USD
63,1710
EUR
70,4258
 

Шпионские игры

Как заработать на слежке за сотрудниками
21 Января 2016 | Ольга Гриневич
Шпионские игры

В 2008 г. Сергей Шамшин и Михаил Яхимович создали программу «Стахановец», которая записывает, чем в рабочее время занимается сотрудник на компьютере, оценивает его эффективность и отслеживает утечку информации. 

Когда они отослали презентацию знакомому предпринимателю, тот долго заверял, что ничего не получал. Партнеры предложили провести эксперимент. На следующий день они оставили всю информацию секретарю, которая пообещала передать ее боссу. Он наблюдал из своего кабинета, как девушка после внимательного прочтения выбросила файл в мусорную корзину. Сопротивление наемных сотрудников стало логичным и в то же время единственным препятствием в развитии «шпионского» софта. 

Стахановскими темпами

Михаил Яхимович не особо стремился в маркетинг. Он пришел в эту сферу из прагматических соображений. Еще на пятом курсе Донецкого национального технического университета Яхимович понял, что одной математикой не сможет обеспечить себе комфортную жизнь. «Это путь сведения концов с концами. У нас не было и нет грантов», – вспоминает он. Первый опыт в маркетинге Михаил получил, продавая ваучеры пополнения счета мобильных телефонов. Он оказался прирожденным маркетологом. Под его руководством компания расширила каналы продаж, выйдя в гастрономы и продовольственные магазины. После университета Яхимович работал по найму в компаниях «Ами», «Тепло-Вода» и сети АЗС «Гефест». В 2008 г. вместе с партнерами он открыл консалтинговую фирму, которая вскоре вошла в состав компании «Интрон».

Работая бизнес-консультантом, Михаил быстро понял, что движущая сила любого дела – это персонал. Развитие компании зависит от того, насколько эффективно выстроена его работа. «Тогда у работодателя был ограниченный набор инструментов проверки занятости сотрудника, – говорит он. – Как принимать управленческие решения, не имея информации о его загруженности? Если человек говорит, что не хватает временного ресурса, нужно ли расширять штат?» Этими мыслями он поделился с программистом Сергеем Шамшиным, с которым его познакомил общий друг. Вместе они решили запустить проект «Стахановец». Первая версия вышла в начале 2009 г. На тот момент программа умела делать снимки экрана по расписанию, показывала приложения и сайты, на которые заходили сотрудники, и время их активности за компьютером.

На старте партнеры обошлись собственными силами. В проект вкладывали все свое время, сведя финансовые расходы практически к нулю – небольшая сумма потребовалась на разработку дизайна логотипа. Первые полученные доходы «Стахановец» реинвестировал в развитие. Клиентов искали среди знакомых Яхимовича по бизнесу, подключили даже бывших работодателей. Сначала проекту недоставало связей, без которых сложно прорваться в высшую бизнес-лигу. Повысить продажи на украинском рынке удалось благодаря договору с компанией «1С». Основатели стартапа получили точки доступа к ее сети франчайзи и партнеров. «Продукт стал неплохо распространяться по «сарафанному радио», – вспоминает Михаил Яхимович. – Довольный клиент – лучшая реклама. Когда мы сами предлагали «Стахановца» компаниям, нам часто отказывали, но в итоге клиенты все равно выходили на нас, правда, после рекомендации коллег».

В конце 2013 г. среднегодовой оборот «Стахановца» достигал $100 000. Проект нуждался в поддержке и финансировании. Год спустя Яхимович вышел на Softline Ventures Partners. Партнеры продали ей долю в размере 45% за 8 млн руб. После выхода на российский рынок продажи программы выросли почти в десять раз. В конце этого года Михаил Яхимович намерен выйти на оборот в $1 млн, а в следующем – удвоить выручку.

Узнать по почерку

Сегодня «Стахановец» позволяет делать снимки с экрана компьютера, отслеживать файловые операции, фиксировать url-адреса, анализировать активность сотрудника в Сети, подсчитывать соотношение рабочего и нерабочего, проведенного в соцсетях, времени. «Шпионский» софт также предотвращает утечку информации: если в письме присутствуют такие словосочетания, как «финансовые показатели» или «клиентская база», специальная DLP-система отправляет сигнал тревоги руководителю. У программы есть несколько видов лицензий – бессрочная, на полгода и год. В первом случае установка «Стахановца» на один компьютер стоит 2340 руб.

В этом году в функционале программы появилась новая опция – анализ клавиатурного почерка. Система отреагирует, если сотрудник пьян, напуган или устал. Она фиксирует паузы между нажатиями клавиш в определенных буквосочетаниях («ст» или, например, «на»), время набора и количество опечаток в тексте. «На исследование ушло 130 л пива. Пришлось участвовать самим и привлекать знакомых», – смеется Михаил. За всю историю существования «Стахановца» купило около 3000 компаний, среди них есть государственные структуры, но преимущественно – средний и малый бизнес.

В одном рекламном агентстве, приводит пример Яхимович, после внедрения программы выручка увеличилась на 30%, поскольку система помогла обнаружить утечку информации. «Там уволили коммерческого директора, который вел параллельный бизнес и переманивал к себе часть клиентов. Наняли нового, но ситуация не улучшилась, – поясняет он. – Оказалось, новый сотрудник был товарищем прежнего директора и с первых дней работы сливал ему информацию». Обычно инициативу внедрения «Стахановца» проявляет руководство компании, но были случаи, когда за его установку выступали «низы». «В таком случае персонал мотивирует банальная несправедливость, – замечает Михаил Яхимович. – Когда одни честно работают, а другие забивают». Один из последних примеров удачного внедрения программы – юридическая компания с раздутым штатом бухгалтеров. Мониторинг «Стахановца» показал, что одни сотрудники загружены на 90%, а другие – всего на 10%.

Следить нельзя помиловать

Иногда попустительское отношение к работе можно объяснить русским менталитетом – после нас хоть потоп, – но нередко его формирует сам работодатель, считает Михаил Яхимович. «Он может неправильно ставить задачи и не осознавать временной ресурс сотрудника», – добавляет он. Эффективность «Стахановца» зависит от того, в чьи руки он попадает. Мониторинг рабочего времени помогает бизнесу, если руководители грамотно ставят перед сотрудниками задачи и объясняют назначение программы. Все остальное попадает в категорию скрытой слежки и демотивации.

Сегодня команда «Стахановца» почти доделала англоязычную версию продукта. В следующем году он выйдет на рынки Европы, США и Индии. «Конкуренты предлагают решения на порядок дороже либо с меньшими возможностями», – говорит Михаил Яхимович. Он также собирается наращивать продажи в России. По его оценке, емкость отечественного рынка мониторинговых систем и DLP-продуктов достигает порядка 5 млрд руб., а интерес к подобным решениям только растет.

Эксперт в сфере телекоммуникаций Максим Букин знаком со «Стахановцем» около двух лет. «Это продукт, который реализует функцию контрразведки и поиска слабых мест в рабочем коллективе в рамках корпоративной войны или настройки компании после приобретения бизнеса, – отмечает он. – Мне известны случаи, когда с помощью подобных программных комплексов были предотвращены утечки ценной информации к конкурентам, вскрыты «агенты противника», которые передавали эту информацию, а также выявлены сотрудники, скрывавшие проблемы с законом в своей предыдущей трудовой деятельности. Учет рабочего времени с помощью «Стахановца» – вторичная задача. Его стоит рассматривать как систему безопасности «интеллектуального периметра» компании. При разумных настройках и обязательном вдумчивом контроле это решение способно защитить компанию от финансовых рисков, связанных с персоналом».

IT-директор меховой фабрики «Каляев» Антон Федоров тоже обратился к «Стахановцу» более двух лет назад, когда заподозрил утечку информации. Сотрудникам он дал общую информацию. «Они знали, что их действия будут фиксироваться, но не знали, как именно», – добавляет он. Помимо обнаружения виновника утечки, система Яхимовича оказалась полезной в разрешении конфликтных ситуаций. «Например, подчиненный жалуется, что ничего не успевает, а на деле – полдня сидит в «Одноклассниках», – вспоминает Антон Федоров. Благодаря отчетам «Стахановца» IT-отдел выявил неэффективное использование рабочего времени некоторыми сотрудниками. «Производительность на фабрике повысилась, – констатирует он. – Хотя за последние годы у нас сложился такой коллектив, в котором каждый болеет за общее дело и выполняет свои обязанности без дополнительных инструментов контроля».

Плохой хороший полицейский

Программа StaffCop новосибирской компании «Атом Безопасность» похожа на ту, что предлагает «Стахановец». Она тоже работает по двум ключевым функциям – анализ рабочего времени сотрудника и предотвращение утечки информации. Проект основал петербуржец Евгений Медведников еще 14 лет назад. В его распоряжении тогда были стол, компьютер и собственные накопления. На идею создания StaffCop стартапера вдохновила московская IT-конференция, на которой программисты обсуждали возможность мониторинга рабочего времени. В 2005 г. Евгений представил первую версию такой программы.

Тогда StaffCop умела отслеживать переходы на сайты, записывать нажатия клавиш и снимать скриншоты по интервалам времени. Для работы с клиентами Медведников пригласил выпускника экономического факультета Новосибирского госуниверситета Дмитрия Кандыбовича, с которым познакомился на очередной IT-конференции. До «Атома» тот два года работал в IT-продажах в Новосибирске. Дмитрий Кандыбович быстро вышел из тени: продвигая StaffCop онлайн, его отдел вывел компанию на самоокупаемость за год. С того момента прошло девять лет, и сейчас Кандыбович достиг, чего хотел, – он генеральный директор с долей в проекте.

В 2012 г. Медведников предложил Кандыбовичу выкупить 50% бизнеса. Другую половину он продал системному архитектору Антону Ермаку, а сам переехал в США. Сумму сделки новые владельцы не раскрывают. После покупки они остались верны прежней стратегии – всю прибыль реинвестировать в развитие. Единственное, что изменили, – перенесли главный офис из Санкт-Петербурга в Новосибирск. Сейчас здесь работают около 20 человек. Филиалы открыты на Украине, в Казахстане и Литве, а общий среднегодовой оборот компании равен $1 млн.

Когда кризис на руку StaffCop, по словам Кандыбовича, превосходит конкурентов по соотношению цены и качества. Если лидеры рынка, InfoWatch и «Инфосистемы Джет», продают свой софт за 10 000 руб. на один компьютер, новосибирский проект предлагает тот же функционал с бессрочной лицензией на одно клиентское место примерно за 2000 руб. «Мы вовремя переписали слабые места по самым современным технологиям, – разъясняет Дмитрий Кандыбович. – Если раньше вся информация хранилась на одном локальном сервере компании, сейчас StaffCop применяет «облачные» технологии и может масштабировать систему без потери производительности на любое количество пользователей. Технология OLAP-кубов позволяет на лету обрабатывать огромные объемы данных и строить многомерные отчеты». За девять лет существования клиентами «Атома» стало свыше 10 000 компаний. «Общее покрытие компьютеров измеряется сотнями тысяч», – добавляет Дмитрий Кандыбович.

Дмитрий Кандыбович реже Михаила Яхимовича сталкивается с отрицательным отношением сотрудников компаний-клиентов к своей программе. «Не верю, что есть подчиненные, которые просят руководителя поставить StaffCop. Импульс всегда идет сверху вниз, – поясняет он. – Обстановка в компании зависит от того, в какой форме руководитель доносит информацию. Если она описана в приказе, это демотивирует. Если подробно разъяснена, уже другое дело». Сложности, скорее, доставляют административные барьеры. Теперь, чтобы попасть в нишу госсектора, нужно получить сертификацию Федеральной службы по техническому и экспортному контролю (ФСТЭК). «А этот процесс занимает время», – добавляет он. На бизнесе также сказался кризис – с повышением валютного курса увеличились операционные расходы компании. «В нашей сфере часто принято платить разработчикам в долларах», – рассказывает Дмитрий Кандыбович.

Несмотря на снижение выручки, продажи компании выросли в 10 раз. «На США и Европу приходится 20–25% продаж, остальное идет в центральную часть России, – говорит Дмитрий Кандыбович. – Пока мы не уделяем должного внимания иностранным рынкам, но это вопрос времени». В любом случае, утверждает он, экономический кризис пошел компании на пользу. Девиз Кандыбовича неизменен – вкладывать деньги в развитие и продвижение, пока соперники сокращают издержки. «Неблагоприятные времена закончатся, а у нас останется наработанная клиентская база», – делится планами Дмитрий Кандыбович. Экономический спад спровоцировал технологический сдвиг – компании начинают понимать, что внедрение «умных» компьютерных систем поможет сэкономить деньги. «Если раньше наш софт в основном покупала Москва, сейчас все меняется, – заключает он. – Регионы тоже стали интересоваться вопросами информационной защиты и мониторингом рабочего времени».