USD
59,3950
EUR
66,6580
 

Как не стать «вшивой блохой»

Чем Белоруссия интересна российскому бизнесу
13 Марта 2017 | Роман Мамчиц | Константин Фрумкин
Как не стать «вшивой блохой»

Белоруссия определенно не выглядит как страна, благоприятная для российского бизнеса и для бизнеса вообще. Более того: если судить по ленте новостей, экономические взаимоотношения между Россией и Белоруссией представляют собой непрекращающуюся серию конфликтов и торговых войн. 

Последний из скандалов в «высшей сфере» между двумя странами разразился, когда Александр Лукашенко пригрозил тюремным сроком главе Россельхознадзора России Сергею Данкверту за то, что его ведомство запретило ввозить из Белоруссии в Россию говядину. 

Намерения возбудить уголовное дело против должностного лица другого государства напоминают «судебные войны» между Россией и Украиной: Украина возбудила уголовное дело против российского министра обороны Сергея Шойгу, а Россия – против якобы участвовавших в боевых действиях на стороне чеченских сепаратистов Дмитрия Яроша и Арсения Яценюка. Понятно, что все равно никто никого не арестует: Ярош и Яценюк в Россию в ближайшее время не собираются, а Шойгу если и появится на Украине, то только в случае смены там власти.

 

«И вся-то наша жизнь есть борьба!»

Угрозы Лукашенко, в отличие от взаимных российско-украинских угроз такого рода, определенную связь с реальностью имеют. Дотянуться до Данкверта, конечно, у Лукашенко не получится, но инспекторов Россельхознадзора во время их визитов на белорусские мясокомбинаты белорусские власти арестовать теоретически могут. Нужно заметить, что пока Россельхознадзор не собирается запрещать поставки всей говядины из Белоруссии – это касается только продукции Минской области. Какой будет реакция официального Минска, если запрет распространится на все шесть областей, сложно предполагать, если даже по поводу только одной из них Лукашенко сказал, что «все эти данкверты – люди заинтересованные» и что Данкверт «крышует свои латифундии». Тем не менее барским жестом Лукашенко все же гарантировал неприкосновенность Данкверту во время его следующего визита в Белоруссию, если тот будет себя хорошо вести. Но Данкверт ехать туда отказался.

До этого «торговые войны» между Белоруссией и Россией разгорались несколько раз. В прессе они получили названия «газовая война», «калийная война», «молочная война». 

Кто прав, а кто виноват в этих конфликтах, судить трудно, так как и Белоруссия, и Россия имеют власти, далекие от демократических способов управления страной, – и от тех, и от других можно ожидать чего угодно. 

«Нефтегазовая война» 2016 г., судя по всему, может стать самой разрушительной и реально привести к ухудшению положения российского крупного бизнеса в Белоруссии. Суть нефтегазового скандала заключается в том, что в Минске считают справедливой ценой за газ $73 за 1000 кубометров в связи с падением мировых цен на энергоносители, а в Москве цену рассчитывают, исходя из себестоимости добычи газа на Ямале, его транзита и хранения. Получается сумма почти в два раза больше – $132 за 1000 кубометров. Ко всему прочему, Белоруссия должна России за газ около $300 млн. 

Есть другие, более мелкие неприятности. Например, белорусская таможня регулярно задерживала и даже конфисковывала бытовую технику, идущую транзитом из Калининградской области. В нынешнем году по этому поводу в отношении минских властей было даже вынесено решение Суда ЕврАЗЭС. Комментируя его, вице-президент Калининградской торгово-промышленной палаты (КТПП) Марина Фицак заметила: «До настоящего времени многие бизнесмены вынуждены были использовать маршрут Литва–Латвия–Россия. Теперь, возможно, они вернутся к привычному и более короткому – Литва–Белоруссия–Россия». 

Кроме того, белорусские власти ограничили допуск российских производителей к госзакупкам автомобилей и сельхозтехники. «Мы могли бы продавать в Белоруссии до 500 зернокомбайнов в год, но на сегодня не продаем ни одного. То есть рынок Белоруссии для российских производителей закрыт. Это политика властей: защищаем отечественное», – утверждает заместитель директора ассоциации «Росагромаш» Андрей Агашков.

 

Обижают, но не сильно

Казалось бы, на фоне таких конфликтов российский бизнес не должен смотреть в сторону Белоруссии. Но частные инвестиции из нашей страны в «царство Лукашенко» идут, и, по белорусским масштабам, довольно большие. 

Правда, российская экспансия в Белоруссию имеет ряд особенностей. 

Ни одна из пришедших в страну российских компаний, пожалуй, не может похвастаться ошеломительным успехом и захватом рынка. Надо помнить, что большая часть местного рынка контролируется государственными компаниями. А «неуютность» местного бизнес-климата приводит к тому, что российские компании предпочитают работать не сами, а через совместные предприятия с белорусскими партнерами – чаще всего с правительством или госпредприятиями. 

Всего в Белоруссии функционирует 3000 организаций с российскими инвестициями, уставный капитал которых – около $800 млн, и более половины из них – в форме совместных предприятий. 

В последние годы в Белоруссию из России приходили транспортно-логистические, телекоммуникационные, химические, строительные и топливно-энергетические компании. 

Крупнейшие совместные белорусско-российские предприятия – ОАО «Брестгазоаппарат» (учредители – белорусское правительство и «Газпром»), СООО «МТС» (создано российским сотовым оператором МТС и белорусским «Белтелекомом»). Есть «дочки» российских банков – «БПС-Сбербанк» («дочка» Сбербанка), «Банк ВТБ (Беларусь)», «Альфа-банк (Беларусь)», «Банк БелВЭБ» (учредители – российский ВЭБ и правительство республики).

Большую активность российские специализированные компании проявляют в связи со строительством Белорусской АЭС в Островце, что объясняется масштабами проекта – $11 млрд. Основной партнер Белоруссии в этом проекте – российская компания «Атомстройэкспорт».

В Белоруссии работает строительная «дочка» российской «Итеры». В 2015 г. в стране появилось первое представительство Pony Express – логистической компании, принадлежащей Олегу Дерипаске. Существует компания «Видео интернешнл – Минск» (с прошлого года – ООО «ВиАйБел», VIBel), созданная владельцами российского оператора рекламного рынка «Видео интернешнл» вместе с местным предпринимателем Игорем Новицким. Сегодня VIBel – один из крупнейших продавцов рекламы в стране, в его портфеле рекламный эфир телеканалов ОНТ, «Россия–Беларусь», СТВ, «Мир», ВТВ, «ТВ 3» и «БелМузТВ». На обслуживаемые VIBel телеканалы приходится 32% суммарной телеаудитории страны. 

Чем же интересна Белоруссия бизнесменам из России?

 

Легкий вход

Есть два главных фактора, привлекающих российских предпринимателей в республику.

Первый – это сходство языка, менталитета и правил ведения бизнеса: все-таки Россия и Белоруссия уже много лет пытаются гармонизировать законодательство, хотя этот процесс далек от завершения. 

Зуфар Гарипов, генеральный директор сети кофе-баров Coffee Like, положительно оценивает работу своих точек в Белоруссии: «Опираясь на имеющийся опыт, могу сказать, что рынок Белоруссии и России мало чем отличается – очень похожая ментальность, русскоговорящие люди. Я был в Минске в этом году, и, по моим наблюдениям, бизнес развивается, в том числе и ритейл».

«Белоруссия схожа с Россией как по менталитету людей, так и по их привычкам, не говоря уже о языковой среде», – считает аналитик Sberbank CIB Светлана Суханова. 

Второй фактор еще важнее: в большинстве сегментов белорусский рынок представляет собой, по сути, непаханое поле. Многих услуг еще просто нет или они неразвиты, конкуренция гораздо ниже, и пионеры могут извлечь выгоду из быстрого роста новых для Белоруссии секторов. Например, в 2015 г. на белорусский рынок вышла российская сеть по продаже электроинструментов «220 вольт», и ее директор Александр Шпетный прямо объяснил: «Мы присматривались к белорусскому рынку 2–3 года. Он очень похож на рынок России, но конкуренция здесь ниже». Правда, экспансия идет медленно: при заходе были объявлены планы создать франчайзинговую сеть из 25 магазинов, но пока действует только одна точка в Минске, которая, правда, является крупнейшим в Белоруссии специализированным магазином электроинструмента. 

В 2014 г. в Белоруссию пришла российская компания Lamoda, специализирующаяся на интернет-торговле одеждой. Управляющий директор Lamoda Флориан Янсен объяснил, что это связано с быстрым ростом онлайн-торговли в Белоруссии при относительной неразвитости сегмента модных товаров местного онлайн-ритейла. Сегодня Lamoda называет себя крупнейшим интернет-магазином одежды в Белоруссии, ее службы доставки работают во всех больших городах страны. 

Такое же объяснение дала пришедшая в Белоруссию в прошлом году российская система автоматизации рекламы для малого и среднего бизнеса Aori. «Рекламный рынок Белоруссии еще далек от перенасыщения – здесь не будет тесно даже игрокам, пришедшим со стороны, например, из России, – говорит директор по развитию Aori Диана Гукетлова. – К тому же, белорусский рынок открыт для бизнеса, в каждом МБ-сегменте – от ритейла до импорта продуктов питания – есть хорошие возможности для роста. Открыть свое дело очень просто – проще, чем в России».

Наконец, немаловажное значение имеет величина Минска, чье население превышает 1,8 млн человек, ведь рынок российских миллионников уже занят. Когда в прошлом году в Белоруссию пришла компания «Яндекс.Такси», ее руководитель Тигран Худавердян сказал: «Мы приняли решение выходить в СНГ. Минск – один из самых населенных городов в СНГ после Москвы и Санкт-Петербурга». Вообще всего на российский «Яндекс» в Белоруссии приходится 40% поисковых запросов (на Google – 50%).

Сегодня ни одна другая страна в мире таких тесных экономических связей с Белоруссией не имеет. Долгие годы Россия дает около половины всех иностранных инвестиций в Белоруссию (43,2% по данным за 2015 г.). Правда, для самой России Белоруссия основным направлением инвестирования не является: на нее приходится всего лишь 1,68%, что сопоставимо с долей инвестиций, направленных россиянами в офшоры микроскопического государства в Карибском бассейне Сент-Китс и Невис. Впрочем, справедливости ради, следует отметить, что доли других стран СНГ также ничтожны: например, доля Украины – всего 0,39%. 

 

Стоит ли продолжать?

Разумеется, есть трудности. По мнению Александра Шпетного, одна из законодательных проблем для развития бизнеса в Белоруссии – отсутствие весомого уголовного наказания за контрабанду большинства товаров, в том числе электроинструментов.

Зуфар Гарипов указывает, что есть препятствие в виде повышенного налогообложения. В рейтинге налоговой нагрузки Paying Taxes 2016 Россия заняла 47-е место, Белоруссия – 63-е. Хотя в Белоруссии ниже базовая ставка налога на прибыль – 18% (в России – 20%), но выше базовая ставка НДС – 20% (в России – 18%). 

А иногда белорусский бизнес привлекается к добровольно-принудительному финансированию различных значимых проектов. Основной риск бизнеса в Белоруссии для российских предпринимателей такой же, как и для местных, – позиционирование бизнесменов в качестве дойной коровы государства в сочетании с непредсказуемостью властей.

«Для российского бизнеса существуют значительные риски при работе в Белоруссии, – считает Владимир Трофименко, генеральный директор сети многофункциональных центров «Мой кабинет». – Это и постоянно меняющиеся правила, и опасность потери собственности. Зачастую на бизнес иностранных компаний возлагается ответственность по развитию территорий. При строительстве конкретного объекта или предприятия может быть установлено требование по сопутствующему строительству дорожной и социальной инфраструктуры, поддержке школ или колхозов, строительству жилых домов. За невыполнение подобных требований, которые могут вводиться даже после начала деятельности, предусмотрены серьезные штрафные санкции, вплоть до полной национализации имущества компании». 

Ему вторит Павел Дашевский, генеральный директор портала Dolgi.ru: «Внутриполитические механизмы и бюрократия затрудняют проникновение предпринимателей из России на белорусские рынки. Более того, в последние месяцы во взаимоотношениях между Россией и Белоруссией возникло очередное недопонимание, связанное с задолженностью белорусской стороны за российский газ. А поскольку Белоруссия – страна, где влияние политики на экономику очень значительно, долгосрочное планирование бизнеса становится затруднительным. Труднее всего сейчас малому и среднему бизнесу. Многие предприниматели имеют невозвращенные долги по шесть-восемь месяцев». 

По словам бывшего волковысского предпринимателя, ставшего в итоге политзаключенным, Николая Автуховича, «власти завлекают зарубежных инвесторов и даже предлагают им хорошие условия для старта. Но здесь цена вопроса именно в подковерных договоренностях, а не в официальных договорах, потому как на общих условиях заниматься бизнесом в Белоруссии невыгодно и небезопасно».

То есть риски и преимущества примерно уравновешивают друг друга. Ясно только то, что после 25 лет тесного сотрудничества для большинства российских компаний Белоруссия остается терра инкогнита, которую только надо открыть. В конце 2015 г. посетившая Минск основательница агентства интернет-рекрутинга Pruffi Алена Владимирская сказала: «В России кризис, российские компании ищут выход в новые регионы, но на Запад им не зайти, поэтому Белоруссия и становится привлекательной для очень крупных российских компаний, в частности, в сферах IT, ритейла, девелопмента и автомобилей».

Тут стоит отметить, что зарубежные производители часто выходят на белорусский рынок именно через свои российские структуры, примером чего может служить автомобильная марка Datsun. В нынешнем году на белорусском рынке появилась торговая марка «Брилль Café» – натуральный кофе, который обжаривается в России, на заводе в Тульской области. Весной планируется открытие в Минске магазинов компании Inditex (бренды Xara, Bershka и Stradivarius), причем сотрудников для них обучают в Санкт-Петербурге. 

Александру Лукашенко принадлежит фраза «стряхнуть предпринимателей, как вшивых блох». С момента ее произнесения в стране, конечно, многое изменилось. Тимур Нигматуллин, финансовый аналитик группы компаний «Финам», считает, что краски искусственно сгущаются: «Знаменитые слова Лукашенко про вшивых блох и пиявок, сосущих кровь, были произнесены почти 25 лет тому назад, когда экономика стран СНГ находилась в шоковом состоянии из-за последствий распада СССР. Вряд ли стоит их как-то ассоциировать с нынешним положением дел в стране».