$ 76.08
 91.02
£ 101.00
¥ 72.88
 83.85
GOLD 1787.67
РТС 1302.43
DJIA 29910.37
NASDAQ 12205.85
технологии

50 млн долларов для Stalker’a и Nebo

Фото: ТАСС Фото: ТАСС

На проходящем в Москве форуме «Открытые инновации» предприниматель Олег Мансуров объявил о старте космической программы компании Success Rockets. Раньше он занимался организацией IT-конкурса «Цифровой прорыв» и проводил хакатоны для крупных корпораций, сейчас — планирует выйти на орбиту менее чем через год, а потом и до Луны недалеко. Что позволяет столь радужно смотреть на перспективы частной космонавтики, «Компания» узнала у Олега Мансурова.

Почему вы вдруг резко сменили курс деятельности — с платформы хакатонов в частный космос?

— Это смена только для стороннего наблюдателя: космической тематикой я занимаюсь с 2011 года. Проект собирался практически девять лет, а не вырос одномоментно.

На форуме «Открытые инновации» вы рассказали о том, что в мире стартовала вторая космическая гонка, в которой главную роль играют частные компании. С чем готовы вступить в глобальную конкуренцию вы?

— Мы выделяем пять бизнес-направлений. Первое из них — это запуск сверхлегких ракет. У нас их два типа: орбитальная Stalker (нужна для вывода спутников на орбиту) и суборбитальная Nebo (используется для метеорологических, научных целей, в том числе для того чтобы посмотреть, как ведет себя электроника на высоте от 100 км).

Второе направление — это производство двух модификаций космических буксиров. Один нужен для работы на низких околоземных орбитах и для развода спутников по разным орбитам. Другой предназначен для межпланетных миссий, то есть отправки малых космических аппаратов к Луне, Венере или Марсу.

Третье направление связано с созданием самих спутников — для этого разработаны три платформы. Первая — «СКИБР-Куб» (СКИБР — это из Стругацких, «Системы кибернетических разведчиков»), совсем маленькие аппараты до 10 кг, есть «СКИБР-Микро» — от 10 до 100 кг и «СКИБР-Мини» — свыше 100, но меньше 500 кг.

Еще одно направление — это анализ спутниковых данных. Мы сосредоточили усилия на десяти сферах — это экология, сельское хозяйство, умные города, защита от стихийных бедствий и другие.

Последнее направление — создание космической группировки. Оно пока самое «теоретическое» — проводится НИР.

По всем остальным уже есть прототипы?

— Сверхлегкие твердотопливные ракеты-носители — в высокой степени готовности: уже проводились испытания двигателя. Создаются макеты спутниковых аппаратов, у буксиров этап НИР. По анализу данных уже есть несколько коммерческих кейсов.

Когда может состояться первый старт ракеты Success Rockets?

— Если говорить про суборбитальную ракету, то летом следующего года.

Олег Мансуров Олег Мансуров
Под этот пуск уже есть заказчики или он будет пилотным?

— Мы не стали искать заказчиков, потому что пуск нужен нам самим для проверки электроники и других систем космических аппаратов.

Кто может быть вашим клиентом?

— Основной продукт нашей работы — данные. В их передаче, генерации и анализе заинтересованы в первую очередь IT-компании. Мы целимся в зарубежных и российских клиентов, из вторых это такие компании, как Mail.ru Group, «Яндекс», Сбер, группа «Мегафон», «Ростех» и другие. Им могут быть интересны данные дистанционного зондирования Земли, данные, позволяющие отслеживать абонентов, анализировать трафик, есть возможность связи с устройствами, оснащенными датчиками интернета вещей. В нефтянке есть много применений, от геологоразведки до транспортировки нефтепродуктов.

С кем придется конкурировать?

— Если мы возьмем ракету-носитель, то основной конкурент — американская компания новозеландского происхождения Rocket Lab. Она на сегодняшний момент — основной игрок на рынке запуска малых космических аппаратов и лидер в сегменте сверхлегких ракет.

Что дает вам конкурентное преимущество?

— У нас есть ряд ноу-хау и технологических разработок, которые делают нас более конкурентоспособными. В первую очередь — за счет стоимости. Стоимость пусковой услуги для сверхлегких ракет Stalker и Nebo составит 2,8 млн долларов и 100 тыс. долларов соответственно. Выведение 1 кг полезной нагрузки на буксирах Strannik-1 и Strannik-2 обойдется от 20 и от 90 тыс. долларов соответственно. Кроме того, рассчитываем выиграть за счет уменьшения времени производства и подготовки к старту.

Ранее вы заявляли о том, что все пуски будете осуществлять с собственной площадки — на Дальнем Востоке, идея остается в силе?

— Говорить про конкретную площадку пока рано, но дальневосточная локация очень перспективная: это логистически удобнее, потому что именно в Азиатско-Тихоокеанском регионе растет спрос на космические услуги. Плюс региональные власти заинтересованы и готовы всячески помогать в создании космодрома на их территории.

Кто будет делать эти ракеты и буксиры?

— Это будет самостоятельное производство внутри компании.

Ранее речь шла про аутсорс-команды, верно?

— Да, часть разработки мы «аутсорсим» — ею занимаются несколько отечественных научно-исследовательских центров, партнерство с которыми мы анонсируем чуть позже. С некоторыми у нас уже есть контрактные взаимоотношения. У них есть наработки по тем или иным направлениям, связанные, например, с материалами или системами управления, и мы их покупаем или совместно разрабатываем.

Где будут собираться уже готовые ракеты и спутники?

— Мы резиденты Московского инновационного кластера. Правительство столицы всячески помогает компании — с чиновниками сейчас обсуждаем расположение производственных мощностей на территории города. Центр будет здесь, но у нас еще четыре региона присутствия — Кировская область, Приморский край, Республика Дагестан и Севастополь, где тоже могут расположиться производственные площадки.

Вы заявляли, что финансирование будет краудфандинговым? Удается собрать средства?

— Краудфандинговую кампанию еще не начинали. Я надеюсь, что это произойдет уже после того, как мы продемонстрируем рабочие макеты космических буксиров и спутниковых аппаратов. Тогда будет проще показать людям, что именно мы делаем и зачем ищем инвестиции.

Планируется токенизация?

— Не обязательно, но вполне возможен такой инструмент.

За счет чего живете сейчас?

— У проекта уже есть инвесторы — это представители нефтяной и IT-областей и связанные с производством стройматериалов. Заявленная ими летом 2020 года сумма инвестиций не изменилась: 50 млн долларов до 2024 года. Часть денег уже поступили на счета компании, остальные поступят при наступлении определенных событий.

Кто вообще готов вкладываться в частную космическую компанию?

— Сейчас к нам проявляют интерес как частные инвесторы, так и крупные фонды — с государственным участием и без него. Поиск инвестиций в России осложняется отсутствием успешных кейсов в сфере космонавтики. Есть хорошие примеры в IT, финтехе, но с космосом складывалось не очень удачно. Поэтому инвесторы настроены весьма осторожно. Мы хотим своим примером переломить ситуацию.

Почему не получалось до этого?

— Это связано с капиталоемкостью космических стартапов: такие технологии и бизнес требуют больших вложений на старте, когда, по сути, еще ничего нет. Это приводит к большим рискам.

50 млн долларов могут гарантировать успех?

— Это минимально необходимые деньги для старта проекта. Конечно, если мы сможем собрать больше средств, то мы пойдем быстрее или будем развивать новые решения. В рамках существующего финансирования мы не рассматриваем пилотируемую космонавтику, но если найдем инвесторов, то все возможно.

Кроме того, частные компании начинают планировать миссии в дальний космос — к Луне, Венере, Марсу. Это еще одна мечта о будущем.

S7 пытались и закрыли проект морского старта, Михаил Кокорич был вынужден эмигрировать в США, а у вас получится?

— Всех козырей раскрывать не буду. Важен вопрос времени и стратегии развития. «Даурия» слишком рано начала развивать частную космонавтику в России: общество и госаппарат не были готовы. Сейчас многое в стране изменилось и, к счастью, — в лучшую сторону.

S7 Space, на мой взгляд, совершила крупные ошибки в планировании и стратегии развития бизнеса, плюс сработали политические риски.