USD
63,7628
EUR
70,4958

Взносы и риски

Как решить главные проблемы системы страхования вкладов
30 Мая 2016
Взносы и риски

Система страхования сыграла огромную роль в развитии и стабилизации российской банковской системе, она способствовала увеличению доверия населения к банкам и при этом являлась дополнительным контуром надзора за ними. Однако не бывает инструментов без недостатков, и у ССВ тоже выявились свои негативные стороны.

Среди них - она способствовала увеличению доли небольших банков с агрессивной и рискованной политикой, безответственно привлекавших вкладчиков высокими ставками и при этом «подставлявших» и своих клиентов, и регулятора.

В 2013 году группа банков с рискованной бизнес-моделью за счет высоких ставок по вкладам за короткий период резко нарастили долю рынка. Объем привлеченных за год вкладов был сопоставим с привлечением средств крупнейшими банками, а процентные ставки по вкладам оказались слишком высокими для банков с традиционными бизнес-моделями. Последствия этого были понятны: ощутимо выросли риски для устойчивости фонда АСВ. После 2013 года объемы выплат со стороны АСВ стали отставать от объема полученных агентством страховых взносов (см. диаграмму).

Банкротство двух-трех банков потребительского кредитования грозило опустошить фонд. Уже в начале 2014 года риски исчерпания фонда АСВ 2015 году стали экстремально высокими.

В этот период Банк России предпринял ряд мер по ограничению рисков в сфере потребительского кредитования - от введения повышенных норм резервирования по кредитам до более пристального внимания к их процентной политике и даже прямого ограничения ставок привлечения средств.

Впрочем, функционирование ССВ имело и другие любопытные последствия: сформировалась прослойка вкладчиков, которые принципиально размещают средства в рискованных банках. Сбербанк называет таких вкладчиков «серийные», журналисты назвали их «пылесосами». По данным АСВ, на вкладчиков, получавших повторно возмещение у АСВ, приходится 1/4 всех выплат.

Банк России ввел дифференцированные взносы для банков, привлекающих вклады по ставкам выше базового уровня, установленного ЦБ — однако было уже поздно. Банки, которые вели слишком рискованную политику, закономерно уходили с рынка, а вал выплат из фонда АСВ неумолимо нарастал. С начала 2014 года по март 2016 года выплаты вкладчикам из ФСВ составили почти 740 млрд рублей, в то время как с момента основания АСВ в 2004 году эта сумма составила 915 млрд рублей. К концу лета 2015 года фонд был фактически исчерпан.

За 2014 – начало 2016 года были отозваны лицензии более чем 220 банков. В отношении 70 из них проверка, проведенная временной администрацией, вскрыла такие нарушения, что ЦБ обратился в МВД, Прокуратуру и Следственный Комитет для возбуждения уголовных дел по факту вывода активов, фальсификации отчетности, сокрытия документов и даже прямого хищения средств.

Каждое третье банкротство банков является криминальным, в остальных случаях причины в рискованном кредитовании недооценке рисков и нарушении антиотмывочного законодательства.

 

КРИМИНАЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР БАНКРОТСТВ НЕКОТОРЫХ БАНКОВ

 

Объем хищений в 70 банках, лицензия которых была отозвана в 2014-2015 годах,
(~40% общего числа) можно оценить в 350 млрд рублей.

Источник: Банк России

 

Ожидаемые расходы АСВ вследствие банкротства банков с учетом санаций сегодня оцениваются в огромную сумму в 2 трлн. рублей. Эту сумму даже теоретически нельзя скрыть из страховых взносов банков: если бы с момента основания АСВ все банки на протяжении 12 лет платили взносы в АСВ по максимально установленной законом ставке 0,6% в год, доходы АСВ составили бы примерно 670 млрд рублей. То есть даже расчетное наполнение ФСВ в 3 раза меньше ожидаемых предстоящих выплат.

Сегодняшние проблемы ACB были заложены еще при его создании в 2004 году. Введение системы страхования вкладов предполагало проведение проверки банков, предъявление к ним требований по прозрачности, качеству управления и структуре собственности, ‒ чего тогда не было сделано.

К этому еще надо добавить, что, как видно из приводимых ниже диаграмм, когда банк, который вел слишком рискованную политику, становится объектом ликвидации или санации, ликвидаторы и санаторы сталкиваются с крайне низким качеством его активов, так что ни требования вкладчиков, ни требования кредиторов из имущества разорившихся банков полностью покрыть как правило нельзя.

В системе страхования вкладов накопились и дугие недостатки. Среди них закрытость и непрозрачность информации. Не публикуется размер фонда АСВ, его динамика и объем долга перед ЦБ, условия кредитования ЦБ. Ни общественность, ни аналитики не могут узнать результаты выплат кредиторам отдельных банков. Нет публичных принципов размещения резервов АСВ, нет данных, какую долю средств, выплачиваемую вкладчикам, АСB получает обратно при банкротстве банка как привилегированный кредитор. И самое главное - нет параметров оценки эффективности деятельности АСB как корпоративного ликвидатора.

Деятельность АСВ в его нынешнем виде фактически стимулирует так называемых «серийных вкладчиков». Все больше становится тех, кто целенаправленно несет средства в банки с более высокими процентными ставками.

И есть еще одно любопытное обстоятельство. Когда Банк становился агентом АСВ по выплатам вкладчикам другого, разорившегося банка, он мог начать выплаты, не дожидаясь поступления средств от Агентства, то есть фактически кредитовать АСВ. Делал он это в надежде, что значительное число вкладчиков ликвидированного банка останутся у него. Но теперь кредитование АСВ невыгодно, в том числе из-за падения доли остающихся вкладов (т.е. фактически из-за роста доли «серийных вкладчиков», которых в ряде банков более 40% клиентов).

Важным инструментом уменьшения негативных последствий всех этих проблем теоретически могло бы стать введение дифференцированных взносов в ФСВ в зависимости от уровня риска. Банк, который бы вел слишком рискованную и амбициозную политику, должен был бы платить больше - в итоге, некоторые «горячие головы» из числа банкиров слегка притормозили бы, а добросовестным и надежным банкам не пришлось бы расплачиваться за более «рисковых» коллег. Можно предположить что, что повышенные взносы должны платить банки прежде всего небольших размеров. Как видно из приводимой ниже диаграммы, именно сравнительно небольшие банки чаще других уходят с рынка и становятся банкротами.


Сегодня, недостаточная дифференциация взносов АСВ приводит к тому, что АСВ фактически субсидирует наиболее рискованные и «агрессивные» банки. При этом, как раз менее надежные банки склонны устанавливать более высокие ставки по вкладам.

Но сегодня эффективность системы дифференцированных взносов низка. Повышенные взносы были установлены для банков, привлекающих вклады по ставкам выше базового уровня, установленного ЦБ. Для всех банков взносы составляли 0,1% в квартал, при превышении базовой ставки на 2-3 процентных пункта взносы с 3 квартала 2015 года увеличились до 0,12%, при превышении на 3 и более процентных пункта – до 0,25% в квартал. Со 2 квартала 2016 года взносы были снова повышены: до 0,15% и 0,3% в квартал соответственно. Столь небольшая дифференциация взносов не ограничивает ни банки, ни вкладчиков и не позволяет ограничить поведение реально рискованных банков.

Между тем, система страхования вкладов должна отвечать на все новые вызовы. Среди них так называемые «скрытые вклады». Выявилось, что в ряде банков значительные суммы вкладов не отражались на балансе. Например, в Мособлбанк было 80 млрд рублей скрытых вкладов.

Нехватка средств вынуждает АСВ повышать ставки страховых взносов- но не дифференцированно, а для всех. В апреле 2016 года Совет директоров АСВ принял решение о повышении взносов банков в систему страхования вкладов для всех банков с 0,1% в квартал до 0,12%. Дополнительные взносы потребовались для того, чтобы помочь АСВ быстрее вернуть кредиты, взятые у ЦБ для выплат вкладчикам. АСВ предполагает вернуть кредиты ЦБ за счет дополнительных взносов до 2020 года. Страдает, в итоге, население: повышение взносов повлияло на снижение банками ставок по депозитам на сопоставимую величину.

Между тем, сегодня, вероятность отзыва лицензий банков экстремально велика – до 10% в год

Как можно преодолеть все эти трудности?

Проблему «плохих» банков нельзя решить пополнением ФСВ, необходима активизация и ужесточение политики надзорного блока ЦБ по отзыву лицензий на ранних стадиях. Несомненно нужны также меры нормализации деятельности банков и повышения ответственности руководителей и акционеров банков за вывод активов.

АСВ не должно быть «черной дырой» где пропадают средства бюджета — нужно задуматься и о возвратности средств АСВ в случае дефолтов банков.

Задачей регулятора должна стать ускоренная расчистка банковской системы, чтобы уменьшить уровень дефолтности кредитных учреждений и увеличить возвратность активов обанкроченных и санируемых банков.

И не в последнюю очередь инструментом такой «расчистки» может встать увеличение взносов рискованных банков. Для них должны быть введены обоснованные «премии» за риск. Надбавки к базовой ставке, принятые Советом директоров АСВ, слишком низки: они намного ниже не только вероятности дефолта банков, но и дифференциала процентных ставок между разными группами банков. Основой для дифференциации страховых взносов должны стать данные о вероятности дефолтов по обязательствам банков.

СТРУКТУРА ВКЛАДОВ В БАНКАХ В РАЗРЕЗЕ РЕЙТИНГОВ FITCH RATINGS

СТРУКТУРА ВКЛАДОВ В БАНКАХ В РАЗРЕЗЕ РЕЙТИНГОВ MOODY’S

СТРУКТУРА ВКЛАДОВ В БАНКАХ В РАЗРЕЗЕ РЕЙТИНГОВ STANDARD & POOR’S

 

Возможны несколько сценариев дифференцированного повышения страховых взносов банков.

Более ответственное поведение вкладчиков могло бы быть стимулировано с помощью франшизы по выплатам (например, 90% свыше определенной суммы) и ограничение повторного получения страхового возмещения, возможные варианты: в пределах 3 млн руб. в течение каждого календарного пятилетнего периода, но не более 1,4 млн руб. по одному банку.

При этом существующие системы отчетности должны быть дополнены сервисом проверки вкладчиком информации, что его вклад застрахован. Это позволит контролировать и ограничивать возможность фальсификаций.