$ 76.41
 91.36
£ 102.08
¥ 73.21
 84.23
GOLD 1785.85
РТС 1281.97
DJIA 29638.64
NASDAQ 12198.74
мнения

Дания провоцирует меховой кризис

Фото: ТАСС Фото: ТАСС

Дания — глобальный лидер по производству натурального меха — отказывается от звероводства. То, что зеленые активисты не могли сделать десятилетиями, коронавирус осуществил за пару месяцев. Из-за угрозы передачи мутировавшего вируса от норки к человеку правительство этой скандинавской страны решило уничтожить все поголовье — 17 млн животных. Миру грозит меховой дефицит и рост цен на шубы. Об этом «Ко» рассказал Сергей Столбов, президент Российского пушно-мехового союза, вице-президент Международной меховой федерации.

Сергей Георгиевич, как можно воспринимать инициативу датских властей?

— На мой взгляд, это варварская акция: несколько выявленных случаев заболевания у животных еще не повод ликвидировать миллионы норок. И не просто ликвидировать, а утилизировать. Ведь можно было хотя бы шкурки использовать для дальнейшего производства меховой одежды. Как говорят специалисты, если пушнина полежит несколько дней, даже без дополнительной обработки, вирусы могут исчезнуть. Но датские власти распорядились иначе, и я этому не очень удивлен. Если помните, в Дании в зоопарке когда-то были публичные расчленения животных.

В целом в Европе давно взят курс на запрет звероводства, и коронавирус в этом подыграл политикам, и зеленым, и защитникам прав животных. Конечно, печально, что в угоду политическим амбициям будет уничтожен лучший генофонд норки — результат десятилетий труда ученых и звероводов, работающих в этой отрасли. Вот это плохо!

Дания — один из лидеров пушной индустрии. Как уничтожение поголовья норки может сказаться на глобальном рынке?

— На Данию приходится около 45 % мирового пушного производства. Конечно, уничтожение поголовья приведет к определенному дефициту и повышению цен на пушнину и на готовую продукцию.

По вашей оценке, насколько могут подорожать норковые шубы?

— Конечная продукция, как и пушнина, может подорожать вдвое, потому что сегодня цены на шкурки и на готовые изделия находятся на минимуме за последние 15 лет.

Поэтому, если вы хотите порекомендовать читателям лучшее время для покупки шубы, то оно наступило. Цены ниже опускаться не будут даже во время распродаж. Да и распродаж может не быть в этом году, потому что все-таки меховщики и звероводы ожидают повышения цен в связи с датской ситуацией.

Минпромторг выступил с заявлением, что этой ситуацией могут воспользоваться и отечественные производители меха. Способна ли российская индустрия заместить датскую норку?

— Наше твердое убеждение, что ситуация в Дании, какой бы прискорбной и варварской она ни была, российскому звероводству может быть только на пользу. Если бы еще со стороны правительства были предприняты какие-то шаги, содействующие развитию отрасли...

На сегодняшний день мы производим чуть больше 1,5 млн шкурок норки, по сравнению с 17 млн датской норки — это десятая часть. Для того чтобы хоть как-то удовлетворять спрос, отечественной меховой индустрии нужен рост производства пушнины примерно в два-три раза. Для резкого увеличения у действующих хозяйств ресурсов практически нет: пандемия финансово их истощила, и без содействия государства в этом вопросе не обойтись.

В первую очередь бизнесу нужна отмена НДС на производимую пушнину и возврат к сельхозналогу. Естественно, нужно финансовое обеспечение в виде льготных кредитов.

Многое будет зависеть и от успешной реализации продукции в этом сезоне. Сейчас как раз идет убой пушных зверей на шкурки — значит, появляется возможность поправить финансовое положение предприятия.

Повлияла ли как-то пандемия на спрос на меховые изделия?

— К сожалению, с апреля по август продажи готовых изделий упали почти в 10 раз. Это адекватная реакция потребителей: мы производим продукцию не первой необходимости, в приоритете у людей были траты на продовольствие и лекарства.

В сентябре был всплеск продаж, но в октябре, несмотря на явное приближение зимы, показатели снова снизились, так как в очередной раз ухудшилась ситуация с коронавирусом. В итоге по сравнению с прошлым годом идет значительное отставание темпов реализации продукции.

Без учета пандемии тренд в продажах был восходящий или нисходящий? Натуральные шубы стабильно популярны?

— В сезоне прошлого года также было снижение на 30–35 %, что связано с непривычно теплой зимой. В целом в последние годы тренд был на снижение популярности меховых изделий. С одной стороны, это объясняется тем, что такая продукция не покупается ежегодно, а обеспеченность населения уже была достаточно высокой. Что греха таить, в мире усилиями Китая было перепроизводство шкурок норки и готовых изделий из нее, не всегда качественных. В 1990-х годах мировое производство составляло 30–35 млн шкурок норки, а в 2015 году его довели до 90 млн. При этом индустрия пошива способна потреблять максимум 40 млн. За несколько лет накопился определенный запас, что способствовало снижению цен на шкурки почти в два раза, и в то же время падала цена и на готовые изделия. Изделия стали более доступны, что отчасти снизило их привлекательность. Рынку нужен небольшой дефицит — сегодня спрос как раз приходит в соответствие с производством, выравнивается.

Не грозит ли России дефицит меха?

— В связи с низкими объемами продаж готовых изделий у производителей пока есть запас пушнины от прошлых сезонов. Кроме того, урожай этого года позволит российским звероводам в текущем сезоне обеспечить потребность нашего мехового производства непосредственно российской продукцией.

Сколько сейчас в России зверохозяйств?

— По статистике у нас 32 зверохозяйства. Основные регионы, где производят пушнину, — это Подмосковье, Тверская и Калининградская области. Они дают продукцию в достаточно большом количестве, конкурентоспособного качества и ассортимента. Эти предприятия в последние годы завозили живых зверей из Дании с целью обновления генофонда.

Это бизнес-направление может быть инвестиционно привлекательным?

— Да, при достижении конкурентоспособных цен на продукцию. Тем более что инвестиции достаточно быстро — в течение трех-пяти лет — окупаются и для старта практически нет технологических или иных сложностей. Так что число зверохозяйств должно начать расти.

Можно ожидать, что это произойдет в ближайшее время с учетом той мировой ситуации, которая сложилась на пушном рынке?

— До окончания пандемии делать прогнозы преждевременно: бизнес в плане инвестиционной деятельности заморозился. Хотя сейчас глобальная конъюнктура очень привлекательная. Вслед за датскими норковыми фермами могут последовать зверохозяйства прибалтийских стран. И в Польше нижняя палата парламента уже приняла решение о ликвидации звероводства с выплатой компенсации. А это 5-6 млн норок ежегодно.

Вокруг создается голая пустыня, и у нас есть сегодня все шансы вернуть себе звание лидера в этой индустрии. До 1991 года Советский Союз производил 35 % мировых объемов пушнины, а сегодня — 3 %. В связи с ослаблением конкуренции в производстве шкурок можно подтянуть и звероводство, и меховую отрасль. Все должно возвращаться на круги своя. Нам хотелось бы на это надеяться!