Top.Mail.Ru
архив

Чужой среди своих

19.12.201400:00

Банкам удается предотвратить лишь две из трех попыток мошенничества нечистых на руку сотрудников, утверждают аналитики Ernst & Young.  Достаточно вспомнить хотя бы послекризисные трейдерские истории мировых финансовых институтов 2008–2009 гг. Тогда из-за действий Квеку Адоболи UBS лишился около 2 млрд евро, а Жером Кервьель ввел Societe Generale в убыток на 5 млрд евро.

В России своя специфика. Почти каждую неделю МВД рапортует о задержании того или иного банковского клерка, подозреваемого в мошенничестве с банковскими картами или выданными кредитами. За взятки сотрудники предлагали «списать» остатки задолженностей или, например, выдавали кредиты несуществующим лицам.

Самые громкие истории уходящего года – банкротство Мастер-банка Бориса Булочника и санация Мособлбанка Анджея Мальчевского, когда владельцы и топ-менеджеры банков выводили средства и держали депозиты вкладчиков на других счетах, не показывая их реальный объем. По подобной схеме действовали и сотрудники банка «Первомайский». Они принимали деньги у населения под видом вкладов, однако в кассу банка средства не вносились и в бухгалтерском учете не отражались.

При этом потерпевшим выдавался не соответствующий утвержденному образцу приходный кассовый ордер. Четверо сотрудников арестованы, ущерб оценивается в 1 млрд руб. В прошлом году банк «Холдинг-кредит» был заподозрен в выводе активов с уничтожением или воровством электронной базы клиентов и документации. Мошенничества с корпоративными залогами получили активное развитие после кризиса 2008 г.

Тогда банки начали массово забирать непрофильные активы за просроченные кредиты. На них впоследствии они едва не погорели. Так, минувшим летом вынесен приговор экс-заместителю директора управления по работе с проблемными активами ОАО «Сбербанк России» Вячеславу Похлебину, бывшему исполняющему обязанности директора управления по работе с проблемными активами юридических лиц Среднерусского банка ОАО «Сбербанк России» Павлу Конику и предпринимателю Денису Васехи. Они пытались за взятку в 350 млн руб. провести через комитет кредиторов Сбербанка решения об уступке прав требования по кредитам к трем коммерческим организациям на сумму свыше 700 млн руб. фирме, подконтрольной заинтересованному в этом предпринимателю. В итоге Похлебину и Конику назначено наказание в виде трех с половиной лет лишения свободы, бизнесмен приговорен к двум с половиной годам лишения свободы.

Похожая история с бывшим начальником финансово-экономического управления департамента по работе с проблемными активами Номос-банка Алексеем Медведским пока не получила завершения. В 2012 г. менеджер банка имел полномочия регистрировать и хранить уставные и правоустанавливающие документы, нанимать гендиректоров проектных компаний и организовывать финансирование сделок с проблемными кредиторами. Он работал в банке с 2009 г. и с момента прихода туда занимался управлением проблемной залоговой недвижимостью и возвращением активов от недобросовестных заемщиков. Но с конца 2012 г. Номос-банк перестал получать платежи по некоторым проблемным активам, находящимся под управлением Медведского. Внутреннее расследование показало, что последний назначил в проектные компании своих родственников и приближенных людей. С середины 2012 г. он получал платежи от арендаторов и использовал их в целях личного обогащения.

Рыночную стоимость похищенной залоговой недвижимости в Номос-банке оценили в 3–3,5 млрд руб. В марте прошлого года Номос-банк сообщал, что Алексей Медведский утратил доверие руководства и отстранен от исполнения служебных обязанностей по работе с проблемными активами до получения результатов расследования. Менеджера задержали 17 июля 2014 г. в рамках расследования уголовного дела о переводе активов в собственность компаний, подконтрольных Медведскому. Это два здания – на Садовнической набережной и Садовнической улице. Ему предъявили обвинение по части 4 статьи 159 УК РФ (мошенничество) и арестовали на два месяца. При этом он уже находился под подпиской о невыезде по другому уголовному делу, тоже связанному с выводом залоговой недвижимости из собственности Номос-банка на подконтрольное ему юридическое лицо. Тогда речь шла о зданиях на Волоколамском шоссе. Номос-банк получил эти здания в качестве актива по просроченным кредитным обязательствам.

Алексей Медведский самовольно уволил гендиректора компании «Регион», созданной банком для управления этой недвижимостью, и сменил собственника. Главой «Региона» Медведский назначил подконтрольное ему лицо. Производственные и офисные помещения стоимостью около 2,5 млрд руб. в 2012 г. должны были быть переданы инвестору – компании Abilon Equities – в обеспечение средств, полученных на выкуп недвижимости у банка. Вместо этого Медведский в 2013 г. вывел недвижимость на собственные фирмы «Директ-М» и «Верслас», а ООО «Регион» начал готовить к ликвидации, предоставив в Арбитражный суд второй экземпляр векселей.

В этом процессе господину Медведскому активно помогает юридическое агентство «Атис», возглавляемое Ириной Татаренко и Надеждой Ситниковой. Кстати, их имена, по сообщениям СМИ, фигурируют в делах о фиктивных банкротствах. И это еще одна проблема, существующая в околобанковской среде.

Различные юридические структуры оказывают услуги по ликвидации, банкротству юридических лиц, часто не вдаваясь в существо происходящего и действуя в интересах мошенников. Нередко их деятельность связана с коррупционной составляющей, так как они вынуждены добиваться необходимых заказчику решений арбитражных судов, налоговых органов и т.п. любым способом. В этом сегменте и существуют различные «решальщики».

Еще одно обвинение Медведскому предъявлено 31 июля 2014 г. – причинение имущественного ущерба, совершенное группой лиц, – по факту присвоения более 23 млн руб. арендных платежей, полученных на Садовнической улице. Во всех этих делах фигурирует и брат Алексея Медведского Михаил. Он являлся и генеральным директором, и учредителем подконтрольных ему и брату фирм, а кое-где и управлял похищенными у банка объектами. В настоящее время Михаил пустился в бега и объявлен в розыск.

В ноябре 2014 г. следственными органами возбуждено еще одно уголовное дело по незаконному завладению братьями Медведскими зданиями на Ярославском шоссе, 19 и хищению 286 млн руб. со счета проектной организации Номос-банка.

Сумма ущерба, нанесенного Номос-банку братьями Медведскими и их соучастниками, оценивается минимум в 3,5 млрд руб. Это оценочная стоимость залогов по состоянию на начало 2013 г. без учета незаконно полученных арендных платежей, что может составить еще довольно приличную сумму с шестью нулями.

Для корпоративных заемщиков сейчас наступают тяжелые времена. Эксперты прогнозируют повторение 2008 г., когда западные кредиты оказались недоступными (только не из-за мирового кризиса, а из-за санкций против России), а внутри денег нет (ставка ЦБ – уже 17%). Грядет череда банкротств, следовательно, заложенные активы будут переходить в собственность банков. Проблема в том, что финансовые структуры стараются не обременять себя лишними активами, переводя их на дружественные компании.

Здесь и существует опасность их потерять, так как в этом случае, как показал опыт Номос-банка, многое зависит от порядочности и моральных качеств персонала. Впрочем, истории последних нескольких лет демонстрируют, что банки набираются опыта в борьбе с мошенниками. «В последнее время было не так много громких дел, связанных с кражей активов, в основном выводились деньги на счета дружественных структур самими собственниками обанкротившихся банков, – комментирует аналитик «Инвесткафе» Михаил Кузьмин. – Помимо самих банков, за их непрофильными активами смотрит и Центробанк, чтобы у кредитного учреждения не было чего лишнего». По мнению эксперта, и у ЦБ, и у самих банков существует огромное поле для работы в вопросе с непрофильными активами.

Еще по теме