USD
64,0306
EUR
70,2316

Сможет ли Рустам Тарико спасти свой бизнес

Как владелец "Русского стандарта" намерен реструктурировать долги кредитного учреждения
27 Сентября 2015 | Андрей Красавин
Сможет ли Рустам Тарико спасти свой бизнес

О непростом характере владельца заводов, яхт и самолетов Рустама Тарико ходят легенды среди хедхантеров и бывших сотрудников. Хитрый, умный, напористый, энергичный, эгоистичный и при всем этом экстравагантный.

Он не жалеет 320 000 евро, чтобы назвать орхидею именем своей подруги. Он первый из российских бизнесменов купил себе персональный Boeing и раскрасил его в цветовую гамму холдинга «Русский стандарт» (РС). У Тарико должно быть все самое лучшее: самые быстрые спортивные катера, на которых он гоняет, самая чистая водка, которую он производит, самая шикарная вилла на Сардинии, которую он купил у супруги бывшего премьер-министра Италии Сильвио Берлускони. Именно владелец «Русского стандарта» открыл Сардинию для русских, а его вечеринки в отеле Cala di Volpe были самыми громкими на острове. 

Рустам Тарико первым в России начал продавать «киндер-сюрпризы» от итальянской Ferrero Rocher в обычных магазинах, а не «Березках», где они были представлены в конце 1980‑х. Он первым получил право на импорт Martini, а чуть позднее стал эксклюзивным импортером виски Johnnie Walker. В конце 1990‑х никто не верил, что в России можно успешно продавать русскую водку по $10 за бутылку. Тем не менее Рустаму Тарико это удалось. Сегодня он владеет вторым по величине производителем водки, после британской Diageo, и созданным на деньги от алгокольного бизнеса банком «Русский стандарт», превратившимся в одного из крупнейших игроков на рынке потребительского кредитования. Но нынешний кризис сильно ударил по активам Тарико. Есть все основания полагать, что его банковский бизнес уже не будет прежним.

Кто съел капитал?

Хозяин «Русского стандарта» 9 сентября решился на неординарный шаг. Он предложил владельцам еврооблигаций банка реструктурировать долг в обмен на 49% акций «самого кредитного» учреждения. На столь отчаянный поступок бизнесмен решился из-за убытков, которые показывает «Русский стандарт» в последние полтора года. Они «съели» почти весь капитал банка, к началу июля снизившийся по МСФО в 25 раз – с 16 до 0,64 млрд руб., это меньше 1% активов кредитного учреждения. Основная причина – рост отчислений в резервы под невозвратные кредиты при одновременном сокращении процентного дохода. Нормативы ЦБ по достаточности капитала банк не нарушил, поскольку они рассчитываются по российским стандартам бухгалтерской отчетности. «С точки зрения финансовой отчетности​ банк продолжает жить в двух разных мирах: в отчетности по МСФО отражено почти полное исчезновение базового капитала (что будет частично возмещено докапитализацией, которая произошла в июле), тогда как в отчетности по РСБУ банк продолжает показывать относительно высокий уровень капитала, что позволяет ему соответствовать требованиям регулятора», – пишет аналитик Sberbank CIB Дмитрий Поляков в обзоре «Банк «Русский стандарт»: на грани». Согласно отчетности банка по РСБУ за первое полугодие капитал составляет 62,1 млрд руб. «Разрыв в размере капитала «Русского стандарта» по МСФО и РСБУ связан с более строгими требованиями к созданию резервов по международным стандартам, обычно они опережают то, что отражается в российской отчетности. В дальнейшем разница между показателями по МСФО и по РСБУ будет уменьшаться, и в результате регуляторные показатели достаточности капитала окажутся под угрозой», – отмечает Дмитрий Поляков.

Алкогольный бизнес Рустама Тарико также перестал приносить дивиденды. Продажи Roust Corporation в первом полугодии 2015 г. упали на 37,3%, до $244 млн. Чистый убыток составил $37,5 млн. «Живых» денег у алкогольной компании не так много: операционная прибыль составила $13 млн, что в 2,3 раза меньше, чем год назад. Все водочные бренды Roust (за исключением «Русского стандарта») в залоге у держателей ее облигаций еще с прошлого года. Залог товарных марок – крайне редкая практика для алкогольного рынка, впрочем, до сих пор никто из собственников не закладывал и акции своих банков.

Сейчас Рустам Тарико пытается убедить владельцев банковских евробондов в необходимости реструктуризации. «Держателями евробондов РС в большей части являются западные компании и фонды, – говорит главный специалист по еврооблигациям «Велес капитала» Мурад Султанов. – Субординированные выпуски не очень хорошо отражаются на балансах и отчетности кредитных учреждений. В том числе поэтому бумаги «Русского стандарта» никогда не были в фаворитах у отечественных банков». Кредиторы должны вынести свой вердикт до середины октября.

Нулевой капитал

Международные рейтинговые агентства одно за другим понижали рейтинги «Русского стандарта». Последним на прошлой неделе высказалось Standard & Poor's, снизив долгосрочный рейтинг в иностранной и национальной валютах банка «Русский стандарт» с «B‑» до преддефолтного «ССС-» с негативным прогнозом и удалило все рейтинги банка из списка CreditWatch. «Мы наблюдаем продолжающееся ухудшение кредитоспособности банка «Русский стандарт», что увеличивает его уязвимость к ослаблению качества активов, а также возможность по созданию резервов», – говорится в заявлении агентства. 

Сразу же вслед за этим Центробанк перестал принимать в качестве обеспечения по кредитам облигации банка и оценил их стоимость как нулевую. Речь идет о двух выпусках общим объемом 6 млрд руб. и сроком погашения в конце февраля 2016 г.

Рустам Тарико несколько раз докапитализировал банк. В мае–июне на 3,8 млрд руб. и в июле еще на 9,35 млрд руб. Если бы не эти меры, капитал банка к концу первого полугодия был бы отрицательным. Но докапитализировал Тарико банк не «живыми» деньгами, а за счет сделок с долями своей алкогольной компании Roust Corporation. 

Схема выглядит следующим образом: банк за счет собственных средств покупает акции алкогольной компании, а вырученные от продажи деньги акционер вносит в банк в качестве безвозмездной помощи, таким образом увеличивая базовый капитал. В результате в пассивах банка появляются денежные средства, которые могут быть использованы для покрытия убытков, а в активах – акции алкогольного холдинга.

Впрочем, теперь уже понятно, что этих средств недостаточно. Капитал банка продолжает сокращаться из-за повышенных расходов на создание резервов и роста стоимости риска (до 26,2% в первом полугодии против 17% в 2014 г. и 10% на конец 2013 г.). В банке это признают. «Основным фактором, влияющим на финансовый результат, является объем формируемых резервов, – говорит представитель «Русского стандарта». – Значительное влияние на финансовый результат продолжает оказывать возросшая в начале года стоимость фондирования, а также волатильность национальной валюты».

Не помогла ни диверсификация активов, ни программа по сокращению издержек. В первом полугодии кредитный портфель «Русского стандарта» сократился на 25% – c 189,9 до 143,5 млрд руб.

Сокращать персонал и закрывать отделения банк начал еще весной прошлого года. Тогда стало известно, что под сокращение попали 10% сотрудников и 6% офисов (20 из 320). Более точной информации о сокращениях банк не предоставляет, но в первом полугодии 2015 г. «Русский стандарт» сократил штат еще на 35,5% – с 17 000 до 11 000 сотрудников на начало июля.

Не вывела в плюс и новая бизнес-модель, которая, по словам представителя банка, включает в себя «внедрение новых кредитных продуктов с низким уровнем риска, снижение стоимости фондирования и текущих операционных затрат, а также продвижение банковских продуктов, которые не связаны с кредитным риском». Речь идет о том, что банк тщательнее начал проверять заемщиков и перестал раздавать кредиты каждому пришедшему в офис, стал искать более дешевые средства для своей работы и развивать услуги, не связанные с кредитованием. Так, например, если говорить о фондировании, то за последние несколько месяцев «Русский стандарт» резко снизил депозитные ставки, уменьшил начисляемые проценты по картам «Банк в кармане», перестал привлекать дорогие заемные средства.

Плохо сейчас не только «Русскому стандарту», а всем розничным банкам. «Они сильнее всего страдают в кризис, поскольку даже тот клиентский сегмент, который считался устойчивым, сейчас переходит в разряд нестабильных, – говорит бывший глава банка из Топ‑100. – Home Credit, «Связной», «Тинькофф» – все эти банки на протяжении последних лет регулярно либо периодически показывали убыток. И «Русский стандарт» здесь не исключение».

Статистика Центробанка подтверждает эти слова. В первом полугодии 2015 г. розничные банки принесли пятую часть убытков всей банковской системы. Общий ущерб составил 256 млрд руб., а потери семи из десяти крупнейших розничных банков – 49 млрд руб. Самые большие потери у «ВТБ 24» – 12,3 млрд руб. (против прибыли 10,5 млрд руб. за аналогичный период прошлого года). За ним следует Home Credit с убытком 9,5 млрд руб. «Связной» и «Восточный экспресс» потеряли по 6,3 млрд руб., «Русский стандарт» – 5,6 млрд руб., «Ренессанс кредит» – 5,1 млрд руб., «ОТП банк» – 3,9 млрд руб. Прибыль показал только Совкомбанк (9,4 млрд руб.), банк «Тинькофф» вышел в ноль. 

Существуют и другие причины падения доходов розничных банков. Во‑первых, ЦБ ввел потолок ставок потребительских кредитов, и во‑вторых, сами банки, которые сейчас менее активно и более аккуратно увеличивают портфели, а порой и уменьшают их, конкурируя за более качественного заемщика, вынуждены снижать процентные ставки. Им приходится больше платить за фондирование.

Под залог

В итоге Рустам Тарико готов предложить в залог 49% акций банка в обмен на реструктуризацию долга. Речь идет о двух выпусках евробондов с погашением в 2020 г. и 2024 г., на $350 млн и $200 млн соответственно. Банк предложил досрочно погасить 10% бондов ($55 млн), а оставшуюся часть обменять на новый выпуск с погашением в 2022 г. «Судя по условиям сделки, «Русский стандарт» просит инвесторов о купонных каникулах до тех пор, пока банк в течение двух кварталов подряд не будет прибыльным или пока не выплатит дивиденды, – говорит директор по инвестициям компании «Универ капитал» Дмитрий Александров. – На самом деле условия неплохие. Могло быть и хуже». «Ситуация в банке не представляется столь критичной, чтобы в ближайшие месяцы потребовалась санация или отзыв лицензии со стороны Центробанка, – считает начальник аналитического управления банка «БКФ» Максим Осадчий. – Тем более банк идет не на списание облигаций, а предлагает реструктуризацию». У «Русского стандарта» – убыток, но не такой драматичный при активах в 458 млрд руб., отмечает эксперт. Есть просрочка по розничным кредитам в 30% (по состоянию на 1 августа). Это третье место в рекинге, после «Связного» (около 40%) и МТС-банка (31,36%). Очень неприятно, но по корпоративным займам она нулевая.

Согласятся ли инвесторы на условия Рустама Тарико? По большому счету, выбора у них нет. Если откажутся, то, по прогнозам банка, в скором будущем его норматив достаточности базового капитала опустится ниже отметки в 2%. После этого, согласно условиям выпусков бондов, субординированный долг будет списан и пойдет на восстановления норматива до 2%. В этом случае держатели евробондов не получат ничего. «Похоже, что Тарико контролирует ситуацию и старается сделать все, чтобы выйти из кризиса, – отмечает Дмитрий Поляков. – Он пытается сохранить контроль. Если бы ситуация была хуже, он бы просто бросил банк на произвол судьбы. Пока же мы видим действия по спасению без жестких мер и вмешательства АСВ».

«Бросать банк в случае возникновения серьезных проблем – нормальная практика в России (как сделали владелец Межпромбанка Сергей Пугачев, Мастер-банка – Борис Булочник, банка «ВЕФК» – Александр Гительсон. – Прим. «Ко»). Но Тарико так не поступил, хотя это и непрофильный для него бизнес. Наоборот, он закачивал в банк почти все свободные ресурсы группы, искренне пытался ситуацию выправить, – говорит директор московского офиса международной консалтинговой компании Tax Consulting U. K. Эдуард Савуляк. – Но его денег не хватило. Даже сейчас «Русский стандарт» – хороший актив». У банка разветвленная филиальная сеть. Кредитные программы работают почти в 2000 населенных пунктов. Клиентами банка являются 27 млн человек. По объему выданных кредитов населению банк занимает 10-е место (178 млрд руб. на 1 сентября), по депозитам – 14‑е место (174 млрд руб.). «Кредиторы, с большой вероятностью, пойдут на реструктуризацию, – считает председатель совета директоров «МДМ банка» Олег Вьюгин. – У «Русского стандарта» есть бренд, хорошо воспринимаемый не только в столице, но и в регионах. Все зависит от переговоров и конкретных условий, которые, в конечном счете, будут предложены владельцам евробондов».

Непрофильный бизнес

Действительно, банковский бизнес, непрофильный для Рустама Тарико, построен на деньги от алкогольного бизнеса, которым бизнесмен начал заниматься в начале 1990‑х. В феврале 1999 г., когда предприниматель уже вовсю торговал элитным алкоголем, он решил попробовать себя в банковском деле. Тарико выкупил «лежащий на боку» Агрооптбанк за $100 млн., переименовал его в «Русский стандарт» и, по совету консалтинговой компании McKinsey, сделал ставку на выдачу потребительских кредитов и выпуск кредитных карт. В «топах» побывали бывший глава банка «Менатеп» Александр Зурабов и работавший до этого первым зампредом ЦБ Андрей Козлов. Но они сотрудничали с Тарико недолго.

Летом того же 1999 г. Александр Зурабов перешел на работу в «Аэрофлот», а Андрей Козлов покинул банк полгода спустя, возглавив по протекции Зурабова туркомпанию «Мир Аэрофлота». По официальной версии, их не устроила бизнес-стратегия Тарико, которая в первый год работы вела к убыткам. «Тарико не умеет делегировать полномочия и все замыкает на себя, именно поэтому у него в компаниях очень сильная текучка кадров, в том числе и среди топ-менеджеров», – говорит Эдуард Савуляк.

С самого начала бизнес-модель банка «Русский стандарт» была ориентирована на сегмент розничного кредитования, а формирование портфеля происходило по принципам сверхвысокой маржинальной доходности, когда чистый процентный доход покрывал все возможные невозвраты по кредитам и расходы на содержание персонала. В соответствии с бизнес-планом McKinsey, «Русский стандарт» должен был выйти на доходность в 2003 г., однако, по словам самого Рустама Тарико, точка безубыточности наступила уже в 2001 г. Три года спустя банк занял второе место по объему потребительских кредитов в России, уступив первенство только Сбербанку. Не зря Олег Тиньков в собственном рейтинге «золотого запаса России» поставил Рустама Тарико на второе место, после основателя «Пятерочки» Андрея Рогачева.

В 2003 г. чистая прибыль «Русского стандарта» составила 450 млн руб., в 2004 г. – 2,45 млрд руб., в 2005 г. – 4 млрд руб., в 2006 г. – 5,67 млрд руб., в 2007 г. – 14,5 млрд руб. К 2008 г. активы выросли по сравнению с 2003 г. в 40 раз (до 217 млрд руб.), а собственный капитал за этот же период увеличился в 35 раз (до 35 млрд руб.).

«Огромная заслуга здесь именно команды консалтинговой компании McKinsey, которая изучила российский рынок и предложила Тарико именно эту модель, – считает Эдуард Савуляк. – Собственно, абсолютно пустой рынок и последовательное движение по разработанному McKinsey плану и обеспечило «Русскому стандарту» его лидерские позиции в своей нише на многие годы». «В конце 1990‑х Тарико понял, что Россия пойдет по западному пути развития общества, основанному на потребительском кредитовании, – говорит директор Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя (ЦИФРРА) Вадим Дробиз. – Никогда ни при какой власти у большинства населения на покупки денег не будет. Потребление будет расти только за счет кредитов. Он первый, кто понял это и рискнул».

Еще в 2004 г. Тарико оценивал банк в $1 млрд, но продавать его не собирался. Разговоры о потенциальной продаже на рынке начались в 2007 г. Но у российских банкиров не было средств на столь крупный актив, а иностранцы с началом мирового финансового кризиса стали уходить из России.

Сколько «Русский стандарт» будет стоить, сейчас мало кто берется оценить. «Для глубоко убыточного банка, находящегося в таком затруднительном положении стандартные мультипликаторы не работают. Много он не стоит», – говорит Дмитрий Поляков. Между тем Дмитрий Александров считает, что «Русский стандарт» можно оценить чуть меньше его баланса – примерно $500 млн.

Скрытые проценты

Фантастическая рентабельность бизнеса по кредитованию позволяла «Русскому стандарту» платить высокие проценты по вкладам и стремительно расширяться (в регионы, в том числе). «Рустам Тарико стал первопроходцем на рынке розничного кредитования, он «посадил» миллионы граждан на кредитную иглу, сняв сливки с этого сектора, – говорит Максим Осадчий. – В середине 2000‑х этот бизнес действительно был очень хорош, правда, о его этичности можно было поспорить. Эффективная процентная ставка по потребительским кредитам порой превышала 100% годовых».

Банк «Русский стандарт» был лидером по претензиям граждан на рынке розничного кредитования. Одним из видов скрытых комиссий стала платная услуга за обслуживание расчетного счета, которая фактически навязывалась потребителю. В Обществе по защите прав потребителей (ОЗЗП) говорили тогда, что фактически процентная ставка по потребительскому кредиту достигала у банка 40%, а по банковским картам – 80% годовых. Историй о скрытых комиссиях банка, выложенных на различных форумах, предостаточно. И все они похожи друг на друга: «Купил телевизор в «Эльдорадо» за 21 000 руб. в кредит на 10 месяцев, оплатил этот кредит за 9 месяцев, и после этого банк мне выкатил долг на 12 400 руб.» С банком судились, но, как правило, безрезультатно, поскольку все условия кредитования были прописаны в договоре, пусть и мелким шрифтом, а люди под ним подписывались.

Первые проблемы у «Русского стандарта» начались в 2007 г., когда скрытыми процентами заинтересовались не только заемщики, но и регуляторы рынка. Банку тогда пришлось раскрыть процентные ставки: 79,2% по кредитам для физических лиц и 44,3% по потребительским кредитам. «Когда вы практически первым запускаете бизнес такого масштаба, то сталкиваетесь с большим количеством неизвестных элементов: степень риска, стоимость денег, операционные расходы, инвестиции. Кредит физическому лицу – это не кредит «Газпрому», – прокомментировал в одном интервью вопрос о кабальных условиях кредитования сам владелец «Русского стандарта». Банк проверяла Генпрокуратура и даже пригласила Рустама Тарико для разговора. После этого совет директоров банка принял решение отказаться от дополнительных регулярных и единоразовых комиссий по всем предоставляемым кредитам и санкций за досрочное погашение. Это стоило банку $200 млн упущенной выгоды, а в 2009 г. «Русский стандарт» показал убыток в размере 4,5 млрд руб. Впрочем, очень скоро население забыло о кризисе, и в 2010 г. банк снова стал прибыльным.

Время выбирать?

Спустя три года рынок потребительского кредитования поставили под удар события на Украине, санкции и контрсанкции и, как следствие, девальвация рубля. В 2014 г. убыток банка составил 15,9 млрд руб. против прибыли в 2 млрд руб. годом ранее. В первом полугодии 2015 г. убыток превысил 22 млрд руб. – в полтора раза больше, чем за весь прошлый год. «Необходимость создавать резервы по проблемным ссудам и невозможность выдавать на прежних условиях ссуды новые привели к резкому схлопыванию доходности банка и к утрате его капитала», – говорит Эдуард Савуляк. «Стратегия «Русского стандарта», как и других банков, которые строят бизнес на потребительском кредитовании, позволяла работать во время роста экономики, но в кризис она приводит к убыткам, – отмечает Олег Вьюгин. – Скорринг работает в стационарной ситуации, при стабильной экономике. Когда происходят резкие изменения, падают доходы населения, он требует перестройки, новых исторических данных, которых еще нет. С этим и возникает большая проблема. Сейчас банку требуется увеличить капитал, пережить изменение качества кредитного портфеля, в то же время продолжая развивать розничный бизнес на основе более тщательного анализа рисков». Банк уже изменил свою политику в области кредитования на более консервативную. «Мы существенно ужесточили процедуры оценки клиентов, сфокусировавшись на кредитовании исключительно качественных заемщиков», – отметили в кредитном учреждении. «Причины кризиса в банке – перекредитованность заемщиков и ухудшающаяся макроэкономическая ситуация, – говорит Дмитрий Поляков. – Программа сокращения издержек, которую они запустили, не уникальна, и она даст эффект, только когда сам бизнес банка хоть немного стабилизируется. Пока же все сокращения только успевают за падением банка».

Если еще несколько месяцев назад банку на помощь мог прийти водочный бизнес Рустама Тарико, то сейчас группа Roust уже не в состоянии поддерживать банк, поскольку сама в убытках. Причина – все тот же кризис. В 2014 г. российский водочный рынок упал на 17,6% по сравнению с 2013 г. Рыночная доля Roust сократилась до 12,8%, с 13,1% в 2013 г.

В таких тяжелых условиях кредиторов может не устроить залог в 49% акций банка, и они захотят получить контроль над «Русским стандартом».

Если говорить о потенциальных покупателях, то опрошенные «Ко» эксперты полагают, что «Русский стандарт» многих способен заинтересовать. Это может быть любой универсальный банк, начиная от Бинбанка и заканчивая «Отрытием», который захочет приобрести РС, чтобы усилить свой «карточный бизнес» или даже ради одной его клиентской базы. Могут проявить интерес и банки, специализирующиеся на работе с юрлицами, чтобы диверсифицировать свой бизнес, например, Промсвязьбанк или даже Газпромбанк. «Все зависит от того, как оценивать перспективы. Если считать сегодняшнюю ситуацию в экономике временной, то как раз самое время приобретать активы, – полагает Олег Вьюгин. – В настоящий момент они дешево стоят, с одной стороны. С другой, – банковский бизнес не приносит доходов». «Сейчас хорошее время для покупок, но не для продажи, – говорит бывший глава банка из Топ‑100. – Многие розничные банки хотели продаться и год, и два назад, но про Тарико я такое не слышал». Олег Вьюгин также не слышал разговоры о продаже «Русского стандарта». В банке «Ко» заявили, что «акционер не готов расставаться с контрольным пакетом акций и не планирует выходить из банковского бизнеса. В 2015 г. он уже оказал банку безвозмездную финансовую помощь для увеличения размера собственного капитала. После успешного завершения реструктуризации облигаций Рустам Тарико готов рассмотреть возможность дополнительных инвестиций».

До сих пор бизнесмену везло. Напор, сила убеждения, зачастую игра ва-банк и даже некоторая ультимативность в поведении, в какой бы ситуации он ни находился, делали свое дело.

«Тарико – бизнесмен адекватный, рациональный, но, вместе с тем, довольно жесткий», – говорит Эдуард Савуляк. По его мнению, продавать бизнес Рустам Тарико точно не хочет. Но если придется выбирать, он скорее пожертвует банком. «Алкогольный бизнес, в отличие от банковского, вечен», – констатирует Вадим Дробиз. 

 

Что такое Roust Corporation

Крупнейший интегрированный производитель и дистрибутор алкогольных напитков в Центральной и Восточной Европе и второй производитель водки в мире. В состав Roust входят все алкогольные активы, созданные и приобретенные господином Тарико. Это существующая с 1992 года дистрибуторская компания «Руст Инк.», основанная в 1998 году «Русский стандарт Водка» (выпускает водку «Русский стандарт» на заводе в Санкт-Петербурге, владеет спиртовым предприятием в Татарстане). Также в холдинге приобретенный в 2011 году итальянский винный дом Gancia (выпускает вермуты и игристые вина) и польский алкогольный холдинг CEDC, 100% которого бизнесмен консолидировал в июне 2013 года. CEDC принадлежат три завода по выпуску алкоголя в РФ, два в Польше, завод по выпуску слабоалкогольных напитков в Санкт-Петербурге и дистрибутор элитного алкоголя Whitehall.

В Roust вошел также весь портфель водочных марок: «Русский стандарт», «Зеленая марка», «Парламент», «Журавли», «Маруся», вина Gancia, агентские бренды: виски Glenfiddich, коньяки Remy Martin и Metaxa и др. 

 

Доля Roust Corp. на рынках водки*, %

Россия    12,4

Польша    35

Венгрия    59

Великобритания    9,5

Германия    6

Франция    5,1

* в денежном выражении

 

Резюме Рустама Тарико

Год рождения: 1962

Образование:
1989 – Московский институт инженеров транспорта (МИИТ)
2000 г. – бизнес-школа Insead Executive School (Франция)

Опыт работы:
1988–1990 – сотрудник турагентства «Бизнес тур»
1990–1992 – консультант итальянских компаний Ferrero и Martini&Rossi
1992 г. – основал компанию Roust Inc., которая торговала спиртными напитками Martini, Smirnoff, Johnnie Walker и др.
1998 г. – создал компанию «Русский стандарт»
1999 г. – вывел на рынок банк «Русский стандарт»
переименованный в ЗАО «Банк Русский стандарт»
в настоящее время занимает должность председателя совета директоров ЗАО «Банк Русский стандарт»