$ 69.23
 77.08
£ 86.54
¥ 64.35
 72.01
Нефть WTI 12.96
GOLD 1739.33
РТС 1247.61
DJIA 25489.09
NASDAQ 9559.34
стиль

Айвазовский и Верещагин отвоевали онлайн

Фото: 123rf/Legion-media Фото: 123rf/Legion-media

MacDougall’s первым из трех лондонских аукционов решился провести ежегодные весенние «русские торги» онлайн, которые должны были завершиться в минувшую субботу, 16 мая. По техническим причинам старт аукциона пришлось перенести. Как уверяют организаторы, о новой дате торгов будет объявлено в ближайшее время. Какова бы ни была подоплека официальной версии (сбой техники или низкий спрос), частичный уход продаж искусства в Интернет — свершившийся факт, с которым рынку придется жить после пандемии, выяснил журнал «Компания». 

Еще недавно уделом онлайн-торгов были относительно недорогие лоты. Новый сегмент торговли развивался, но не был способен в одночастье поменять правила игры на рынке. Предметы дороже 100 тыс. $ коллекционеры предпочитали приобретать традиционным способом — через галереи, дилеров или офлайн-аукционы. Суммарный оборот предметов искусства и антиквариата в 2019 году, согласно ежегодному отчету The Art Market, составил 64,1 млрд $. На долю продаж через интернет тогда пришлось не более 10 %.

Коронавирус стал катализатором наметившихся перемен. Уже сейчас преодолен психологический порог в сумму 500 тыс. $, максимум, который тратили на искусство в Интернете: в июне Christie's впервые выставит на интернет-торги кольцо с чистейшим бриллиантом за 1-2 млн $. 

Ставки сделаны

Среди топ-лотов предстоящих «русских торгов» MacDougall’s — картина «Эйфелева башня ночью» Константина Коровина (150–250 тыс. £), небольшая работа Василия Верещагина «Иконостас церкви Иоанна Богослова на реке Ишня» из американской коллекции (25–40 тыс. £), коллекция из 20 работ Юрия Анненкова, в том числе «Натюрморт с бутылками и цветами» (70–120 тыс. £) и гуашь «Обнаженная в мастерской» (50–90 тыс. £).

Основатель аукционного дома Екатерина Макдугалл рассказала «Компании», что к решению провести интернет-торги русского искусства ее подтолкнула активность покупателей в онлайн-галерее MacDougall’s, которая открылась в апреле, в самый разгар карантина.

«Конечно, на галерейном уровне уходили не миллионные работы, но был стабильный спрос на вещи до 100 тыс. $, в том числе на современное искусство. Рынок не умер, это однозначно — и рынок довольно активен. С нами остались все наши старые клиенты, и на аукцион зарегистрировалось еще сто новых. Люди на карантине внимательнее следят за рынком, а если цены чуть ниже рынка, то проявляют огромный интерес. Во время Второй мировой на Западе цены на искусство сильно поднялись, люди спасались от девальвации. Учитывая, что сейчас практически все правительства включили печатные станки, то и сегодня искусство — одно из самых надежных средств для вложения денег», — уверена Макдугалл.

Sotheby’s вслед за MacDougall’s тоже решился впервые провести онлайн «русские торги», которые традиционно будут состоять из двух частей. Аукцион «Русской живописи» пройдет с 26 мая по 2 июня: среди топ-лотов «Неаполитанский залив» Ивана Айвазовского (эстимейт 800 тыс. – 1,2 млн £), «Вид Москвы» Алексея Саврасова (350–550 тыс. £), редкая графика и произведения советских нонконформистов. Торги «Русское декоративно-прикладное искусство, Фаберже и иконы», объединившие более 200 лотов из европейских и американских коллекций (предметы из серебра, подборка фарфора ИФЗ, изделия фирмы «Фаберже»), пройдут с 9 по 17 июня.

Christie's, для которого прошлый год был довольно удачным: суммарная выручка составила 5,8 млрд $, а число новых клиентов увеличилось на треть, — проведет  торги в сегменте русского искусства с 1 по 21 июля. Аукционный дом проявляет онлайн активность также в сфере ювелирного искусства и дорогих часов. Именно в этом сегменте в ближайшее время можно ожидать новых рекордов. Не зря же во время любых турбулентностей люди инвестируют в золото и брильянты.

Как рассказал «Компании» президент Christie’s по Европе, Ближнему Востоку и Африке Дерк Болл, ни один аукцион пока не был отменен: «По состоянию на конец марта 160 аукционов были перенесены на более поздние даты или перешли в онлайн. С начала 2020 года Christie’s в общей сложности провел 83 онлайн-аукциона. Для сравнения: в период с января по июль 2019 года их было 48. А в связи с рекордно высоким ростом числа покупок, совершаемых в Интернете, ювелирный департамент Christie’s принял решение о расширении календаря онлайн-торгов и включении в их состав более ценных лотов, первым среди которых станет кольцо с бриллиантом цвета категории D (чистота VVS1, тип IIА) весом 28,86 карата. Предварительно оцененный в 1-2 млн $ и выставленный на продажу в рамках июньских онлайн-торгов, этот камень станет самым дорогим лотом онлайн-торгов Christie’s».

Sotheby’s тоже подтверждает растущую активность интернет-участников аукционов: с начала года состоялось 50 онлайн-торгов в различных категориях, которые суммарно принесли около 80 млн $. А апрельский аукцион современного искусства Contemporary Curated поставил рекорд среди всех онлайн-аукционов, когда-либо проведенных Sotheby’s, —6,4 млн $. «Сегодняшняя ситуация — это настоящий "момент истины" для интернет-технологий и способов поддержания связи с клиентами, художниками, коллегами, включая способы онлайн-продажи выдающихся произведений искусства», — считает Дерк Болл, который пояснил, что, хотя динамизм и неповторимая атмосфера живого аукциона обязательно вернутся в жизнь любителей искусства, реальные торги станут проводиться реже.

Правда, главные нью-йоркские торги — «Импрессионисты и модернисты» и «Послевоенное и современное искусство» — всё же перенесли с середины мая на конец июня. 

Пит-стоп

В то время как ведущие мировые аукционы быстро адаптировались к изменившейся ситуации, галереи, за небольшим исключением, оказались не готовы к новым условиям. Так как продажи искусства полностью ушли в онлайн (хотя интернет-продажи искусства не превысили 10 % от общего оборота мирового арт-рынка), то конкурировать с аукционами в этой ситуации могут лишь такие монстры, как галерея Saatchi, объединившая на своей платформе Saatchi Art 65 тысяч художников со всего мира, или же те, кто успел присоединиться к маркетплейсам и другим платформам вроде Artsy, Artnet или Artprice.

Ситуация для галерей усугубилась закрытием границ, отменой, переносом или уходом в онлайн крупнейших международных арт-ярмарок, таких как Art Basel и Art Basel in Miami Beach, Frieze, Art Dubai. Участие в главных art fairs помогало галереям не только поддерживать статус, но и увеличивать обороты (до 45 % годового дохода приходилось на эти продажи). Большинство владельцев галерей на Западе прогнозируют в этом году падение дохода до 70 %, а около трети, по данным The Art Newspaper/Maastricht University, и вовсе готовы закрыться. 

Особый путь арт-бизнеса в России

Отечественный рынок мало зависит от прекращения международных связей. С 2014 года, после присоединения Крыма, введения санкций и затянувшегося экономического кризиса, он функционирует по большей части как вещь в себе. Отечественные коллекционеры, покупающие антиквариат за границей, предпочитают хранить его там же. После прошлогоднего ареста коллекции из собрания музея Института русского реалистического искусства (ИРРИ) по иску «Промсвязьбанка» к экс-совладельцу банка, основателю музея, Алексею Ананьеву вряд ли стоит ждать интересных показов (хотя ходят слухи, что главные ценности собрания бизнесмен всё же успел вывезти. — Примеч. ред. «Ко»).

Александр Киселевский, основатель и президент международной платформы для онлайн-аукционов Bidspirit.com, которая на сегодняшний день объединяет практически все российские арт-аукционы, рассказал «Компании», что после кризиса 2014 года к его площадке присоединилось большое количество ведущих галерей, антикварных торговых площадок и также аукционов современного искусства, для которых виртуальные торги стали еще одним важным каналом продаж.

Участники арт-рынка отмечают, что пандемии не удалось поставить рынок на «стоп». Несмотря на сложности, у галерей, имеющих пул постоянных клиентов, ситуация стабильная, подтверждает галерист и руководитель ARTinvestment.ru Егор Молчанов.

Неплохо чувствуют себя и аукционы. Владимир Овчаренко, основатель аукциона современного искусства VLADEY, рассказал, что на еженедельных субботних онлайн-торгах стабильно уходит 100 % лотов.

Как будет развиваться ситуация дальше, сказать пока сложно. Ясно одно: важнейшим фактором выживания в будущем станет наличие развитых онлайн-каналов продаж.

«Общая аукционная торговля антиквариатом и искусством на внутреннем российском рынке — примерно 50 млн $ в год, из них половина приходится на онлайн-продажи. Думаю, после пандемии ситуация изменится, и полностью в онлайн уйдет 70–80 % всех торгов», — уверен Киселевский. 

К тому же у открытых продаж есть один очевидный плюс: через Интернет сложнее продать краденое или фальшивку. Сомнительные вещи давно известны большинству экспертов и дилеров.