Top.Mail.Ru
архив

«Альфа»-излучение

Перспектива истощения нефтедолларового потока и прочие неприятности заставляют российских олигархов более интенсивно искать альтернативные источники доходов. И в этой связи вполне понятен интерес, проявляемый крупнейшими отечественными ФПГ к Минатому. Предприятия, курируемые атомным ведомством, обладают не только неплохим экспортным потенциалом (это прежде всего «Техснабэкспорт» и «ТВЭЛ»), но и представляются весьма полезными в свете реорганизации энергетического рынка. Ведь для таких компаний, как «Русал», «СУАЛ», «Северсталь» или «Норильский никель», прямой доступ, например, к ресурсам «Росэнергоатома» существенно облегчает задачу по минимизации издержек.

 

Облученные миллиарды

Но, наверное, самое большое достояние Минатома – это программа по переработке облученного ядерного топлива. Того самого пресловутого ОЯТ, с ввозом которого столь шумно борются депутаты и «зеленые». Олигархи более прагматичны. Если инициативу с ОЯТ одобрили «наверху» (Кремль и Белый дом, видимо, подкупило обещание Минатома помочь расплатиться с внешними долгами в 2003 – 2005 годах), то стоит попытаться подключиться к проекту, чья общая стоимость превышает $20 млрд. Тем более что, приложив определенные усилия, можно завязать взаимовыгодные контакты с зарубежными АЭС – поставщиками ОЯТ.

Далеко не случайно самая громкая и, наверное, самая утомительная олигархическая война этого года развязалась за минатомовсий Конверсбанк. Ведь все цепочки расчетов в отрасли в той или иной степени проходят через «Конверс». Спасибо экс-министру Евгению Адамову, решившему пару лет назад покончить с банковским плюрализмом атомщиков и перевести основные счета в отраслевой банк.

Правда, попутно Адамов присмотрел «Конверсу» опекуна в лице МДМ-банка, чей наблюдательный совет в ту пору возглавлял близкий к атомному министру Александр Мамут. Об этой истории «Ко» писал уже не раз, поэтому заметим лишь, что помимо смещения прежнего руководства Конверсбанка (банк осенью прошлого года возглавил cовладелец МДМ Андрей Мельниченко) Адамов инициировал кадровые перестановки в наиболее прибыльных компаниях Минатома – «ТВЭЛе» и «Техснабэкспорте». Причем на посту вице-президента «ТВЭЛа» оказался Андрей Карклин, ранее трудившийся в «Сибале». А финансовым директором «Техснабэкспорта» стала Елена Сухорукова, некогда работавшая под началом Мамута в банке «КОПФ».

Вообще Адамов, судя по всему, видел «Техснабэкспорт» в центре создаваемого «Атомпрома». И это вполне объяснимо: компания с более чем 30-летним – во многом уникальным – опытом торговли ядерными материалами приносила наибольшие деньги Минатому. (Для сравнения: при общем обороте отрасли в $2,2 млрд «Техснабэкспорт» обеспечивает $1,5 – 1,6 млрд.)

После того как «Техснабэкспорт» возглавил адамовский протеже Ревмир Фрайштут, компания, до сих пор ограничивавшаяся только посредническими функциями, получила разрешение Минатома самостоятельно закупать и экспортировать урановое сырье. Недоброжелатели заговорили даже об «урановом толлинге», поскольку обогатительным комбинатам отныне пришлось распрощаться с экспортной выручкой и довольствоваться лишь платой за услуги по обогащению.

 «Техснабэкспорт» же рассматривался Евгением Адамовым в качестве главного оператора сделки по ОЯТ. Благо один контракт века он уже обслуживает. С 1994 года «Техснабэкспорт» является исполнительным агентом правительства по контракту ВОУ-НОУ (переработка оружейного урана в ядерное топливо с последующей продажей США). Стоит заметить, что согласно этому контракту Россия должна получить $12 млрд в течение 20 лет.

 

«Козлодуй» не птица, Болгария не заграница

Однако в марте 2001 года случилось страшное: Адамова отправили в отставку. Недоброжелателей у министра всегда было немало – как внутри атомного ведомства, так и за его пределами. Бесспорно, свою роль также сыграла заинтересованность новой администрации США (некогда отстраненный от участия в контракте ВОУ-НОУ американский бизнесмен Алекс Шустерович имел выходы на Джорджа Буша-старшего). Да и столь интересующий российских олигархов проект утилизации ОЯТ был практически готов.

И, наверное, отнюдь не случайно одной из первых сменой руководства Минатома попыталась воспользоваться славящаяся своими лоббистскими возможностями «Альфа-групп».

Пришедший на место Адамова Александр Румянцев – человек, по отзывам сослуживцев, гораздо более мягкий, нежели его предшественник. Говорят, «ему проще застрелиться, чем человека уволить». И действительно, на сей раз атомное ведомство избежало масштабных чисток.

Но к прежним минатомовским фаворитам отношение несколько изменилось. Немало уже написано о том, как МДМ попытались отвадить от Конверсбанка. Якобы чуть ли не сам Румянцев незадолго до акционерного собрания, призванного акцептовать соответствующее слияние, попросил руководителей атомных комбинатов – акционеров «Конверса» сохранить отраслевой банк.

Наверное, это все же легенда. Интересно другое. Пока разгорался скандал вокруг Конверсбанка, Румянцев распорядился перевести основные счета «Техснабэкспорта» и «ТВЭЛа» в Альфа-банк. Этому же банку было поручено обслуживание контракта по ввозу и переработке ОЯТ из болгарской АЭС «Козлодуй» (фактически первая сделка по соответствующей программе).

Поговаривают даже, что «Альфе» принадлежит и офф-шорная фирма EnergyInvest & TradeCorporation, перепродающая «козлодуевскую» электроэнергию в страны Центральной и Восточной Европы. Иными словами, «Альфа» как минимум дважды зарабатывает на болгарском контракте. А заодно демонстрирует Минатому эффективность своего посредничества в сделках с ОЯТ.

Наконец, по сведениям «Ко», в атомном министерстве уже фактически решен вопрос об отставке Ревмира Фрайштута. И якобы в офис «Техснабэкспорта» уже перебираются некоторые подразделения «Альфы»

Впрочем, нельзя сказать, что Михаил Фридман окончательно победил в борьбе за «оятовскую» выручку Минатома. И дело вовсе не в МДМ-банке, который хотя и не «проиграл» Конверсбанк, скорее всего, получит его пустым. Кстати, МДМ недавно подыграл Михаил Касьянов.* В ответ на запрос прокремлевского депутата Геннадия Райкова премьер приказал межведомственной комиссии прекратить заниматься отдельными банками с государственным участием, а принять принципиальное решение в русле программы правительства по выходу государства из банковских капиталов. Все это произошло сразу после того, как «Альфе» удалось пролоббировать на заседании МВК решение оставить в минатомовской собственности акции Конверсбанка.

 

Невские изотопы

В системе Минатома в последнее время заметно усилились позиции «ТВЭЛа». Этот концерн наряду с «Техснабэкспортом» также рассматривается в качестве оператора по сделке с ОЯТ. Причем, по мнению специалистов, с технологической точки зрения участие «ТВЭЛа» представляется более логичным. Тем более что «ТВЭЛ» поставляет для того же «Козлодуя» свежее ядерное топливо.

И хотя «твэловский» основатель Виталий Коновалов (ныне вице-президент концерна) не без оснований считается человеком, близким к «Альфе», нелишне напомнить, что возглавляет концерн Александр Няго – креатура президентского окружения.

Как известно, до того как возглавить «ТВЭЛ», Няго не имел отношения к атомному ведомству. Но зато, руководя питерским «Телекоминвестом», зарекомендовал себя как эффективный управленец. В общем, по нынешним временам идеальный кандидат на любой пост. Не случайно минатомовские старожилы полагают, что «ТВЭЛ» выбран для Няго в качестве стартовой площадки – чтобы присмотрелся. В дальнейшем же Кремль хочет поставить Няго, что называется, «на всю отрасль».

Пока же «ТВЭЛ» явно пытается оттеснить «Техснабэкспорт» с позиций отраслевого лидера. Более того, пошли слухи о возможном объединении двух компаний. Эту информацию, правда, вскоре опровергли. Но, судя по поспешному «огосударствлению» «Техснабэкспорта» (49% акций, находящихся у частных акционеров, были выкуплены в пользу государства), вероятность такого исхода нельзя исключить. И едва ли у кого-либо возникали сомнения в том, кто будет ведущим, а кто ведомым в гипотетическом альянсе «Техснабэкспорта» и «ТВЭЛа». Ведь у Александра Няго (как, впрочем, и у большинства его нынешних подчиненных), быть может, и нет опыта внешнеторговой деятельности, но уж холдинги-то он создавать умеет.

Как бы там ни было, с вовлечением «ТВЭЛа» в процесс утилизации ОЯТ «Альфе» вряд ли удастся сохранить эксклюзивные права на обслуживание соответствующей программы. Во всяком случае, когда счет пойдет действительно на миллиарды, у Няго наверняка найдутся более доверенные финансисты, нежели Михаил Фридман. По крайней мере руководители питерского Промышленно-строительного банка недвусмысленно заявляют о своем желании подключиться к обслуживанию «ТВЭЛа» «и других экономически развитых предприятий Минатома».

Таким образом, потратив немало усилий на борьбу с наследниками или протеже Адамова в тех же Конверсбанке или «Техснабэкспорте», «Альфа» в результате рискует остаться ни с чем.

Сейчас, как показывает ряд косвенных признаков, «альфовцы» занялись еще и «Росэнергоатомом». В частности, довольно неожиданно Генпрокуратура возбудила уголовное дело по факту приватизации части собственности Балаковской, Смоленской и Калининской АЭС, где в качестве одного из фигурантов проходит исполнительный директор «Росэнергоатома» Юрий Яковлев. А, как известно, если дела заводят, значит, это кому-нибудь нужно. (Правда, одновременно Генпрокуратура закрыла антикоррупционное дело по Адамову.)

Некоторые наблюдатели уже поспешили усмотреть руку «Альфы» в «скоординированной атаке» на «Росэнергоатом». Но, даже если подчиненные Михаила Фридмана и приложили руку к злоключениям атомных энергетиков, нет никакой гарантии, что плодами «росэнергоатомовских» зачисток будет пользоваться, скажем, «СУАЛ», а не «Северсталь». 


** признан в России иноагентом

Еще по теме