USD
56,5307
EUR
69,3476
 

Америка против всех

Дональд Трамп возвращает мир в эпоху индустриализации
20 Февраля 2017 | Константин Фрумкин
Америка против всех

45-й президент США Дональд Трамп за короткое время стал самой популярной персоной во всем мире. От эксцентричного и решительного президента ждут самых радикальных мер в различных областях, в том числе в экономике.

Эксперты, оценивающие и предвыборные обещания Трампа, и его первые шаги в качестве президента, придумали для формирующейся политики Белого дома емкое название: экономический национализм. Звучит красиво, но за этими двумя словами кроются сложные и порою противоречивые тенденции развития современного общества, и отнюдь не только американского.

Прежде всего Трамп воплощает глобальное явление – волну популизма, охватившую весь мир и проявляющуюся в том, что все больших успехов добиваются политики, делающие ставку на противостояние глобализации и отказу от либеральных принципов построения экономики. Глобализация и либерализм победно шагали по миру более 30 лет – со времен Маргарет Тэтчер, Рональда Рейгана и распада СССР. И вот теперь, кажется, пришла пора маятнику качнуться в обратном направлении.

Даже в самых богатых западных странах глобализация породила не только выигравших, но и миллионы проигравших. Например, это рабочие и инженеры компаний, производственные мощности которых были перенесены в Китай и другие страны Азии, или те, кому приходится конкурировать за рабочие места с мигрантами. 

Если добавить к этому порожденный западной финансовой системой всемирный кризис, то поводов не любить сложившийся мировой порядок было предостаточно – на этом фоне Великобритания проголосовала за выход из Евросоюза, Марин Ле Пен обещает совершить такую же «революцию» во Франции, а в Турции и России два удивительно похожих политических режима взяли курс на патриотизм и изоляцию от западного мира.

Победа Дональда Трампа в США – еще одно событие из этого же ряда. Американское общество очень болезненно переживало уход из страны крупной промышленности в Азию. По сути, в США сложился комплекс тоски по былой индустриальной мощи – аналогичный такому же комплексу в России. И экономическая программа Трампа, обещающего создать в США 25 млн новых рабочих мест, воплощает волю к реиндустриализации. Заметим, аналогичные планы сегодня рассматривают во многих странах мира, в том числе и в России.

 

Все для бизнеса

Трамп играет на чувствах тех, кто пострадал от глобализации, поэтому, заботясь о рабочих местах для простых американцев, он собирается не только вернуть в Америку промышленные предприятия, но и снизить конкуренцию с мигрантами. Он начал с запрета на миграцию из ряда стран и строительства стены на мексиканской границе, призванной препятствовать нелегальной миграции из Латинской Америки.

При этом Трамп, будучи бизнесменом, опирается на крупный бизнес, а в его команде множество выходцев из предпринимательских кругов. Трамп представляет интересы бизнеса, уставшего от регулятивного давления правительства. В Национальный экономический совет при президенте вошли главы многих компаний, включая основателя Tesla Motors Илона Маска и председателя совета директоров PepsiCo Индру Нуйи, возглавил совет президент Goldman Sachs Гэри Кон. Миллиардер-инвестор Карл Айкан, известный тем, что считает многие сферы экономики излишне зарегулированными, назначен специальным советником по реформе норм и правил в экономике и бизнесе.

Поэтому хотя новый американский президент и собирается заставлять корпорации возвращать свои заводы из Китая в США, он планирует обеспечить наилучшие условия для бизнеса и инвестиций и дать компаниям заработать на процессе реиндустриализации.

Важнейший разделом экономической программы 45-го главы Белого дома – инвестиции в инфраструктуру, снижение налогов и дерегулирование. 

Про инвестиционные планы пока мало что известно. Что касается налогов, то Трамп обещал снизить налог на прибыль корпораций с 35% до 15%. Вообще в этом году Америке предстоит некая масштабная, но пока не объявленная в деталях налоговая реформа. В начале февраля Трамп заявил: «Мы собираемся объявить кое о чем в ближайшие две или три недели, что будет феноменальным в плане налогов». «Позитивный эффект планируемых Дональдом Трампом мер фискального стимулирования перевесит негативный эффект его торговой и иммиграционной политики», – сказал главный экономист Goldman Sachs Ян Хациус.

Предпринимаются усилия по дерегулированию. Начали с финансового рынка: Трамп объявил о намерениях отменить принятый при Бараке Обаме закон Додда–Франка, подробно описывающий новую систему регулирования и снижения рисков на фондовом рынке и учреждающий Совет по надзору за финансовой стабильностью. Одновременно Трамп отменил указ Обамы о финансовом консалтинге, обязывающий брокеров и других финансовых советников действовать строго в интересах клиента, а не в своих собственных. 

Наконец, Дональд Трамп подписал указ об экономическом регулировании, по которому любое федеральное ведомство, желающее предложить новую регуляторную меру, должно отменить две уже существующие. 

Новый президент не забыл и про американских нефтяников, разблокировав строительство нефтепроводов Dakota Access Pipeline и Keystone XL, ранее остановленное Обамой из-за протестов индейцев и экологов.

В государственных делах начинает рулить бизнес.

 

Защитить рынок

Но просто снизить налоги мало. Глава американского государства собирается защитить внутренний рынок от зарубежных конкурентов. Протекционизм – важнейший элемент экономического национализма, и, по сути, Трамп пошел вслед за Владимиром Путиным по пути импортозамещения. Именно поэтому самой резонансной частью экономической программы Белого дома сейчас становится настоящее разрушение системы международных торговых договоров, тщательно выстроенных предыдущими администрациями. «Брексит» грозит повториться в куда больших масштабах. 

В частности, Трамп планирует пересмотреть договоренности с Мексикой в рамках действующего с 1994 г. Североамериканского соглашения о свободной торговле (NAFTA), объединяющего США, Мексику и Канаду. Трамп назвал его невыгодным для Америки: экспорт из Мексики в США превышает импорт на $60 млрд. 

Кроме того, в первую же неделю своего правления президент принял решение выйти из вступившего в силу при Обаме и подготавливаемого в течение многих лет Транстихоокеанского партнерства, учреждающего зону свободной торговли между 12 странами АТР.

Под угрозой оказались переговоры о создании Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (TTIP) между США и ЕС. 

Впрочем, протекционизм должен не столько уменьшить долю импорта на внутреннем рынке, сколько сделать невыгодным зарубежное производство товаров, предназначенных для США: как и в России, встает вопрос о локализации производства. Трамп заявил о намерении ввести 35-процентный налог на автомобили, которые собираются за пределами страны, а после ввозятся для продажи на американский рынок; вообще же идут разговоры, что на некоторые товары могут быть введены 45-процентные пошлины. «Таким образом, будут созданы условия, при которых иностранцы на американском рынке теряют, а американцы, которые не возвращают производство в США, теряют не сильно, потому что рост цен на импорт компенсируется для них снижением налогов в самих США, наконец, те, кто переносит производство в США, выигрывают», – объясняет аналитик ФГ «Калита-финанс» Дмитрий Голубовский. 

Параллельно Трамп явно собирается управлять экономикой в ручном режиме. Началось давление на конкретные компании с целью сохранения рабочих мест на американской территории. Например, Toyota подверглась критике со стороны Трампа за планы по строительству нового завода на территории Мексики. Президент США призвал японского автопроизводителя отказаться от мексиканского проекта или приготовиться к высоким пошлинам. Буквально через несколько дней после этого Toyota объявила о намерении инвестировать в экономику США $10 млрд в течение ближайших пяти лет, оговорившись, что это не связано с критикой со стороны американского президента. Трамп не раз говорил, что заставит Apple перенести производство на родину. На фоне этого «яблочная корпорация» уже попросила двух своих ключевых сборщиков техники – Foxconn и Pegatron – рассмотреть возможность переноса производства на территорию США.

Поскольку производственные мощности переводились из США прежде всего в Китай и поскольку Китай является важнейшим поставщиком промышленной продукции на американский рынок, то Дональд Трамп в силу экономической логики становится врагом Китая. Председателем Национального совета по торговле президент назначил профессора Питера Наварро, известного обличителя политики Пекина, заявившего, что «Китай-обманщик… Он уничтожает и американские заводы, и жизни с помощью отравленного, некачественного, канцерогенного экспорта, который незаконно субсидируется». Новый советник даже является автором документального фильма под названием «Китай приносит смерть». 

Директор по торговой политике вашингтонского Института Катона Дэн Айкенсон считает, что экономическое противостояние США и Китая может перерасти в настоящую торговую войну, тем более, что ее первые залпы, выразившиеся в поднятии пошлин на китайские шины и ответных пошлинах Китая, начались еще при Обаме. 

«США должны переориентировать свои ресурсы с Ближнего Востока на Дальний Восток, чтобы добиться большего контроля над развитием Китая. Но этой цели противоречит задача победы над ИГИЛ, которую провозглашает Трамп», – замечает заведующий кафедрой политической экономии и истории экономической науки Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова Руслан Дзарасов. 

 

Последствия и эффекты

Политика Трампа вполне может иметь определенный эффект, поскольку сейчас действительно намечается отток промышленных заказов из Китая, где производство и стоимость рабочей силы становятся все дороже. Таким образом, задача Трампа – перехватить выводящиеся из Китая предприятия, чтобы они пошли в США, а не, скажем, в Мексику. Еще до инаугурации нового президента такие промышленные гиганты, как Ford, SAP, Amazon, General Motors, Lockheed Martin, Bayer и Walmart, пообещали расширять производство в США и нанимать американцев.

Но когда выбор локации для предприятий происходит под административным давлением, это явно уменьшает эффективность производства. Например, перенос сборки Apple в США удвоит стоимость устройств. «Возвращение промышленности повлечет резкий рост издержек и цен, а значит, и снижение уровня потребления в США, – полагает Руслан Дзарасов. – Далее необходимо сделать колоссальные инвестиции в американскую экономику и для этого поставить под контроль финансово-промышленный капитал. По существу, речь идет о резком изменении баланса сил в американской элите в пользу нефинансового, корпоративного капитала». 

Исторический опыт показывает, что политика импортозамещения всегда имеет пределы – рано или поздно внутренний рынок заполняется, после чего темпы роста резко падают, а экспорт так и не возникает. Защищенное от конкуренции производство замедляет развитие. «Есть еще и вопрос о подготовке квалифицированной рабочей силы в огромных масштабах, тогда как система колледжей (аналог наших техникумов и ПТУ) давно радикально сокращена; надо менять структуру выпуска университетов, развивать заново многие элементы инновационной системы и прикладных разработок и т.д. Все это крайне сложно осуществить», – отмечает Руслан Дзарасов.

При этом протекционизм никогда не остается безнаказанным: торговые партнеры страны, поднимающей таможенные барьеры, неизменно поднимают их тоже, начинаются торговые войны, так что экспорту страны приходится не сладко. В январском опросе CNBC экономисты назвали протекционизм угрозой номер один для роста экономики США. 

«В самих США при обсуждении перспектив реализации экономической политики Дональда Трампа высказываются разные, часто противоположные точки зрения, – поясняет проректор Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ Андрей Марголин. – Есть, например, опасения, что стимулирование репатриации капиталов приведет к существенному укреплению доллара и снижению конкурентоспособности американского экспорта. Неясны реальные источники инвестиций в инфраструктуру в предлагаемом администрацией объеме ($1 трлн). Отказ от многосторонних соглашений рассматривается оппонентами президента как угроза глобальному доминированию США. И для американской, и для мировой экономики в целом наступил период неопределенности». 

 

Основные торговые партнеры США в январе-ноябре 2016 г. 

 

Экспорт ($ млрд

Импорт ($ млрд)

Доля в общем торговом балансе (%)

Китай

104,1

423,4

15,8

Канада

245,6

254,8

15,0

Мексика

211,8

270,6

14,5

Япония

57,6

120,0

5,3

Германия

45,0

104,5

4,5

Источник: US Census Bureau

 

Шторм начинается

Торговые связи между Россией и США достаточно слабы, и для российского экспорта американский протекционизм большого значения не имеет. Даже американские санкции (которые пока никто не собирается отменять) для нас менее важны, чем европейские. Но косвенные последствия экономической политики США для России могут быть огромными. 

Дело в том, что Трамп может начать настоящий экономический шторм в мировом масштабе, и страх перед ним звучит в заявлениях многих игроков. Например, глава Европейского Центрального банка Марио Драги уже высказал опасения по поводу трамповской политики дерегулирования. «Серьезное ослабление регулирования в перспективе негативно скажется на качестве банковских активов – последствия таких мер для всего мира, включая Россию, мы уже видели», – уверен заместитель генерального директора Berkshire Advisory Group Александр Артемьев.

«Трудно понять, как поведет себя экономика США, которую фискальной политикой подвигнут к изменению структуры, сформированной за десятилетия практики аутсорсинга и вывоза рабочих мест, – размышляет Дмитрий Голубовский. – Насколько гибка структура? Как быстро она может измениться? Кто оплатит такое изменение – ведь оно потребует очень значительных капиталовложений, а у американской нации очень низкая норма сбережений. Если оплатит бюджет, кто покроет дефицит бюджета? Раньше его покрывали, в том числе, иностранные инвестиции стран  – импортеров в США. Если США всерьез возьмутся за импортозамещение, поток таких инвестиций сильно уменьшится».

Некоторые эксперты отмечают, что успех политики Трампа невыгоден для России, поскольку в этом случае американская промышленность будет отнимать у России инвестиции. «Можно полагать, что будет большее внимание к своим собственным проблемам, чем к окружающему миру, во всех сферах жизни, – говорит основатель Альфа-банка Петр Авен. – Американские инвестиции будут больше ориентироваться на Соединенные Штаты». При этом можно предположить, что участвовать в реиндустриализации Америки могут захотеть даже российские бизнесмены, которые (как, скажем, Михаил Прохоров или Глеб Фетисов) сворачивают свой российский бизнес. По словам руководителя аналитического центра Санкт-Петербургской биржи Павла Пахомова, если снижение налогов позволит переключить поток инвестиций в сторону американского рынка, то для России это может означать отток, а скорее, даже неприток новых инвестиций, поскольку они будут идти на американский рынок, а развивающиеся рынки станут менее привлекательными. Кроме того, Павел Пахомов обращает внимание на планируемые преференции для нефтяной, газовой и угольной промышленности США и снятие ограничений на экспорт нефти. В случае реализации этих мер цены на нефть окажутся под сильным давлением, что, естественно, скажется на прибылях нефтедобывающих стран, в том числе и России, которая пострадает от этого, скорее всего, больше других.

С этим согласен руководитель отдела экономического анализа IPT Group Сергей Лик. По его мнению, если американскому корпоративному сектору могут снизить налог на прибыль, то приток капитала в страну увеличится, вследствие этого глобальные инвесторы будут уходить с рынков развивающихся стран, возникнет естественный спрос на доллары и в России. «Такие решения могут привести к обострению кризисных явлений еще на годы вперед. Уже в этом году мы сможем увидеть очередной пик стоимости доллара США по отношению к рублю. Причем дополнительным катализатором станет выход иностранцев из долговых суверенных бумаг. А дальше все будет происходить так, как мы уже наблюдали, – всплеск инфляции и снижение потребительских доходов», – пророчит эксперт. 

Рост курса доллара — действительно одно из важнейших ожидаемых последствий политики Трампа, ведь он собирается ускорить экономический рост и привлекать в страну инвестиции. Это негативно повлияет на страны, чьи обязательства номинированы в долларах, и это соответственно будет способствовать падению курса рубля. Опасения по поводу такого развития событий высказывают на самом высоком уровне. Например, глава Международного валютного фонда Кристин Лагард заявила, что достижения американской экономики, крупнейшей в мире, могут нанести ущерб экономикам других стран из-за укрепления доллара по отношению к другим валютам и ожидаемого повышения ставки ФРС, поскольку ФРС придется бороться с перегревом «трампономики». По ее словам, успехи США – это позитивный фактор, но «тревожной новостью является то, что они окажут влияние на остальной мир, и мы это наблюдаем».  

 

Добить Китай

Очень важно то, что предполагаемое обострение отношений между США и Китаем происходит на фоне продолжающегося снижения темпов роста китайской экономики. Резкие действия Трампа могут ускорить этот процесс, а китайский рост – это важнейший драйвер цен на нефть. «Решающее влияние на экономику России окажет вторая волна мирового экономического кризиса, которая может прийти из Азии, – говорит Руслан Дзарасов. – Она связана с падением темпов роста экономики Китая. Если теоретически представить, что США смогли в значительных объемах вернуть производство на свою территорию и столь же существенно ограничить импорт китайских товаров, то экономику Поднебесной ожидает переход из замедления в спад. Это окажется катастрофой для многих экономик, развивавшихся на основе экспортной модели роста. Так, по оценке многих экспертов, сегодня Китай стал главным в мире импортером нефти. Именно снижение темпов роста экономики этой страны послужило главной причиной падения стоимости черного золота. Это, в свою очередь, привело к двукратному обесценению рубля, спаду в российской экономике, падению доходов российского бюджета и реальных располагаемых доходов населения».

Происходящее будет, возможно, иметь и еще одно важное последствие. Как предполагает политолог Олег Иванов, если Китай, который и так является одним из крупнейших наших торговых партнеров, потеряет значительную часть своего главного рынка сбыта – США, то в этом случае он переориентируется на Россию, и это очень плохая новость для наших производителей.

Другое дело, что Трамп может так напугать весь мир, что на этом фоне грехи России покажутся не очень большими. Этого, в частности, не исключает Андрей Марголин: «Возможным последствием принятия мер по защите внутреннего рынка и стимулированию создания рабочих мест в США является снижение импорта из разных стран мира, в первую очередь из ЕС. В данном случае привлекательность сотрудничества с Россией для этих стран вырастет, и есть вероятность, что совпадающие экономические интересы отодвинут политические разногласия на второй план».

Однако последствия глобального экономического шторма могут затмить текущие политические выгоды. «Для России приход Трампа несет в себе среднесрочные надежды, – говорит Дмитрий Голубовский. – В России верят в потепление росийско-американских отношений, смягчение санкций и рост иностранных инвестиций. Но долгосрочные перспективы могут оказаться нерадужными. Россия тотально зависит от глобального спроса на сырье и сырьевых цен, а они, в свою очередь, от того, насколько хорошо растет глобальная экономика. Если США спровоцируют ее структурную перестройку, она наверняка не пройдет без падения темпов роста и даже новой глобальной рецессии. Для России, как и для других сырьевых экспортеров, в этом нет ничего позитивного».