$ 77.73
 85.74
£ 94.58
¥ 71.40
 80.72
Нефть WTI 33.51
GOLD 1582.40
РТС 1008.85
DJIA 21181.48
NASDAQ 7201.80
бизнес

Beaujolais nouveau — вино, «застрявшее» в молодости

В этом году объемы собранного винограда в Божоле почти на 50 % меньше, чем в удачном 2018 году. Фото: 123rf/Legion-media В этом году объемы собранного винограда в Божоле почти на 50 % меньше, чем в удачном 2018 году. Фото: 123rf/Legion-media

Весной на Божоле обрушились заморозки, затем наступила засуха, в некоторых зонах региона выпал град. В Божоле объемы собранного винограда вполовину меньше, чем в удачном 2018-м и на 25 % меньше, чем в среднем по региону за последние пять лет.

Неблагоприятные погодные условия 2019 года во Франции обусловили главную интригу популярного праздника Божоле Нуво. Весной на Божоле обрушились заморозки, затем наступила засуха, в некоторых зонах региона выпал град. Объемы собранного винограда вполовину меньше, чем в удачном 2018-м и на 25 % меньше, чем в среднем по региону за последние пять лет.

В чем секрет вин «Божоле»? Многие считают, что праздник — церемонию прибытия «Божоле» — особенно в странах, где церемония традиционно является частью культуры, нельзя недооценивать. Здесь прежде всего речь идет о рынках Китая и Японии. Ну и, конечно, дело в характере самого вина. Французы говорят, что это такие вина, о которых не задают вопросов. Простота и легкость, пожалуй, главные их характеристики. Причем производители, давно приняв тот факт, что из винограда сорта «гамэ» (основной сорт «Божоле») можно сделать хорошее вино, но никогда — великое, возводят эти черты в ранг философии. «Счастье иногда может быть простым», — писал об этом феномене эксперт Эндрю Джеффорд.

Как бы то ни было, сегодня именно такая простота как никогда оказалась востребована рынком. В мире наблюдается тенденция сокращения потребления мощного танинного красного вина в пользу белого и розового, а также, соответственно, легкого и малотанинного красного. На этом фоне рост мировых продаж вин «Божоле» выглядит вполне естественно. «Виноград "Божоле" — настоящий гермафродит: вина из него на вкус красные, но по текстуре и балансу — белые», — считает Эндрю Джеффорд. В общем, всё, что желает современный пресыщенный потребитель, как говорится, в одном флаконе.

«Божоле Нуво»: двадцать лет спустя

Тем не менее в адрес мирового праздника Божоле Нуво звучит критика, и уже не первый год. Обвиняют, как говорится, по всем статьям — от качества самого вина, чрезмерной коммерциализации, приводящей к удешевлению продукта за счет его потребительских свойств, до поощрения пагубных пристрастий, маркетинговом терроре в отношении местных производителей и нечестной конкуренции. И действительно, «Божоле» демонстрирует рекорды — во Франции от одной трети до половины произведенного вина продается в течение полугода после сбора урожая. Есть над чем задуматься. Угрозу со стороны «молодых» первыми почувствовали сами французы. В винодельческом Эльзасе или в суперэлитной Шампани и других винодельческих регионах праздник Божоле Нуво игнорируют. И это закономерно: с какой стати продвигать чужой продукт? Зато в Иль-де-Франс, Лотарингии, Бретани, Лимузене и других регионах, где нет своей лозы, а также в ресторанчиках вдоль национальных дорог Франции его отмечают с большим энтузиазмом.

В последние годы появились слухи о том, что «Божоле Нуво» стали делать промышленным способом. Производители уверяют, что это не соответствует действительности: хотя все вина поступают в продажу в один день — третий четверг ноября, — они производятся исключительно артизанальным способом и хороши в течение полугода после розлива по бутылкам. Во Франции с 1 апреля продажа «Божоле Нуво» запрещена до следующего урожая (к винам категории AOC Beaujolais-Villages и Cru Beaujolais это не относится).

Что касается России, то официальная история праздника здесь началась ровно двадцать лет назад: 18 ноября 1999 года, а день этот выпал на третий четверг ноября, по Красной площади промчалась запряженная тройкой лошадей нарядная повозка, в которой красовалась изрядных размеров бочка — это везли божоле нуво. Тройка проехала по центру столицы и остановилась у Marriott Hotel на Петровке, дальше все пошло́, как водится. Почему французы решили провести этот праздник в России в 1999-м, через год после дефолта? Возможно, они сочли, что пришло время освоить новый рынок, а может быть, учитывая экономическую ситуацию, решили предложить российским любителям вина самое дешевое из французских.

Как бы то ни было, «праздник Божоле Нуво был встречен с энтузиазмом. Любителями вина Франция воспринималась как источник благой винной вести, — вспоминает Игорь Сердюк, винный критик, управляющий партнер агентства Double Magnum. — Первые винные миссионеры — российские импортеры, французская диаспора, Сопекса (международная маркетинговая компания, специализирующаяся в области продуктов питания, вин и «искусства жить». — Примеч. ред.), производители вина — устраивали шумные вечеринки и делали это искренне и с размахом, естественно, не забывая о бизнесе. Потребители отвечали взаимностью. Первый шаг по приобщению к винной культуре был сделан. Однако со временем свет этого праздника потускнел». Люди начали больше путешествовать, глубже погружаться в винную культуру. «Произошла естественная вещь: когда ты увлекаешься чем-то новым, тебя переполняют эмоции, но по мере накопления опыта и знаний наступает реакция, включается разум. Также случилось и с "Божоле Нуво", но пошли еще дальше, его начали обвинять во всех грехах — любое несовершенство в недорогом молодом вине стали выставлять напоказ: разве ж это вино? Ничего удивительного, люди озлились на себя вчерашних, которые воспринимали "Божоле Нуво" как символ французского виноделия, ну, или один из символов», — добавляет Игорь Сердюк.

Сегодня итоги праздника, который теперь проводится ежегодно во многих (опять-таки далеко не во всех!) ресторанах России, можно смело назвать неоднозначными. Если брать среднюю цену, то 2–5 евро за бутылку во Франции у нас превратились в 7–12 евро. Состоятельные потребители открыли для себя более сложные и респектабельные вина. Средний класс, вынужденный подтянуть пояса, на кажущуюся дешевизну «Божоле Нуво» не купился, предпочитая перейти на вина Нового Света: чилийские, аргентинские, калифорнийские: они зачастую выше качеством при той же цене. Небогатый потребитель и вовсе ограничился знакомыми всем молдавскими, грузинскими и российскими винами, да и потребление этих вин сократилось. Зато стали пить больше винных напитков — в этом сегменте покупатели зачастую не видят разницы. Но, как известно, в России главный хмельной напиток — водка. Экономические катаклизмы и алкогольное просвещение пока тут ничего не меняют.

Хотя многие рестораны по сей день проводят праздник Божоле Нуво с его знаменитым на весь мир слоганом Beaujolais Nouveau est arrivé «Божоле Нуво прибыло», в России он стал менее заметен. Зачастую все, что от него осталась, — это унылая табличка с праздничным предложением на столике. Что и понятно, меньше бюджетов на продвижение стало у импортеров, поменялась мода: французская кухня уступила место итальянской, азиатской или кавказской. «Франция утратила свои позиции как законодательница винной моды, — считает Игорь Сердюк. — Новое поколение выбирает преимущественно другие страны. Посмотрите, много ли осталось французских ресторанов в Москве, где французские шеф-повара? Они ютятся!» Впрочем, шанс на возрождение интереса к «Божоле Нуво» все-таки остается. Игорь Сердюк напоминает об экономике опыта, когда сам продукт уже не играет ключевую роль, важнее оказывается опыт приобретения, оставляющий памятный след и переживание. В случае с «Божоле Нуво» у праздника как мотива для приобретения сейчас остается куда больше шансов, чем у самого вина.


Галина Лихачева, член Союза сомелье и экспертов России, член Ассоциации ресторанных и гастрономических обозревателей, член международной ассоциации журналистов, пишущих о вине