$ 71.50
 80.39
£ 89.15
¥ 66.50
 75.65
GOLD 1775.99
РТС 1235.18
DJIA 25827.36
NASDAQ 10207.63
мнения

Добыча из сланцевых пород: вред или польза?

Фото: ТАСС Фото: ТАСС
Михаил Крутихин, партнер RusEnergy

Американская «сланцевая революция», которая сделала США крупнейшим в мире производителем нефти и природного газа, произошла как удачная комбинация нескольких совсем не революционных обстоятельств.

Разработчики недр удачно объединили две хорошо известных технологии: бурение скважин с горизонтальными участками и гидроразрыв пласта (ГРП) для добычи из плотных пород с низкой проницаемостью.

Горизонтальное бурение появилось в Соединенных Штатах в 1929 году и стало широко использоваться в коммерческих целях с начала 1980-х годов, а изобретенный американцами в 1947 году ГРП сейчас применяется на 60% всех скважин в мире. Скважина с горизонтальным участком заменяет несколько вертикальных стволов, поскольку на протяжении до полутора-двух километров проходит внутри пород, насыщенных нефтью и газом. Это минимизирует воздействие на другие слои недр – такие, как, например, водоносные горизонты, сквозь которые надо пройти, чтобы добраться до залежи углеводородного сырья. К горизонтальному бурению у экологов претензий нет.

ГРП (он же «фрекинг» или «фракинг») – это метод создания трещин и микротрещин в плотной породе, насыщенной нефтью и газом, чтобы сырью было легче поступать в ствол скважины. Трещины возникают в результате гидродинамического удара – повышения давления в закачанной в ствол жидкости с последующим заполнением проппантом – калиброванным песком, который не дает появившимся каналам схлопываться. К этому методу защитники природы относятся с предубеждением. Дошло до того, что эту технологию под давлением испуганной общественности запретили в нескольких штатах США и в отдельных странах – таких, как Франция. В Великобритании и ЮАР, напротив, введенный поначалу запрет отменили, когда тщательно проанализировали воздействие ГРП на окружающую среду и доказали, что данная технология не вызывает ни землетрясений, ни загрязнения водоносных горизонтов.

В 2010 году в США появился пропагандистский документальный фильме Gasland, где утверждалось, что применение ГРП якобы ведет к появлению метана и вредных химикатов в воде артезианских скважин. Обвинения эти были быстро и убедительно опровергнуты как фальшивки, но число любителей повторять эту туфту не уменьшается.

Российский опыт

Обе технологии нашли широчайшее применение в России. Оператор проекта «Сахалин-1» компания Exxon Neftegas даже поставила мировой рекорд по длине горизонтального участка скважины – более 12 километров, дотянувшись с берега до дальней залежи, расположенной под морским дном на сахалинском шельфе.

А если вспомнить, что значительная часть российских нефтяных ресурсов (до 70% всей оставшейся нефти) относится к категории трудноизвлекаемых, понятно, что разработка месторождений в плотных породах с низкой пористостью невозможна без ГРП. Одна только «Роснефть» проводит ежегодно больше двух тысяч операций по гидроразрыву пласта, хотя бывший глава компании Сергей Богданчиков некогда называл фрекинг варварским методом, ведущим к «разграблению» месторождений.

Сергей Богданчиков Сергей Богданчиков. Фото: ТАСС

Надо отметить, что породы, в которых делается гидроразрыв для увеличения притока нефти и газа в скважину, совсем не обязательно представляют собой пресловутые сланцы. Это, кстати, иногда помогает операторам, которые с 2014 года столкнулись с американскими санкциями – с запретом технологического содействия России в разработке «сланцевой нефти». Так, норвежская компания Equinor, которая сформировала с «Роснефтью» совместные предприятия для разработки трудноизвлекаемых запасов нефти, вначале употребила термин «сланцевые» в учредительных документах, однако потом исправила его на «известняковые», что соответствовало геологической категории пластов – и это помогло избежать санкций.

Варвары по факту и в вымыслах

Нашей нефтедобывающей отрасли не привыкать к подлинно варварским методам работы. «Героическое освоение природных богатств» в советское время оставило тяжелейшее наследие в виде загубленной природы и наспех разработанных месторождений, где ускоренные способы извлечения нефти в ущерб рациональной упорядоченной эксплуатации недр вели к тому, что значительная часть запасов, которые можно было бы извлечь, насовсем оставалась под землей.

Озера разлитой по тундре нефти, тысячи тонн ржавого металлолома – такую картину увидели на Самотлоре специалисты компании ВР, которые получили права на эксплуатацию легендарного западносибирского месторождения. Делегация британских парламентариев, которую они привезли на промыслы, была в шоке и назвала последствия советских методов недропользования «экологической катастрофой». Стоимость работ по рекультивации загаженной территории составила для ВР больше миллиарда долларов.

Разливы нефти были в то время обычным делом. Некоторые межпромысловые нефтепроводы выглядели как «ёжики» - линейные бригады ремонтников из года в год забивали трещины в трубах деревянными клиньями…

И уж совсем дикой практикой стала программа «мирных атомных взрывов» на нефтепромыслах. Десятки раз ядерные заряды взрывали на глубине примерно полтора километра, а некоторые – и на меньшей глубине, рассчитывая таким «фрекингом» увеличить отдачу нефтеносного пласта. Эффект был краткосрочным и минимальным.

В сравнении с советскими методами разработки нефтегазовых месторождений американская «сланцевая революция» никак не заслуживает эпитета «варварский». При этом не может не настораживать продолжающаяся в России негативная риторика в отношении современных, проверенных и экологически безопасных технологий, к которым относятся и технологии ГРП, муссирование домыслов о «черной воде из-под крана». С другой стороны, в одобренной в мае президентским указом Доктрине энергетической безопасности Российской Федерации к категории рисков отнесена «избыточность требований, касающихся обеспечения экологической безопасности». Иными словами – нефтяное лобби хотело бы избежать наказаний за издевательство над окружающей средой и заручилось в этом поддержкой на самом высоком государственном уровне.