$ 76.08
 91.02
£ 101.00
¥ 72.88
 83.85
GOLD 1787.67
РТС 1302.43
DJIA 29910.37
NASDAQ 12205.85
рынки

Антибиотики ставят на счетчик

Фото: Photoxpress Фото: Photoxpress

Дефицит лекарств, охвативший российские регионы в разгар пандемии, местные власти связывают с их обязательной маркировкой, введенной 1 июля. Оператор системы «Честный знак» отмечает, что дело не в маркировке, а в беспрецедентном спросе на антибиотики и противовирусные препараты: их скупают на случай заражения даже здоровые граждане. Представители аптечного бизнеса называют еще как минимум две причины нехватки лекарств: падение рубля и фиксированные цены на ЖВЛП.

Полки аптек в российских регионах стремительно пустеют. В Иркутской области не хватает «Сумамеда» и «Азитромицина». В Новосибирске — «Левофлоксацина» и «Сумамеда», пропали из продажи «Клексан», «Ингавирин», «Арбидол», «Аквадетрим». В Алтайском крае дефицит «Азитромицина», «Левофлоксацина», «Арбидола», витамина D3 и «Курантила». Дефицит «Азитромицина» и «Гидроксихлорохина». Эти препараты входят в рекомендации Минздрава по профилактике и лечению COVID-19.

«Аптечные сети фиксируют недостаточные запасы антибиотиков и противовирусных средств на фоне повышенного спроса и увеличения числа новых случаев заражения, — сообщила представитель Минздрава Пермского края Елена Струева. — Если в прошлом году запасов хватало на три месяца, то сейчас их хватит максимум на две недели». При этом, по словам Струевой, производители задерживают поставки лекарств в связи с новым механизмом их маркировки.

Нехватку антибиотиков, в частности «Азитромицина», признала и первый заместитель губернатора Челябинской области Ирина Гехт. По ее словам, из-за сертификации лекарств перебои с их поставками возникли не в одном регионе.

В аптеках Кузбасса остро не хватает «Левофлоксацина», «Гидроксихлорохина» и «Фавипиравира». Быстро нарастить объемы продаж мешает длительная процедура маркировки и регистрации лекарств: даже если они закуплены, приходится ждать. Чтобы купить лекарства, местным жителям надо обойти минимум пять, а то и десять аптек, признаёт спикер парламента края Вячеслав Петров. По его словам, новые партии лекарств вот-вот поступят, но из-за длительной процедуры регистрации продавать их сразу будет нельзя. В связи с этим губернатор Сергей Цивилев предложил правительству РФ приостановить маркировку жизненно важных лекарств в период пандемии.

Аптеки просят ускориться

Система контроля товарооборота «Честный знак», отслеживающая логистику и продажи табака, шуб, парфюмерии, кожаных изделий, шин, фотокамер и многих других товаров, была введена для лекарств с 1 июля. Произведенные с этой даты отечественные препараты запрещено продавать без специального QR-кода, который надо считывать наряду со штрихкодом. Оборудование стоит от 150 тыс. руб., административные расходы — от 53 тыс. руб. в год, каждый контрольный знак — 0,5 рубля. Расходы на маркировку и регистрацию возложены на производителей и продавцов. Иностранным фармкомпаниям разрешено продавать без маркировки до 1 января 2021 года всё, что они произвели до 1 октября

По словам фармацевта из Петербурга Кристины Геберлин, переписку с которой с ее разрешения цитирует у себя в Facebook журналистка «Эха Москвы в Уфе» Елена Чиркова, маркировка и регистрация добавили хлопот аптекам, производителям и логистам. Надо не только зарегистрировать по QR-коду и штрихкоду каждую упаковку из миллионных партий лекарств, но и дождаться ответа от сайта «Честный знак.рф», на который уходит несколько дней. Отпускать товар покупателям без регистрации запрещено.

Фармацевт также отмечает, что дешевые препараты уходят с рынка: хлопот с регистрацией «Парацетамола» и «Аспирина» столько же, сколько с дорогими антибиотиками, а прибыли для аптек мало. По ее словам, в Петербурге теперь не найти отечественный «Мукалтин» и французское противодиабетическое средство «Глюкофаж».

Замедление оборота сказывается на цене, утверждает Геберлин. Так, «Супрадин» в Петербурге стоил 600 руб., теперь стоит 1000. «Канефрон» был 560 руб., стал 780.

Система набирает обороты

Оператором ГИС-маркировки товаров «Честный знак» является созданный в 2017 году «Центр развития передовых технологий» (ЦРПТ). 22,5 % в нем принадлежит Алишеру Усманову, 13,5 % — у его партнера по USM Владимира Скоча. Еще по 22,5 % — у «Ростеха» и управляющего партнера Almaz Capital Александра Галицкого.

В самом ЦРПТ не считают, что дефицит и рост цен на лекарства связаны с их маркировкой. Хотя в гражданском обороте с 1 июля насчитывается уже более 1 млрд промаркированных препаратов, их доля сейчас не превышает 15 % рынка, пояснил «Ко» представитель оператора. Остальными лекарствами торгуют в обычном режиме, и причиной их нехватки может быть ажиотажный спрос.

При этом сама система работает стабильно, утверждают в ЦРПТ. «Несмотря на то, что поток документов за три месяца вырос в 20 раз, более 97 % из них обрабатываются менее чем за 10 минут. Ситуационный центр усилен инженерами, количество операторов в службе технической поддержки увеличено в 1,5 раза, работают выделенные линии для крупных компаний», — сообщил «Ко» представитель оператора.

14 октября «Честный знак» сообщил, что оптимизирует скорость взаимодействия с таможенной службой. А 21 октября ЦРПТ впервые пошел на прямые уступки требованиям регионов: предложил официально разрешить аптечным организациям «немедленно приступать к реализации маркированного товара». И делать это сразу же после направления сведений о поступлении в систему.

Фармацевты просят отпустить цены

Участники рынка отмечают, что дефицит лекарств — плод стечения целого ряда обстоятельств.

«С начала октября аптеки действительно отмечают выросший в разы спрос на препараты, применяемые для лечения COVID 19, — говорит исполнительный директор Ассоциации независимых аптек, глава Альянса фармацевтических ассоциаций Виктория Преснякова. — В мире вырос спрос на субстанции, из которых производят эти препараты. На ситуацию влияет и введение обязательной маркировки, и нарастающие проблемы в работе системы мониторинга движения лекарственных препаратов (МДЛП)».

По словам Пресняковой, о возможности такого дефицита все ведущие фармацевтические ассоциации предупреждали еще в мае в совместном письме к президенту России. Тогда это обращение не было услышано. Сегодняшние обсуждения с представителями органов исполнительной власти и ЦРПТ пока также не привели к разрешению ситуации.

Сбои в работе системы маркировки лекарств наложились на высокий спрос и падение курса рубля, отмечает руководитель «Аптечной гильдии» Елена Неволина. «Если на дешевый "Цитрамон" или "Парацетамол" есть спрос, аптека все равно будет их продавать, чтобы не терять потребителей, — уверена она. — Но ажиотаж привел к тому, что "Парацетамола" без маркировки в аптеках не осталось. И не только его: даже в ветеринарных аптеках скупили австралийскую мазь, которая на тестах показала высокую эффективность от коронавируса. А причиной исчезновения "Мукалтина" могут быть проблемы с сырьем: корень и корневище алтея закупали за рубежом, но рубль упал, и покупать стало невыгодно».

Александр Филиппов, гендиректор сети аптек «Ригла», признаёт проблемы с маркировкой, но глобального дефицита лекарств в России не наблюдает. «Если не хватает какого-то препарата, всегда можно найти аналог», — заявил он «Ко».

«Дефицит лекарств связан скорее с курсом рубля, потому что даже сырье для "Аспирина" и "Парацетамола" наши производители покупают за границей, — считает провизор, эксперт фармрынка Ирина Булыгина. — Но поднять цены на жизненно важные лекарства просто так у нас нельзя, поэтому многие производители перестают их выпускать. А цена на не важные препараты растет, потому что производители важных компенсируют этим свои убытки. И тянется это все у нас с 2014 года. Производители давно предлагали: отпустите цены на дешевые жизненно важные лекарства хотя бы на 10 %. Но чиновники боялись принимать решения», — констатирует провизор.

Еще по теме