, им снимут видео, предоставят материал, – это абсолютно циничный расчет. В Black Star знают, как хорошо вложиться и раскрутить. Не скажу, что это идеальная бизнес-модель, но это бизнес-модель, которая работает за счет масс-медиа; компания легко внедряет благодаря финансовым вливаниям то, что надо, делает востребованный продукт и поэтому держится на рынке.  А навязать людям можно все  что угодно, если в это вложить деньги и сказать, что это круто», – полагает Валерий Текель. 

«Это чистый бред – думать, что лишь деньги решают вопрос раскрутки артиста, – говорит музыкант, основатель продюсерского центра Sandler Studio Игорь Сандлер. – Можно сорить деньгами, купить эфиры, но, если у артиста нет харизмы и энергии, толку не будет. Например, Владимиру Шурочкину, экс-участнику группы «Час пик», удалось раскрутить свою дочь, безусловно, талантливую исполнительницу Нюшу. А у Бориса Зосимова, при всех ресурсах сделать из дочери популярную певицу не получилось».

Впрочем, нравится это кому-то или нет, Тимати – это сегодня, безусловно, бренд. Брендами становятся и другие артисты компании Black Star. Так, Кристину Си и Егора Крида своими амбассадорами выбрала корпорация Samsung. Оператор сотовой связи «Билайн» спонсирует тур артиста L'one, в рамках которого он рекламирует тариф «Все!».

У YouTube-канала Black Star – 1,6 млрд просмотров, у Instagram-странички Тимати – 7,5 млн подписчиков. Это одни из самых раскрученных ресурсов Рунета. 

«Тимати и его артисты – лидеры общественного мнения среди молодежи, кумиры целого поколения и, может быть, даже не одного. Часть публики, наверное, не воспринимает их, но для какой-то части они, бесспорно, идолы», – считает Максим Волков. 

«Бизнес-проекты Black Star скреплены брендом Тимати. Для их развития огромным подспорьем являются медийная раскрученность и востребованность владельца. Тимати открывает бургерную? Ему не нужно думать о рекламе. Это дивиденды от известности и конкурентное преимущество», – говорит экс-директор по маркетингу компании Efes Rus Сергей Газарян. 

В Black Star не против новых бизнес-альянсов. «К нам приходят, поскольку знают, какой аудиторией мы обладаем, каким влиянием на рынке пользуемся. Нам всегда что-то предлагают, мы тоже предлагаем проекты другим крупным игрокам. Это постоянный процесс», – говорит Тимур Юнусов.

В планах компании – запустить сеть бутик-отелей с фирменными ресторанами – уже в формате стейк-хауза. Еще один проект – виртуальный оператор связи, аналогичный тому, что уже запустила на базе «Вымпелкома» компания «Атлас». 

«Тимати – сам по себе бренд, у него есть поклонники. Теперь бренд стараются монетизировать по всем параметрам, – говорит Игорь Сандлер. – Если поклонники Тимати куда-то приезжают, они селятся в его отелях, если покупают одежду – выбирают штаны и куртку от Black Star. Это совершенно нормально».