$ 76.23
 90.37
£ 99.36
¥ 72.71
 84.10
GOLD 1901.56
РТС 1164.06
DJIA 28335.57
NASDAQ 11548.28
технологии

Активы уйдут в «цифру»

Владимир Потанин и  Александр Шохин. Фото: Коммерсант/Легион-медиа Владимир Потанин и Александр Шохин. Фото: Коммерсант/Легион-медиа

Закон о цифровых финансовых активах (ЦФА) стал думским «долгостроем», принятия ждут уже не один год. Игнорировать диджитилизацию всех окружающих процессов стало невозможно, но это требует внятного законодательного поля. Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) обратился к премьеру Михаилу Мишустину с просьбой рассмотреть законопроект уже в весеннюю сессию. Свою просьбу представители РСПП изложили в письме к премьер-министру. Подписи под документом поставили глава организации Александр Шохин, а также сопредседатель ее координационного совета по вопросам цифровизации и глава «Норникеля» Владимир Потанин. Журнал «Компания» узнал у экспертов, кому выгодна эта инициатива.

Сергей Безделов, зампредседателя Совета финансово-промышленной и инвестиционной политики ТПП РФ:

— Наш совет выступает за скорейшее принятие закона, тем более, что основа фактически вся есть — в Гражданском кодексе. Надо просто узаконить, запустить этот механизм.

Актуальность цифровых финансовых активов только возрастает в кризис сразу по нескольким причинам.

Во-первых, легитимизация оборота токенов, цифровых носителей откроет возможности по привлечению инвестиций в российскую экономику, в том числе иностранных. Подтверждение этому члены ТПП получили в ходе недавней поездки в Баварию: там есть инвесторы, готовые входить в российский бизнес через цифровые финансовые активы, минуя санкции.

Во-вторых, оперировать с цифровыми финансовыми активами можно удаленно. Например, будет возможен быстрый переход права собственности в долях компаний, даже в ООО. Продажа недвижимости с одновременной регистрацией права.

Это открывает целый мир и сложно представить сегодня все преимущества, которые получает бизнес.

Президент ГМК «Норильский никель» Владимир Потанин:

— Для «Норникеля», который запустил пилотную платформу по токенизации части контрактов, цифровые решения — это важный, но не первостепенный инструмент. Но для большого числа предприятий малого и среднего бизнеса они упростят доступ к ликвидности, позволят ввести в оборот более технологичные и удобные для клиента товары и услуги. Это альтернативный доступ к капиталу, в том числе, через технологический переток ликвидности от крупных предприятий к мелкому и среднему бизнесу — поставщикам. Это ввод в оборот более технологичных, более сложных, более удобных для клиента продуктов и возможности международной экспансии. Мне самому как инвестору интересно вкладываться в такие платформы, я считаю, что они обладают огромным потенциалом.

Чтобы получить хорошие условия для продвижения российских товаров и услуг на зарубежные рынки, нужно использовать такого рода технологии и marketplace, так как они обладают высокой проникающей способностью, их сложнее заблокировать. Страна, где будет наиболее эффективное регулирование такого рода платформ, получит дополнительный импульс для проникновения на рынки, которые до этого были для нее закрыты. Это стимулирует несырьевой экспорт и снизит зависимость от энергоносителей.

Константин Ордов, профессор кафедры финансового менеджмента РЭУ им. Плеханова:

— Принятие закона затянулось. Даже президент ставил дедлайны в прошлом году, но вопрос настолько серьезный и значимый для всего российского общества, что консенсус так и не удалось найти, но и пренебречь мнением профессионального сообщества не решились.

В период пандемии и перехода на «дистанционную форму жизни» стала очевидной востребованность не только в регулировании электронного документооборота (электронные подписи, каналы связи ЭДО и т.п.), сколько формирование инновационных систем общественного взаимодействия. Технология блокчейн способна «подменить» многие ведомства (Росреестр, ФНС, ЗАГС, Регистрационная палата и т.п.), но для этого необходимо четко понимать, что в этой технологии является разрешенным, а что должно быть запрещенным.

К примеру, можно при передаче имущества использовать криптовалюту, которая является частью этой технологии и с которой автоматически будет уплачиваться налог? Вроде бы вопрос простой, т.к. интересы государства не нарушаются, но реализация этой схемы способна в корне поменять сегодняшний государственный подход к формированию системы управления, где государство становится не мегарегулятором, а сервисменом.

Но в законе все ждут отражение более простых и понятных вещей. Что такое криптовалюта, цифровой актив (есть примеры в мире, когда недвижимость регистрируют и продают, как цифровой актив). Ответы на эти вопросы укажут на особенности налогового учета и юридические риски деятельности компаний новой цифровой эпохи, которые могут существовать и предоставлять свои услуги вне конкретных юрисдикций.

Константин Корищенко, профессор РАНХиГС, экс-зампред Центробанка:

— В условиях пандемии все инициативы, которые касаются цифровизации, идут ускоренным темпом. Закон о цифровых финансовых активах в эту тенденцию вполне укладывается, и есть все шансы, что усилия лоббистов увенчаются успехом.

Сейчас укрепилась убежденность, что внедрение цифровых активов в разных видах назрело. Для их оборота необходима среда, как технологическая, так и юридическая. Юридическую канву и должен создать ожидаемый закон. Если говорить о том, кому это важнее, то в первую очередь - государству. Есть основания утверждать, что переход к цифровым деньгам неизбежен. Не стоит забывать, что китайцы в апреле запустили в опытную эксплуатацию цифровой юань в Шеньчжене и окрестностях. Без закона о ЦФА развивать подобные проекты в нашей стране невозможно. Так что главный бенефициар - государство, но бизнес от этого тоже только выиграет.

Валерий Петров, вице-президент РАКИБ:

— У закона о цифровых финансовых активах очень сложная судьба. Впервые он был подготовлен еще несколько лет назад профессиональным сообществом и отражал видение программистов и финансистов, работающих в области криптовалюты и иных цифровых инструментов. Выдвинутая ими концепция позволила бы привлечь в Россию большие инвестиционные ресурсы и существенно опередить конкурентов на Западе и Востоке, работающих в этой области.

Эти идеи были поддержаны не только стартапами, но и крупными финансовыми участниками. Но, к сожалению, у финансового регулятора в России, как и у большинства центробанков за рубежом, был иной взгляд на развитие индустрии и проекты, подготовленные профсообществом не были приняты, но был разработан другой проект под руководством самого ЦБ. Он многократно дорабатывался, но до сих пор не позволяет решить те задачи, ради которых когда-то задумывался.

Есть мнение, что лучше бы его вообще не принимать и оставить все, как есть - если не поменять парадигму, заложенную в него в последней версии. Если сейчас начинать работу заново, то необходимо пересмотреть базовые положения - вернуться к той концепции, что была подготовлена на старте — с участием РАКИБ, «Сколково» и профсообщества юристов, работающих в этой области.

Только тогда мы сможем конкурировать, прежде всего, с Китаем - в тех инновациях, которые он готовит уже сегодня.