$ 77.73
 85.74
£ 94.58
¥ 71.40
 80.72
Нефть WTI 33.51
GOLD 1582.40
РТС 1008.85
DJIA 21181.48
NASDAQ 7201.80
мнения

Арктический симбиоз

Фото: 123rf/Legion-media Фото: 123rf/Legion-media
Михаил Крутихин, партнер компании RusEnergy

Российские планы освоения Арктики — типичный для нашего времени образец симбиоза геополитических амбиций, под которые выделяются колоссальные бюджетные средства, и интересов тех, кто эксплуатирует такие амбиции в корыстных интересах, «распиливая» выделенные средства.

Задача восстановления реального контроля над арктическим побережьем и примыкающими морями, включая монопольный контроль навигации по Северному морскому пути, в представлении Кремля связана с созданием там промышленной базы, основанной на разработке природных ресурсов, и нефтегазовые запасы играют здесь самую, пожалуй, важную роль.

По словам Юрия Трутнева, который занимает посты вице-премьера и полномочного представителя президента в Дальневосточном федеральном округе, а заодно курирует арктические дела, до конца года на стол Путина поступит проект стратегии развития Арктики до 2035 года. Трутнев добавил, что арктические проекты потребуют на этот период инвестиций в размере примерно 15 трлн руб. Часть средств поступит из госбюджета, а часть — от негосударственных инвесторов, которым предоставят возможность работать в Арктике в рамках «более либеральной системы преференций» по причине «объективно более сложных условий региона». Держателем лицензий на работу на шельфе станет некий консорциум с участием российской госкомпании, хотя непонятно, каким образом и на каком основании будут отбирать лицензии, уже распределенные без конкурса между «Газпромом», «Роснефтью» и «Газпром нефтью».

По сути, приглашение частных инвесторов на север равносильно признанию в том, что госкомпании просто не в состоянии освоить Арктику самостоятельно. Можно вспомнить, как в 2008 году за «Газпромом» и «Роснефтью» законодательно закрепили монопольное право распоряжаться российским шельфом, лишив частные и тем более иностранные фирмы возможности осуществлять там самостоятельные проекты: ставить на баланс часть разведанных запасов и распоряжаться собственной долей добычи. Сейчас иностранцы могут работать на морских проектах не как равноправные партнеры российских госкомпаний, а как сервисные компании по контрактам, предоставляя технологии, оборудование и услуги.

С дискриминацией пора кончать

Из патриотической дискриминации ничего не вышло. «Газпром» провалил все начинания на шельфе от Штокмановского проекта до планов производства и экспорта сжиженного газа на Ямале и на Дальнем Востоке. Госкомпании то и дело «корректируют» планы бурения и геологоразведки на шельфе, откладывая работы на будущее. Из реальных работ газового гиганта можно отметить только доразведку нескольких месторождений, где реальная разработка запасов может начаться лишь в середине 2030-х годов. А «Роснефть», располагающая лицензиями на 28 участков на арктическом шельфе, отрапортовала об открытии только одного месторождения, и то не самостоятельно, а силами американской ExxonMobil. К тому же данные о размере этого открытия крайне сомнительны: единственная скважина так и не была по-настоящему испытана.

В правительстве поняли, что ситуацию надо менять путем привлечения работоспособных инвесторов из частного сектора и в первую очередь — иностранцев с их финансовыми возможностями и передовыми технологиями. 

Вот только понимание это пришло, как представляется, поздновато. Желающих работать в российских морях, и тем более в Арктике, найти будет непросто.

Причина этого — не только хорошо известные иностранцам негативные особенности российского инвестиционного климата: незащищенность прав собственности, засилье неэффективных госкомпаний, чересчур часто меняющиеся налоговые условия, коррупция, а также западные санкции, вызванные специфической внешней политикой Москвы. Главное — с арктической добычей углеводородного сырья успешно конкурируют по себестоимости проекты в других частях света, и к тому же нефтегазовые промыслы угрожают чувствительной природной среде Арктики.

В СМИ часто слышатся призывы отказаться от разведки и добычи нефти и газа на арктическом шельфе, оставив эти запасы для будущих поколений. Проблема такой мотивации, однако, в том, что потребность будущих поколений в ископаемых энергоносителях вызывает вполне обоснованные сомнения. Если верить прогнозам энергетических компаний и аналитиков, спрос на нефть, газ и уголь начнет сокращаться к 2035 году или даже раньше под воздействием таких факторов, как энергоэффективность, энергосбережение, развитие электротранспорта и водородной энергетики, борьба с глобальным потеплением и так далее. К провозглашенным в развитых странах программам декарбонизации стоит отнестись со всей серьезностью. 

Эта дорогая Арктика

Главное препятствие, если даже отвлечься на время от заботы об экологии Арктики, — это высокая стоимость работ по разведке и добыче сырья в этом регионе. Одна поисковая скважина, пробуренная ExxonMobil в Карском море и даже не испытанная на предмет оценки возможных запасов, обошлась в 650 млн долларов. А по словам одного из руководителей «Лукойла» Леонида Федуна, для добычи нефти на арктическом шельфе требуется стабильно и долгосрочно высокая цена — не ниже 90–100 долларов за баррель, иначе проекты никогда не окупятся. Эта оценка представляется даже заниженной: часть аналитиков склоняются к мнению о том, что нефтегазовые проекты в северных морях нерентабельны при ценах ниже 150 долларов за баррель.

Выход из положения есть, однако практика показала, что перспективы здесь существуют только для газа. Из всех оставшихся в России запасов нефти только 5–6 % находятся на шельфе — и лишь половина этого объема лежит под дном арктических морей. Акцент разработчикам недр приходится делать на газ, но и здесь есть нюансы. Для успеха газовых проектов нужна солидная государственная поддержка и беспрецедентно льготный налоговый режим.

Пример в этом секторе экономики — проект «Ямал СПГ», где основным инвестором выступила компания «Новатэк», которая является не только негосударственной, но и не вполне российской: среди собственников там и Deutsche Bank, и Total, и офшорные фирмы, контролируемые Геннадием Тимченко и Леонидом Михельсоном. Другие участники международного консорциума — французская Total и две китайские компании. Чтобы обеспечить успех проекту и прибыть инвесторам, российское руководство освободило его от всех налогов на 12 лет. Поднимающийся из скважин газ тут же становится собственностью партнеров по консорциуму, которые вольны продавать его после сжижения по всему миру — в том числе и на европейских рынках, где пытается удержаться «Газпром». Россия при таком раскладе не получает за свой газ ничего. Другие проекты «Новатэка» в Арктике будут осуществляться по той же налоговой схеме.

Такой успех, судя по всему, вдохновил госчиновников на идею последовать примеру Михельсона с Тимченко и перенести практику работы через госкомпании вроде «Газпрома» или «Роснефти» на новую бюрократическую структуру, которая пользовалась бы аналогичными льготами. В этом, похоже, и заключается смысл «стратегии развития Арктики» стоимостью 15 трлн руб. К сожалению, можно ожидать, что в случае контроля над предлагаемой корпорацией со стороны уже провалившихся в Арктике госкомпаний и при активном участии неэффективных и коррумпированных госчиновников никаких «прорывов» в освоении северных морей ждать не стоит.