USD
59,0003
EUR
69,4318
 

С вещами – на Brexit

Бизнес покидает лондонский Сити
06 Марта 2017 | Максим Логвинов
С вещами – на Brexit Юрий Реука

На днях в Лондоне появилась реклама, призывающая открывать бизнес во Франции. Однако всем сразу стало понятно, что ориентирована она вовсе не на тех британцев, которые хотели бы прикупить себе шато где-нибудь в Провансе, а на крупных предпринимателей, которые уже давно и прочно обосновались в лондонском Сити. 

Подтверждением этого предположения можно считать слова кандидата в президенты Франции Эммануэля Макрона, который предложил лондонцам задуматься о переезде. Он считает, что лондонский Сити может потерять статус финансовой столицы Европы после Brexit. И соответственно всех, кто этого опасается, с распростертыми объятиями ждут в Париже. Но это, скорее, предвыборная риторика, так как Париж не может всерьез тягаться с другими «центрами силы», в первую очередь с Франкфуртом. В этом смысле Brexit – это шанс для канцлера Германии Ангелы Меркель, популярность которой на фоне миграционного кризиса скатилась до такого уровня, что новый срок на посту ей не прочат даже самые оптимистичные аналитики. 

В свою очередь, представители премьера Великобритании Терезы Мэй, для которой Brexit стал своего рода политическим лифтом, сразу осадили Эммануэля Макрона: лондонский Сити сохранит статус важнейшего финансового центра даже после выхода Королевства из ЕС, заявили они. 

«Если вспомнить относительно недавнюю историю, то можно сделать вывод, что Лондон был международным финансовым центром уже тогда, когда самого слова «Евросоюз» еще не существовало. Именно поэтому, даже если выход Великобритании из Евросоюза произойдет по максимально жесткому сценарию, скорее всего, большую часть функций международного финансового центра Лондон сохранит», – уверен советник по макроэкономике генерального директора брокерского дома «Открытие брокер» Сергей Хестанов. 

Сложно не согласиться с его словами, но «пощипать» лондонский Сити европейские «стервятники» на фоне Brexit могут весьма изрядно. Достаточно отметить, что доля иностранных компаний в финансовом центре Великобритании составляет 22%, и они обеспечивают 360 000 рабочих мест. Именно эти компании в первую очередь и могут сменить место прописки с Лондона на тот же Франкфурт. 

Тревожным звоночком для Терезы Мэй также стало последнее исследование KPMG, согласно которому 76% глав британских компаний намерены в ближайшее время перевести штаб-квартиры или часть операций из Великобритании в Европу. Даже несмотря на то, что большинство из них (69%) уверены в дальнейшем росте британской экономики в 2017 г., неопределенность, связанная с Brexit, сильно беспокоит представителей даже английского бизнеса. Согласно тому же исследованию KPMG, от премьер-министра Терезы Мэй ждут сохранения как можно более тесных экономических связей с Евросоюзом. 

«У Лондона есть высокий шанс остаться не просто мировой финансовой столицей, но и, более того, упрочить свое положение. Потому что в случае благоприятного развития событий вполне возможно, что британский фунт потихонечку станет занимать то положение, которое он когда-то занимал, – одной из мировых резервных валют», – отмечает управляющий директор компании «Московские партнеры» Евгений Коган. 

Не говоря уже о том, что на сегодня экономика Британии от Brexit только выиграла – это явно видно по динамике английских фондовых индексов, которые бьют один исторический рекорд за другим. 

 

Чемодан–вокзал–Франкфурт

«В первую очередь о переводе своего офиса заявил российский банк ВТБ. В этом есть логика. Британия, отделившись от ЕС, может занять еще более ярко выраженную проамериканскую позицию. Для компании с российским происхождением это дополнительные риски, – говорит директор Института актуальной экономики Никита Исаев. – Другие кандидаты на переезд – крупные финансовые компании, такие как BNY Mellon, Morgan Stanley, Goldman Sachs. У них риски, связанные с Brexit, куда меньше. Но если они будут переезжать, то в крупнейшие финансовые центры континентальной Европы – Франкфурт или Париж».

«Безусловно, столица Британии потеряет часть головных представительств европейских компаний, в первую очередь это связано с центрами безналичного расчета, которые будут переведены из Лондона в одну из европейских столиц, и соответственно компании должны будут перебраться за ними. Конечно, в центре внимания – финансовые, инвестиционные и банковские компании. А также бухгалтерские и юридические компании», – отмечает аналитик компании «Алор брокер» Кирилл Яковенко. 

Напомним, что уход Великобритании с единого европейского рынка лишает международные банки и финансовые компании, размещающиеся в Лондоне, права обслуживать клиентов в 27 странах Евросоюза.  

Ведущий британский телекоммуникационный оператор Vodafone не исключил переноса своей штаб-квартиры из Лондона для «лучшего доступа к движению людей, капитала и товаров». В свою очередь, немецкая компания Siemens сообщила о приостановке инвестирования в свой британский завод по производству турбин до того момента, пока не прояснится ситуация в торговых отношениях между Великобританией и ЕС.

Самый радикальный случай – переезд в другие страны крупных иностранных финансовых компаний. Промышленникам переезжать особого смысла нет – слишком дорого, да и дешевеющий фунт может поддержать спрос на продукцию. То есть речь идет о потере до 80 000 рабочих мест. Но это экстремальный вариант развития событий, ведь рушить устоявшиеся отношения никому не выгодно. Поэтому, скорее всего, свободное передвижение товаров и капитала между ЕС и Британией сохранится. А значит, останутся и компании в Лондоне, уверен Никита Исаев. К тому же, британское правительство сэкономит на спонсировании бедных стран Евросоюза. Великобритания обеспечивает 15% бюджета ЕС – в 2015 г. она должна была внести в него 17 млрд фунтов. Так что сам факт финансовых потерь не такой уж и очевидный. 

Тем временем ни о каких очевидных мерах британского правительства по удержанию финсектора в Сити пока не слышно. Говорят, что возможно введение различных льгот для финансовых компаний, но конкретных решений пока нет. 

«Вряд ли со стороны стран, входящих в ЕС, будут предприниматься конкретные шаги по переманиванию банков из Лондона, сам процесс Brexit и разделение расчетных систем будут толкать финкомпании к изменению своих структур в Лондоне, – рассуждает главный аналитик «Телетрейд групп» Олег Богданов. – Не думаю, что для британского бюджета возникнут серьезные проблемы в связи с сокращением финансовых операций: оценить потери пока очень сложно, тем более на данный момент объем операций в Лондоне, по подсчетам экспертов, не особенно сократился, и, конечно, говорить о политических последствиях пока совсем рано». При этом есть мнение, что, напротив, когда реализация Brexit примет спокойные рабочие формы, Британия постепенно начнет приобретать совершенно другой финансовый статус. Возможно, он будет напоминать статус нынешней Швейцарии, и Британия больше приобретет, чем потеряет.

 

Бизнес-мигранты

Как уже было сказано, выбор места для переезда будет зависеть от того, куда будут переведены центры безналичного расчета в евро. По ожиданиям большинства экспертов, это может быть Франкфурт, который имеет достаточную инфраструктуру и офисы, чтобы принять большую часть финансовых компаний. Также в лидерах Париж, который активно позиционирует себя и свои офисные здания как аналог лондонского Сити. Так, например, пару месяцев назад к будущим переселенцам приезжала целая делегация из Парижа с презентацией преимуществ этого города для переезда офисов из Лондона. 

«Между тем одним из факторов в пользу Франкфурта может стать высокий корпоративный налог Парижа, который составляет 33,3%», – отмечает Кирилл Яковенко. Также среди привлекательных городов Европы, по его словам, можно отметить Люксембург, где, несмотря на небольшую площадь, уже располагаются офисы уважаемых фирм по управлению активами. К слову, крупные банки Китая используют именно Люксембург как основной европейский хаб. 

Есть шансы и у Амстердама, но, скорее, сюда могут перебраться лишь компании, не связанные ни с банковским, ни с финансовым секторами, – возможно, юридические конторы или страховщики. Это обусловлено еще и тем, что по размерам финансового центра Амстердам существенно уступает и Франкфурту, и Парижу. Это важно для перевода офисов и многочисленного персонала, а речь идет именно о тысячах сотрудников, постоянно живших в Лондоне и привыкших к этому городу; безусловно, Франкфурт и Париж по сравнению с небольшим сравнительно консервативным Амстердамом будут им ближе. Также можно рассмотреть столицу Ирландии Дублин, который рассчитывает на привлечение новых арендаторов – именно тех, кто занимается управлением активами. «Учитывая, что на всех места во Франкфурте все равно не хватит, надежды Дублина могут оправдаться, но туда поедут компании далеко не первого эшелона», – заключает Кирилл Яковенко.

Безусловно, все без исключения финансовые столицы ЕС будут бороться за приток арендаторов и присутствие финансовых гигантов именно у себя, но надо трезво смотреть на вещи и оценивать города с точки зрения готовности принять новых жителей и удовлетворять их потребности.

«Говорить о каких-то политических играх я бы не рискнул – тут, скорее, вопрос технический: переезд неизбежен из-за определенных юридических и финансовых нюансов, и Германия имеет больше шансов выиграть не по принципу «кто в доме хозяин», а скорее, потому, что она располагает таким удобным городом, как Франкфурт», – считает Кирилл Яковенко.

«Позиция Меркель заключается в непротиводействии выходу Британии из ЕС. А роль Франкфурта как европейского финансового центра укрепляется за счет действий Европейского центробанка (который тоже располагается во Франкфурте), усиливающего позиции Немецкой биржи», – говорит Никита Исаев.

Не стоит забывать, что роль Лондона в немалой степени определяется значимостью Лондонской фондовой биржи. Если же регулятор будет проводить политику усиления Немецкой биржи, то это даст стимул лондонским финансовым компаниям к переезду в Германию. Но чтобы переманить «гигантов» из лондонского Сити, нужны очень веские аргументы. Пойдут ли власти Германии на радикальное снижение налогов для бизнес-мигрантов? Маловероятно. Если бы у них было острое желание (и возможность) переманить лидеров финансового рынка к себе, то такие меры уже давно были бы предприняты. А сейчас разве что Франция разместила шутливую рекламу Парижа в Лондоне. Реальные попытки создать условия для миграции весьма слабые.

 

Право англосаксов

«Англосаксонское право более удобно для осуществления очень многих инвестиционных сделок. Именно поэтому даже выход из Евросоюза по максимально жесткому сценарию, скорее всего, приведет к тому, что большую часть функций, которые Лондон выполняет сейчас, он так или иначе сохранит», – уверен Сергей Хестанов. «На мой взгляд, достаточно высока вероятность, что для удержания звания европейского финансового центра каких-то существенных усилий со стороны правительства Британии не потребуется. Так, уже сейчас можно с уверенностью говорить, что налоговые и регулятивные особенности местного финансового рынка, а также сложившееся за века доверие инвестиционного сообщества останутся неизменными. При этом Великобритания за счет Brexit фактически снимает с себя дополнительные риски, связанные с тлеющим долговым кризисом в ЕС, – говорит финансовый аналитик ГК «Финам» Тимур Нигматуллин. – Неудивительно, что на фоне всего вышесказанного британский фондовый индекс FTSE 100 недавно не только преодолел спекулятивный спад конца прошлого года, но и вышел на исторические максимумы».

Лучшее, что может сделать британское правительство для удержания иностранных компаний в лондонском Сити – это сохранить свободу движения капитала между Великобританией и ЕС. На данный момент условия выхода из ЕС еще не определены – переговоры состоятся только в марте. Перенос штаб-квартиры из Лондона с его развитой инфраструктурой, тесными связями между компаниями и имеющимся штатом сотрудников – дело очень затратное, никто не будет переезжать в другую страну без веской причины.  

«Выход Великобритании из ЕС – уникальное и беспрецедентное событие, которое может иметь очень серьезные последствия. И дальнейшая судьба политиков в немалой степени зависит от исхода переговоров. Если Тереза Мэй сможет выторговать у ЕС прежние условия по торговле и перемещению капитала, при этом получив возможность вести собственную внешнюю и миграционную политику, да еще и избавиться от взносов в бюджет ЕС, то это будет успех», – полагает Никита Исаев. Если же бизнес-климат в Великобритании ухудшится, и начнется массовая миграция компаний в ЕС, то это будет успех Ангелы Меркель. Фактически сейчас идет активное противостояние двух лидеров, от которого зависит их будущее, подчеркивает эксперт. 

Но с этой позицией не согласен член комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Михаил Щапов: «Тереза Мэй – премьер-министр Brexit, ее задача – довести этот процесс до конца. Поэтому только очень серьезный отток бизнеса из Великобритании, который произойдет исключительно в силу действий правительства, может существенно повлиять на будущее главы кабинета. А это крайне маловероятно. Также этот процесс не должен сильно сказаться на политической судьбе канцлера Германии. Есть масса более важных факторов – внутриполитические проблемы, состояние экономики страны, проблемы с мигрантами и т.д.».