USD
63,9830
EUR
70,2107

Неразделенный «Альянс»

25 Сентября 2006 Николай Макеев

Независимые российские нефтяные компании можно пересчитать по пальцам. Одна из последних – группа «Альянс» – еще несколько лет назад могла получить контроль над «Роснефтью». Теперь совладельцы «Альянса» и сами рискуют расстаться с бизнесом, если госкомпания решит узаконить отношения с частным холдингом.

 

Историю отечественной нефтяной отрасли можно изучать по логотипам на заправочных станциях. Ушла с рынка «Славнефть». Практически все триколоры, украшавшие АЗС бывшей госкомпании, перекрашены в корпоративные цвета ее новых акционеров. О «Тюменской нефтяной компании» напоминает лишь сине-белая аббревиатура, мелькающая вдоль автомагистралей. Аналогичная судьба ждет заправочные комплексы ЮКОСа – банкротству компании уже дан ход, а его имущество в ближайшие месяцы превратится в аукционные лоты. Заправки группы «Альянс» можно встретить лишь на Дальнем Востоке, где расположен крупный актив холдинга – Хабаровский НПЗ. Оттенки салатового топливных комплексов вскоре могут заменить черно-золотые имперские цвета «Роснефти». Именно государственный холдинг, не понаслышке знакомый с бизнесом семьи Бажаевых, называют потенциальным покупателем нефтеперерабатывающего завода. Хотя переговоры об этой сделке держатся в секрете – «Роснефть» и «Альянс» опровергают слухи о смене акционера НПЗ – покупка перерабатывающего комплекса на границе с Азией не за горами.

 

Жизнь после банкротства

 

Большинство российских нефтяных компаний было создано на базе советских добывающих предприятий. Главным сокровищем ЮКОСа стал «Юганскнефтегаз». Первые три буквы ЛУКОЙЛу подарили «Лангепаснефтегаз», «Урайнефтегаз» и «Когалымнефтегаз». «Сургутнефтегаз» возник из одноименного производственного объединения. группа «Альянс» стоит в стороне от коллег по цеху. Она была создана в конце 1990-х на базе активов частной «Сибирско-Дальневосточной нефтяной компании». Основателем нового предприятия выступил бывший президент СИДАНКО Зия Бажаев. Одиозный бизнесмен в то время был на подъеме. По словам нынешнего президента группы Мусы Бажаева, его брат, нашедший признание в деловых кругах, уже искал себя на политическом поприще. О Зие Бажаеве говорили как о будущем министре энергетики, а его лоббистские возможности были в то время мощнее, чем у Михаила Фридмана и Владимира Гусинского.

«Из всех методов управления мне ближе всего авторитарный», – утверждал Зия Бажаев. Однако концепция «разделяй и властвуй», которой он руководствовался, на первый порах принесла «Альянсу» лишь проблемы и неприятности. Новой компании, которую аналитики поспешили назвать «будущим локомотивом отечественной нефтянки», долго не удавалось стать собственно нефтяной. Именно о холдинге, работающем в топливно-энергетическом секторе, как вспоминает Муса Бажаев, мечтал его брат еще задолго до своей работы в СИДАНКО. Но когда до осуществления этой мечты оставался всего шаг, она неожиданно стала призрачной. Первым крупным добывающим активом, c которого «Альянc» рассчитывал начать свое победное шествие по нефтяному рынку, должна была стать компания «Варьеганнефтегаз» (ВНГ), входившая тогда в СИДАНКО. В 1999 году на этом предприятии началась процедура банкротства. В апреле того года кредиторы ВНГ решили продать этот бизнес, а его новым владельцем должен был стать «Альянс», активно скупавший долги ВНГ. Покинувший СИДАНКО за год до этих событий Зия Бажаев не рассчитывал, что его бывшая компания окажется столь нелояльной к своему экс-руководителю. Как рассказал «Ко» бывший внешний управляющий ВНГ Антон Лычагин, возглавляемая им комиссия установила, что несостоятельность предприятия, о которой говорили кредиторы, во многом надумана, а процедура банкротства была инициирована в интересах «Альянса». Противники начали изнуряющую борьбу за ВНГ всеми традиционными для того времени средствами, от созыва альтернативных собраний акционеров до назначения нескольких составов советов директоров. Конфликт разрешился лишь в 2001 году. «Альянс» отказался от оперативного руководства «Варьеганнефтегазом», а спустя еще два года продал свой пакет предприятия СИДАНКО. Правда, это произошло уже после трагической гибели Зии Бажаева в начале 2000 года.

 

Без руля и ветрил

 

Фактически проигранная битва за ВНГ оказалась не последней. Куда обиднее выглядела неудачная попытка возглавить «Роснефть». Даже сейчас многие участники нефтяного рынка уверены, что государственная компания управляется неэффективно. В конце 1990-х годов и сами сотрудники холдинга признавали, что финансовое положение «Роснефти» ненадежно, а ее активы уплывают из предприятия. Как рассказал «Ко» Виктор Румянцев, руководивший одним из департаментов госкомпании, «Роснефть» рисковала развалиться из вертикально интегрированного холдинга, занятого во всех секторах нефтяной отрасли от добычи до переработки и реализации топлива, в несколько мелких предприятий, которые со временем могли быть обанкрочены и проданы частным предпринимателям. Как вспоминает аудитор Счетной палаты Михаил Бесхмельницын, из 269 компаний, коммерческое управление которыми было доверено «Роснефти», реальное влияние компания имела лишь на 55 предприятиях. Добыча холдинга падала угрожающими темпами – примерно на 3 – 4% в год. Капитальные вложения в развитие мощностей истощилось, и количество пробуренных, но так и не запущенных скважин составило почти четверть от всех добывающих мощностей «Роснефти». Чиновники раз за разом поднимали вопрос о приватизации холдинга, чтобы частные инвестиции вывели его из кризиса. Конкретного решения относительно продажи «Роснефти» частниками принято не было. Между тем в соответствии с указом Бориса Ельцина, подписанным в 1995 году, акции компании были закреплены за государством всего на три года. Но претворить в жизнь распоряжение первого президента страны не удавалось из-за неформальной схватки за «Роснефть», бушевавшей в правительстве и профильных министерствах.

В этот момент на сцену вышел Зия Бажаев, поддержку которому оказывал тогдашний вице-премьер Борис Немцов. В конце июля 1998 года последний и представил коллективу «Роснефти» нового внешнего управляющего, которым был назначен глава «Альянса». Тогда же Немцов заявил, что «президента у компании не будет, его обязанности исполнит юридическое лицо». По словам Румянцева, необычная для России практика была вызвана тем, что прежние управленцы «Роснефти» сконцентрировали в своих руках все управление холдингом –  в частности, ее бывший председатель правления и совета директоров Александр Путилов  смог стать крупным акционером одного из его дочерних предприятий – «Краснодарнефтегаза». Впрочем, по мнению одного из участников тех событий, фактически Бажаев должен был подготовить «Роснефть» к продаже, в награду получив преференцию при приватизации предприятия.

Стать нефтяником «от государства» Зия Бажаев так и не смог. В августе 1998 года кабинет министров, в который входил Немцов, получил отставку, а менеджеры «Альянса» переквалифицировались в консультантов «Роснефти». Госкомпанию возглавил Сергей Богданчиков, перед которым была поставлена задача вернуть активы «Роснефти», а именно акции дочерних предприятий.

Как признались соратники Зии Бажаева, неудача с «Роснефтью» заставила бизнесмена в корне пересмотреть свою стратегию. Заветная мечта о создании вертикально интегрированного нефтяного холдинга, которой он поделился с братом Мусой, канула в небытие. Бажаев решил найти себя в антикризисном управлении – то есть взять на себя функции по санации убыточных и обанкроченных предприятий. Одним из первых в списке нуждающихся в оздоровлении компаний стал Томский нефтехимический комбинат. В январе 2000 года «Альянс» получил ТНХК в свое управление. Бажаев рассчитывал, что региональные чиновники не будут ставить палки в колеса назначенной в Москве команде управленцев. Но и в провинции его бизнес пошел по тернистому пути. По словам бывшего томского чиновника, против прихода «Альянса» на ТНХК выступил глава области Виктор Кресс. Губернатор предлагал отдать бразды правления химическим предприятием правительственной комиссии, которая и решила бы его дальнейшую судьбу. Кресс даже попросил заступиться за комбинат Владимира Путина. Как рассказал «Ко» представитель одной из российских нефтяных компаний, рассчитывавших тогда наладить поставку бензина на ТНХК, последнее слово в этом конфликте осталось за «Газпромом». «Хотя «Альянсу» в течение всего месяца удалось погасить 30 млн рублей долга по заработной плате работникам комбината, холдинг Бажаева с трудом мог поспорить с монополией, предъявившей свои права на комбинат», – полагает нефтяник. Противостояние между «Альянсом» и «Газпромом» завершилось лишь спустя пять лет после гибели Зии Бажаева, причем также не в пользу его компании. В 2005 году томский арбитраж прекратил судебный процесс по ТНХК после того, как «Альянс» снял свои претензии на комбинат.

 

Долгая дорога к продаже

 

Начиная с 2000 года «Альянс» вел насыщенную, но, похоже, малоинтересную жизнь. Компания инвестировала перерабатывающий бизнес в России (Хабаровский НПЗ) и на Украине (Херсонский НПЗ), развивала сеть заправок в регионах, рядом с которыми находились эти заводы. «Зия Бажаев был прирожденным лидером, а также имел вес на политическом рынке страны. Пришедший ему на смену Муса не смог развить начинаний брата, решив просто управлять тем, что есть. И на Дальнем Востоке, и на Украине с «Альянсом» считаются до сих пор. В частности, бывший украинский премьер Юлия Тимошенко во время топливного кризиса на Украине даже просила Мусу Бажаева не повышать цены на бензин», – рассказывает замгендиректора Центра политтехнологий Алексей Макаркин.

Новая волна шумихи вокруг «Альянса» поднялась летом нынешнего года, когда компания решила выпустить облигации. Газпромбанк, подготовивший к этой эмиссии аналитический отчет, прозрачно намекнул, что в ближайшее время «Альянс» может отказаться от одного из своих основных активов – Хабаровского НПЗ – и продать завод «Роснефти», которая уже обладает перерабатывающими мощностями в этом регионе – Комсомольским НПЗ. Пока в госкомпании не торопят события, замечая, что подробности любой сделки могут быть раскрыты лишь после ее завершения. По словам представителя «Альянса» Ольги Сергеевой, предположения банковских аналитиков не подкреплены фактами. Компания не собирается расставаться с заводом и намерена вкладывать средства в его развитие. В планах «Альянса» строительство установок гидроочистки и гидрокрекинга. Поиск генерального подрядчика под этот проект холдинг ведет вместе со своим партнером компанией Foster Wheeler. За счет модернизации дальневосточного завода «Альянс» намерен повысить конкурентоспособность своего топлива в регионе.

Борьба за каждого клиента, в которую намерен вступить холдинг, на деле выливается в противостояние с одним игроком – «Роснефтью». Вице-президент госкомпании Питер О'Брайан уже заявил о программе расширения перерабатывающих мощностей и строительстве новых НПЗ. Среди прочего «Роснефть» намеревается вложить $600 млн в Комсомольский НПЗ для увеличения производства завода на 1 млн тонн в год. По словам хабаровского чиновника, ответственного за обеспечение местного рынка нефтепродуктами, этот объем решит лишь внутренние потребности региона в топливе. «Если «Роснефть» собирается наладить поставки топлива в Азию, то ей придется подумать о строительстве нового завода», – полагает представитель администрации Хабаровского края. Да и в самой госкомпании понимают, что без дополнительного завода на российско-китайской границе не обойтись. Как считает ее вице-президент Александр Сапронов, на маршруте Восточного нефтепровода (ВСТО), который свяжет Россию с азиатскими потребителями прямой трубопроводной веткой (пока нефть в сторону Китая экспортируется по железной дороге), может возникнуть новый НПЗ «Роснефти». Впрочем, строить завод, возможно, и не потребуется. Хабаровский НПЗ расположен как раз на пути ВСТО. Его мощность превышает 4,3 млн тонн в год. По мнению главы аналитического отдела ИК «БрокерКредитСервис» Максима Шеина, строительство нового завода займет несколько лет. Только на разработку ТЭО и подбор площадки под его возведение уйдет не менее двух лет. Около $1 – 2 млрд «Роснефти» придется истратить непосредственно на строительство завода. Хабаровский НПЗ стоит лишь $30 млн. И тот, и другой проект госкомпании по карману. Вместе с этим если «Роснефть» реализует замысел по строительству нового завода, то участь Хабаровского НПЗ можно предугадать уже сейчас. «Завод «Альянса» столкнется с недозагрузкой мощностей, и его стоимость упадет вдвое», – считает Шеин.

Тем самым приданое, которое накопил «Альянс» начиная с 1998 года, обесценится в считанные месяцы. «Когда-то «Роснефть» была сама невестой на выданье, а в роли ее будущего супруга выступал «Альянс», – поясняет Вадим Клейнер из Hermitage Capital Management. – Теперь они поменялись местами. Условия, в которые могут поставить бизнес семьи Бажаевых, вынудит их расстаться со своим крупнейшим активом. Мечта брата Мусы Бажаева о строительстве собственного нефтяного концерна в этом случае останется лишь воспоминанием».

 

Что такое группа «Альянс»

Год основания: 1998

Сфера деятельности: добыча и переработка углеводородов, реализация топлива

Чистая прибыль за 2005 год: 2,151 млрд руб.

Штат: 11 175 человек

В состав компании входят: добывающее предприятие «Татнефтеотдача», Хабаровский и Херсонский НПЗ, а также сбытовые фирмы «Альянс Ойл», «Приморнефтепродукт», «Хабаровскнефтепродукт», «Амурнефтепродукт», «БАМнефтепродукт», «Мунай Мырза», НК «Альянс-Украина» и «Альянс-Газ»