$ 75.74
 89.66
£ 97.84
¥ 72.44
 83.11
GOLD 1950.52
РТС 1228.64
DJIA 27657.42
NASDAQ 10793.28
финансы

Банки включили антикризисный режим

Фото: ТАСС Фото: ТАСС

Совокупный финансовый результат российских банков уменьшился на 1 августа по сравнению с прошлогодним показателем на 14 % — с 1178 до 1014 млрд руб. Прибыль одного из ведущих отечественных госбанков, ВТБ, за семь месяцев упала на 55,8 %. Для компенсации выпавших доходов банки переключились с кредитной модели на комиссионную — спасать бизнес вновь предстоит беднеющему населению.

Население лучше не кредитовать

Заработать банкам становится все труднее. Они «разочаровались» в населении и потребительских кредитах. Как констатируют в своем аналитическом обзоре эксперты банка «Открытие», главными драйверами роста банков в этом году были инвестиции в ценные бумаги и кредитование компаний. Доля кредитов населению в банковских активах с начала 2020 года снизилась с 18,2 % до 17,7 %. Причем потребительские ссуды без обеспечения, в хорошие времена бывшие главным драйвером роста банковского сектора, уступили кредитам с залогами.

Во многом это объясняется падением доходов населения. Процесс продолжается уже шесть лет, но пандемия и карантин придали ему ускорение. Реальные располагаемые доходы россиян за второй квартал 2020 года сократились на 8 %. Там, где бедность, — там и просрочка.

Просроченные долги населения растут не только в абсолютных цифрах (с 765 до 889 млрд за семь месяцев), но растет их доля в общей сумме выданных гражданам кредитов — с 4,3 до 4,8 %. Сильнее всего выросла просрочка по валютным ссудам — более чем на 60 %: очередное падение курса рубля сделало возврат таких кредитов затруднительным. И это только по официальной статистике, в которой, как считается, размер реальной просрочки всегда занижен.

Набор инструментов, которые позволят банкам удержаться на плаву, не очень большой, — считает профессор факультета финансов и банковского дела РАНХиГС Юрий Юденков. «Первое, что сделали кредитные учреждения для снижения текущих издержек, — отправили часть сотрудников в бессрочный неоплачиваемый отпуск, другую часть — перевели на "удаленку". Второе, что будут делать банки, — списывать "плохие" корпоративные долги. Третье — придумывать маркетинговые ходы, направленные на удержание старых и привлечение новых клиентов», — говорит Юрий Юденков.

Заставить население делать вклады становится все труднее. Согласно статистике ЦБ (пока недоступны данные за август и сентябрь), общая сумма вкладов продолжает расти. Эксперты полагают, что данные по банковским вкладам были бы более скромными, если бы в этом году не произошла реформа строительной отрасли и не появились так называемые эскроу-счета, которые в официальной статистике тоже считаются вкладами физлиц. Летом они давали до трети всего прироста банковских вкладов.

Очевидная тенденция последних месяцев: люди стали перекладывать свои деньги из рублевых вкладов в валютные. Объем последних с января по август вырос на треть, а доля в общей сумме вкладов увеличилась с 4,7 до 6 %. Еще один тренд: россияне стали предпочитать текущие счета срочным вкладам. Объем вкладов сроком более 1 года в этом году упал на 1,3 %, а вкладов сроком от месяца до года — еще сильнее, на 3,6 %.

Есть подозрения, что, когда будет опубликована статистика за август и сентябрь, ситуация с вкладами предстанет более пессимистичной.

Битва за комиссионные

Когда население беднеет и кредитование становится все более рискованным, банки прибегают к стратегии, к которой они всегда обращаются в условиях кризисов (иногда объявляя ее «новой парадигмой»). Они начинают компенсировать выпадающие доходы за счет комиссионных, взимая плату за любое действие клиента.

Уже в декабре прошлого года московские бизнесмены обнаружили, что банки вдруг все и сразу начали повышать тарифы за расчетно-кассовое обслуживание (РКО), и через «Опору России» обратились в ФАС с требованием проверить, нет ли здесь ценового сговора. Проверка, однако, не принесла результатов, и жалобы, что банки вдруг в одностороннем порядке повышают тарифы или вводят плату за ранее бесплатные услуги, раздавались весь 2020 год.

Некоторые малые предприниматели, обслуживающиеся в «Альфа-Банке», с удивлением узнали, что с 1 июня за ранее бесплатные смс-уведомления будет взиматься 99 руб. в месяц, а ранее также бесплатный перевод на карту физического лица будет стоить 0,25 % от суммы перевода плюс 99 руб. за каждый перевод.

В августе ряд банков («Газпромбанк», «Альфа-Банк», «Санкт-Петербург») начали вводить комиссии за обслуживание счетов в евро. Пытаясь нарастить комиссионные доходы, некоторые кредитные учреждения предлагали повышенную ставку по вкладам при условии, что часть средств клиент инвестирует в накопительное или инвестиционное страхование жизни.

Именно борьбой за комиссионные доходы объясняется длительное нежелание Сбербанка присоединяться к системе быстрых платежей. Зато за счет отмены «банковского роуминга», подключения переводов с кредиток и комиссий за транзакции от 50 тыс. руб. комиссионные доходы Сбербанка во II квартале выросли на 52,5 % — до рекордных 16,2 млрд руб.

Денег нет, но вы платите

«У лидеров банковского сектора сегодня растут комиссионные доходы, а процентный доход на этом фоне остается стабильным, что дает сильным игрокам возможность выжить в кризисное время», — отмечает Михаил Яценко, генеральный директор «РСХБ Факторинг». И в будущем, по мнению эксперта, только те, кто сможет нарастить комиссионную долю доходов, и выживут.

Заместитель генерального директора группы QIWI Мария Шевченко связывает это с тем, что на фоне роста экономических рисков банки предпочитают не более эффективные, а менее рискованные источники доходов. Именно комиссионный доход для банка, по сути, является низкорискованным и позволяет поддерживать необходимую прибыльность и операционную эффективность. Сюда можно отнести как РКО и операции по переводу денежных средств, так и операции по обмену валют или выдачу банковских гарантий. Они не оказывают давления на капитал банка и не несут сколь-либо значимого кредитного риска. По факту они позволяют диверсифицировать источники дохода. 

Обычно у комиссионного дохода хуже эффективность (CIR выше 50 %), чем у кредитов (CIR ниже 30 %). Однако при макроэкономической нестабильности кредитные продукты подвержены процентным и кредитным рискам, что может свести на нет заработанную на продукте прибыль. Кроме того, банки существенно повышают маржу за счет внедрения современных технологий, той же автоматизации: оценка рисков, обработка данных, принятие решений, — все это по многим операциям можно проводить автоматически, не затрачивая серьезные операционные ресурсы.

Сами по себе цифры, которые показал банковский сектор в 2020-м, не являются фатальными, к тому же худшие месяцы года уже миновали. В Банке России считают, что в третьем и четвертом кварталах 2020 года показатели банковского сектора заметно не ухудшатся. «Ситуация будет зависеть от эпидемиологической обстановки, а также от решения регулятора, продлить или завершить регуляторные послабления для игроков рынка. Пока льготный период для банков по оценке активов и резервированию действует до 30 сентября», — отмечает профессор Юрий Юденков.

Однако обеднение населения продолжается, и банки, адаптируясь к новым условиям, не только не пытаются облегчить положение своих клиентов, но, наоборот, ухудшают его, повышая тарифы. Скоро, по прогнозам экспертов, можно ожидать и повышения процентов по кредитам в связи с падением курса рубля. Беднеющему населению банки в ближайшем будущем будут обходиться всё дороже.