USD
59,3950
EUR
66,6580
 

По ком звонит колокол Лондонской биржи

Он звонит по тебе, несчастный российский эмитент!
30 Августа 2015 | Иван Николаев
По ком звонит колокол Лондонской биржи

Для многих сегментов российской экономики нынешняя эпоха санкций и контрсанкций обернулась дополнительными возможностями – и прежде всего потому, что российские компании стали все больше предпочитать отечественных контрагентов западным.

Причин для этого много – и снижение «репутации» российского бизнеса в глазах западных партнеров, и прямые запреты на работу с некоторыми российскими структурами, и валютный курс, уменьшивший платежеспособность наших бизнесменов. Во многих отраслях стали говорить об импортозамещении. И теоретически подобное «окно возможностей» открывается и для российского фондового рынка. Политический кризис становится для Московской биржи (МБ) еще одним поводом обратить на себя внимание крупнейших российских публичных компаний и попытаться доказать, что она не хуже лучших зарубежных торговых площадок. 

Санкции и расписки

Как известно, многие российские компании выходят на зарубежные фондовые рынки через механизм депозитарных расписок – американских (АДР) либо глобальных (ГДР), обращающихся прежде всего на лондонской фондовой бирже. Между тем сегодня санкционный режим, по сути, дискредитирует держателей этих расписок – то есть иностранных миноритариев российских компаний. Применение санкций к российским компаниям порождает риск потери актива и непризнания владения акциями через депозитарную расписку на момент введения санкций – банки-депозитарии могут просто не выполнять поручения в отношения санкционных компаний. Да и вообще сотрудничество с компаниями и лицами, попавшими в санкционные списки, порождает самые разные проблемы. Между тем сейчас туда попали важнейшие российские эмитенты – «Газпром» и «Роснефть» фигурируют во всех санкционных списках, а Сбербанк, ВТБ и «Лукойл» – в санкционных списках США и Канады. Даже если сама компания не находится под санкциями, в списке может числиться кто-либо из членов совета директоров – например, член совета директоров «Роснефти» Игорь Сечин, член совета директоров «Новатэка» Геннадий Тимченко. Именно из-за опасностей, связанных с санкциями, Аркадий Ротенберг был вынужден выйти из совета директоров «СМП банка». 

Сегодня санкции и изменения политической конъюнктуры могут не касаться напрямую вашей компании, но что будет завтра – неизвестно. Еще вчера компании, связанные с «Роснефтью», и представить себя не могли в санкционном списке, а сегодня они уже там. Сейчас уже встречаются случаи, когда западные банки – держатели ГДР – получают прямой запрет от финансовых властей США голосовать своим пакетом на собрании акционеров. Неопределенность, к сожалению, возрастает, и риски владения ГДР повышаются. По словам генерального директора консалтингового агентства «Мастерпланс» Николая Журавлева, для «спонсируемых» (то есть выпущенных по инициативе эмитента) АДР расширение санкций может, с большой вероятностью, привести к автоматическому прекращению их обращения на организованных рынках (если они допущены на них). Это повлечет за собой риск потери ликвидности и, скорее всего, падение цен. Если гипотетически предположить, что депозитариям запретят любую работу с АДР и их владельцам придется перерегистрировать на себя акции, чтобы потом продать, – то здесь возможен риск потерь из-за спреда. И кроме того, существует еще весьма значительный риск российских контрсанкций при ухудшении международной обстановки. В этом случае потери держателей АДР могут составить до 100% их стоимости.

Впрочем, даже если бы санкций и не было, владение депозитарными расписками вместо акций – дело невыгодное. Например, держатель депозитарных расписок не имеет права созывать внеочередные собрания акционеров, вносить вопросы в повестку собраний акционеров и не имеет права на преимущественный выкуп акций при допэмиссиях.

Банки-депозитарии взимают комиссии за свои услуги, которые особенно чувствительны при выплате дивидендов – они могут достигать 12% от суммы дивидендов. 

С другой стороны, депозитарные расписки могут порождать лишние заботы и для самого эмитента. Так, если расписок слишком много, могут возникнуть проблемы с кворумом при принятии ряда корпоративных решений – например, при одобрениях сделки с заинтересованностью.

Что может Московская биржа

Нельзя забывать и про тот факт, что за последние 5 лет на Московской бирже проведена большая работа – так что на площадке повысились и качество услуг, и ликвидность, и объемы рынка. После объединения ММВБ и РТС в единую биржевую структуру в России наконец появился центральный депозитарий, чье отсутствие долгое время считалось главным недостатком российской биржевой инфраструктуры. Ликвидность на Московской бирже по большинству бумаг выше, чем в Лондоне: по 32 наиболее ликвидным бумагам, котирующимся одновременно в Москве и Лондоне, ее доля на МБ составила 54% против 46% на Лондонской фондовой бирже в июне 2015 г. В отличие от своего лондонского конкурента, Московская биржа дает доступ к уникальной базе российских розничных инвесторов, включающей в себя данные более чем на 80 000 человек – на них приходится примерно треть вторичных торгов акциями. 

«Пользуясь текущей, практически монопольной, позицией на российском рынке, Московская биржа имеет серьезные возможности для реинвестирования своих заработков в технологии и персонал, на чем в принципе и держится современный финансовый бизнес, – отмечает генеральный директор компании «Финанс-Инвест» Евгений Морозов. – И мы как члены биржи видим прогресс: качество работы площадки стало выше». О качестве сервиса Московской биржи может свидетельствовать ее популярность среди иностранных инвесторов, доля которых среди участников торгов сегодня достигла 51%. 

Говоря о преимуществах размещения на Московской бирже по сравнению с зарубежными площадками, Евгений Морозов отмечает, что имеется одно очевидное преимущество – издержки при организации размещения. «Организовать размещение на «своем» рынке внутреннему заемщику всегда и проще, и дешевле, – констатирует эксперт. – Отсутствие валютного риска вряд ли можно отнести к серьезным преимуществам. Крупный заемщик в любом случае в своей деятельности соприкасается с международными рынками, и вопросы валютных рисков приходится решать, если не при размещениях, так при подписании международных контрактов». 

Зачем возвращаться в Москву

Рост значения Московской биржи может косвенно повлиять и на развитие отечественных технологий, о чем «Ко» заявил генеральный директор группы компаний Cognitive Technologies Андрей Черногоров. По его словам, Московская биржа должна стать важным стратегическим «костылем» для фондирующихся на Западе российских компаний, попавших под прессинг в связи с импортозамещением. «Крупные частные компании в России де-факто шантажируются западным рынком через финансовые механизмы, в том числе через различные инвестиционные рейтинги, – утверждает эксперт. – Для фондирующихся на Западе российских компаний крайне важна стоимость привлечения капитала. Поэтому в любых предложениях по импортозамещению они сейчас видят явную угрозу и не могут оптимизировать свой бизнес при помощи отечественных технологий. А все потому, что в случае внедрения на предприятии национальной разработки им открыто могут сказать: «Не хочешь внедрять наши решения? Тогда мы понизим твой рейтинг». Все это приводит к тому, что частный бизнес, имеющий отношение к международным процессам облигационного рынка, лишен возможности оптимизировать свои бизнес-процессы, внедрять передовые отечественные решения (которые на самом деле могли бы увеличить его инвестиционную привлекательность) и первым выступает против импортозамещения. Московская биржа, таким образом, выступает тихой гаванью, куда приходят иностранные инвесторы, не планирующие участвовать в грязных политических играх своих государств, а желающие просто спокойно и четко работать, вкладывать деньги и получать доход от перспективных российских компаний».

«Московская биржа действительно получила ряд преимуществ от ввода санкций против РФ», – отмечает руководитель управления торговых стратегий Dukascopy Bank SA Даниил Егоров. 

К числу таких преимуществ эксперт относит тот факт, что расходы обеспечения обращения ценных бумаг в Москве гораздо ниже, чем в Лондоне, – на LSE одни только расходы на проведение обязательного аудита могут достигать нескольких миллионов долларов в год. Между тем после девальвации рубля эти расходы для российских компаний выросли в два раза. «Если эта тенденция продолжится, то бумаги перспективных российских эмитентов можно будет купить только в России, что в конечном итоге обеспечит рост оборотов на бирже», – отмечает Даниил Егоров. Кроме того, Московская биржа выигрывает от роста ставок на внутреннем рынке, поскольку получает дополнительные доходы от размещения свободных остатков на счетах банков. На МБ среднедневные остатки на счетах клиентов в первом полугодии 2015 г. выросли в 3 раза (год к году), превысив 1 трлн руб. Причем доля процентных доходов Московской биржи по итогам второго квартала 2015 г. составила 57,5% в общем объеме операционных доходов всей группы. Еще одно преимущество российского рынка связано с тем, что, с учетом текущего ослабления рубля, у ЦБ РФ уменьшаются возможности для снижения ключевой ставки, а значит, проценты по депозитам внутри России будут высокими. При этом высокая волатильность на валютном рынке, обусловленная падением цен на нефть и ростом ставок в РФ, привела к повышению интереса к операциям по конвертации валют как физических, так и юридических лиц – например, разница между курсами валют на бирже и в обменниках банков может достигать 5–10%, между тем валютными операциями на бирже могут заниматься любые категории клиентов. Именно поэтому за последний год рост комиссионного дохода площадки от валютных операций составил 35% (год к году). 

Подводя итог, можно сказать, что несовершенство российского законодательства, регулирующего фондовый рынок, осталось в прошлом. Сегодня и российское законодательство, и инфраструктура фондового рынка не уступают западным, а защищенность российских владельцев акций в некоторых пунктах даже выше, чем на Западе. Санкционные войны, по сути, играют на руку отечественной бирже, поскольку в кризисную эпоху инвесторы волей-неволей вынуждены пересматривать привычные подходы к ведению бизнеса, а значит, есть серьезный шанс, что они увидят те реальные возможности, которые им представляются на Московской бирже. И бирже, и бизнесу надо не упустить представившийся шанс.