GOLD 1582.40
РТС 1008.85
DJIA 21181.48
NASDAQ 7201.80
стиль

«Эпоха от-кутюр возвращается»

Фото: Александр Кулага /  пресс-служба Столыпин-форума Фото: Александр Кулага / пресс-служба Столыпин-форума

В разгар пандемии один из самых прогрессивных домов моды Balenciaga отказался от традиционного показа своей новой коллекции. Команда Демны Гвасалия предпочла ему новый жанр — компьютерную игру. Ее персонажи, как герои классических антиутопий, блуждают по городу будущего и примеряют на себя диджитал-наряды. Бренды подхватили этот тренд и другие постковидные «фишки»: Dolce & Gabbana выпускает NFT-токены, а Gucci экспериментирует с виртуальной реальностью. О новых измерениях в мире моды журнал «Компания» поговорил с основателем Русского дома моды Chapurin Игорем Чапуриным.

В эпоху пандемии на первый план в индустрии моды стали выходить новые цифровые форматы. Большие модные дома устраивают показы в онлайне, выпускают свои первые NFT-токены и даже выходят на рынок видеоигр. Как вы относитесь к этим трендам?

— «Цифра» действительно уже захватила все сферы жизни человека. И индустрия моды также переживает некую трансформацию. Сегодня вы можете заглянуть в цифровые примерочные, с помощью фильтров наложить на себя модную одежду или купить цифровое платье. Женщине не обязательно перекрашиваться в блондинку, чтобы понять, подойдет ли ей новый цвет волос: для этого уже придумали специальные программы. То же самое с одеждой: приложить к себе какую-то вещицу в интерактивной примерочной — это здорово и прогрессивно.

Замечательно, когда «цифра» экономит твое время и дает некий момент комфорта. С другой стороны, когда ты покупаешь одежду, ты хочешь потрогать ткань, понять ее тактильные инструменты. Это отдельный вид удовольствия, и человек не должен его лишаться. «Цифра» хороша, но только на уровне сравнительных характеристик.

То есть полный переход мира моды на «цифру» невозможен и нынешние тренды окажутся временными?

— Глобальная цифровизация представляет собой большую подмену реальности, замену живой материи иллюзорной. Ты можешь купить цифровое платье, сфотографироваться в нем, выложить фото в Instagram, а через какое-то время оно растворится. Для меня это страшно, потому что все это фальсификация. Когда я прочел роман Виктора Пелевина iPhuck 10, то понял, что меньше всего мне хотелось бы жить в описанном им времени. Соцсети — это прекрасная площадка для получения быстрой информации. Но в то же время это место, где люди замыкаются и закрываются в себе. Эта история, как мне кажется, делает общество очень ранимым.

«Цифра» не сможет заменить любовь, отношения, тактильность. И человек не должен превращать свою жизнь в имитацию. Можно сидеть дома, есть жирную пищу, не следить за собой (ведь есть суперфильтры, которые тебя «спасут»), но последствия будут опасными. 

Еще один важный тренд в модной индустрии — тренд на осознанность. Вы чувствуете, как он влияет сегодня на рынок?

— Мы все сейчас говорим о климате и потихоньку начинаем осознавать, что человек натворил с этой планетой. Виной тому — безбашенность масс-маркета, внушающего потребителю, что свитер можно купить за два доллара, а завтра приобрести новый, другого цвета. Одежда — это дизайн, огромный труд людей, она не должна быть одноразовой. Именно эта одноразовость привела экологию к тому кошмару, в котором она оказалась.

Если еще несколько лет назад все говорили, что от-кутюр умирает, то сейчас говорят о его возрождении. Потому что прекрасный кашемировый свитер можно носить несколько лет, и он сохранит природу. Женские маленькие черные платья из прекрасной ткани сохранят природу. Осознанное потребление не даст возможности постоянно производить дешевый продукт с массой нарушений химических норм.

Можно сказать, что ваш бренд этому тренду следует?

— Да, мы следуем. Я не состою в Гринписе и не пишу лозунгов, но я умею работать с разными материалами и принимаю те звонки, которые нам дает природа. Если у меня есть выбор, то я, конечно, использую материалы, которые берегут эту планету.

Экологичность очень важна для индустрии. Я за то, чтобы использовать в том числе экокожу, экомех. И, мне кажется, люди стали спокойней это воспринимать. И даже обеспеченные женщины уже так не гонятся за шубами из натурального меха. Тем не менее у меня есть клиенты, которые не могут носить синтетику. Я помню свой разговор с Аллой Пугачевой, она говорила: «У меня очень аллергичная кожа, я не могу это носить». И мы не можем заставить таких людей носить то, что им не нравится. Во всем должна быть разумная история.

Сохраняется ли в постковидную эпоху восприятие моды как инвестиции?

— Культ хороших дорогих предметов сегодня возвращается. В эпоху пандемии аналитики много говорили о том, что люди начали больше интересоваться украшениями, часами и т. д. Они снова стали инвестировать в предметы роскоши. Ту же тенденцию я вижу и на примере своих клиентов. Это говорит о том, что мы возвращаемся к вечным ценностям — к качеству и уникальности. Вещи перестают быть разменной монетой, потому что они создают наш мир, визуальный комфорт и мнение о нас. Это всегда было важно. 

Как обстоят дела у наших дизайнеров за рубежом? Насколько они сегодня интересны миру?

— Модной индустрии как таковой в России нет, и говорить о ее востребованности за рубежом не приходится. Мы сейчас только создаем некий фундамент для следующего поколения. Мы не знаем, что будет дальше, поскольку сейчас общество довольствуется модой футболок и худи.

Есть российские имена, которые узнаваемы и востребованы в мире благодаря нашим показам на Западе. Через них мир познает современную российскую моду. Но молодые бренды, как правило, не хотят ассоциироваться с Россией. Многие из них не стремятся адаптировать свою культуру к западному восприятию, не рвутся в эту зону обязательной родословной.

Не так давно мы могли гордиться тем, что наши дизайнеры одевают весь западный шоу-бизнес — от Бейонсе до Уитни Хьюстон. И Запад это воспринимал с восторгом. Я уверен, что новое поколение также найдет нужные точки соприкосновения, создаст что-то новое и войдет в историю. Для этого важно не просто участвовать в жизни западных домов моды и рассказывать, как ты интересен Западу, — важно, чтобы к тебе прислушивались, а это нужно заслужить.

Насколько охотно бизнесмены в России интересуются модой?

— Мы бренд, который создает и женскую, и мужскую одежду. Я вижу много холеных успешных мужчин, которые за собой следят. Думаю, это важно делать из уважения к людям, с которыми встречаешься на важных переговорах. Я говорю сейчас о некой бизнес-элите, она присутствует не только в Москве и Петербурге, но и в регионах тоже. Мне очень приятно наблюдать за современными мужчинами, которые в бизнес-среде олицетворяют современность. Мне кажется, синдром хорошего вкуса в России довольно активно развивается.

Кого можно назвать иконой стиля среди российских бизнесменов?

— У нас, к сожалению, существует такое мнение еще со времен Советского Союза: не выделяйся и не будешь наказан. Думаю, многие у нас этому совету следуют. Икона стиля — это ведь человек, на которого равняются. У нас не равняются ни на кого, так как по возможности каждый старается не выделяться. И я этих людей вижу и соприкасаюсь с ними по роду своей деятельности. Но я также вижу людей, которые заморачиваются, какого цвета у него подкладка на пиджаке или петля на рукаве. Это приятно, когда человек интересуется модой, трендами, хочет быть олицетворением времени, в котором живет.


Еще по теме