GOLD 1582.40
РТС 1008.85
DJIA 21181.48
NASDAQ 7201.80
бизнес

ESG-миражи: куда заведет российский бизнес экоответственность

Фото: 123rf/legion-media Фото: 123rf/legion-media

Чистый фейк и фейк не сильно осмысленный — на эти две категории глава Росприродназдора Светлана Радионова разделила все ESG-отчеты отечественного бизнеса. Топ-менеджеры поспешили возразить: все три буквы осмыслены, на путь зеленого исправления встали. А иначе нельзя, подтверждают аналитики. Как заметил в ходе конференции «Визионеры» профессор экономики парижской Школы политических наук Сергей Гуриев, если сегодня у компаний еще есть выбор — деньги или устойчивое развитие, то через 10 лет альтернатива исчезнет, и рынок начнет наказывать бизнес за неучастие в экологической работе и сомнительные сделки. Особенно актуальна зеленая тема для тех российских компаний, которые в условиях неразвитого фондового рынка в стране все еще надеются получить долгие деньги за рубежом.

Методичка для привлечения «зелени» 

Как отмечали участники конференции «Визионеры», сегодняшний рынок характеризуется снижением маржинальности и ростом конкуренции, поэтому компании вынуждены соперничать вокруг новых этических ценностей. По мнению Сергея Гуриева, мир движется в сторону зеленого ценообразования быстрее, чем мы думали.

«В допандемийную эпоху казалось, что надо что-то сделать, чтобы цена тонны СО2 достигла 30 евро. Сегодня рыночная цена в Европе больше 60 евро», — отметил экономист.

Если на Западе принуждение бизнеса к социальной ответственности шло одновременно со стороны и потребителя, и регулятора, то в России инициатором ESG-повестки выступил сам бизнес. В первую очередь компании-экспортеры и иностранные юрлица с уже сложившейся этикой, пришедшие на наш рынок.

Постепенно стало заметно движение государства в этом направлении. У президента недавно появился спецпредставитель по повестке устойчивого развития в лице Анатолия Чубайса. Минэк разрабатывает таксономию по единому ESG-стандарту, а ВЭБ.РФ — требования к зеленым облигациям.

По словам вице-президента ВЭБ.РФ Дмитрия Аксакова, правительство более полутора лет назад дало институту развития задание написать российскую методичку по зеленым кредитам и облигациям. Опираясь на западную практику, в ВЭБ подготовили свод зеленых видов деятельности. В конце 2020 года он был внесен на рассмотрение в правительство — авторы получили комментарии от профильных министерств и рынка, а затем внесли изменения. Сейчас, по словам Дмитрия Аксакова, документ проходит последние согласования перед подписанием у премьер-министра.

«Документ не окончательный, он будет тестироваться рынком и совершенствоваться. Но это хороший старт для зеленого финансирования в России, — подчеркивает Дмитрий Аксаков. — Мы рассчитываем, что первыми пользователями этих инструментов будут крупные компании, проводящие масштабную экологическую модернизацию».

По мнению Дмитрия Аксакова, больше всего в возможности привлечь зеленые деньги заинтересованы производители удобрений и металлов, так как их нормы нового трансграничного углеродного налога коснутся в первую очередь. На них, по его оценкам, на начальном этапе будет приходиться более 50% российского рынка зеленого финансирования. 

В ожидании стандартов 

Несмотря на то что документ официально не вышел, «черновик» активно используется — инвестиции уже идут. Дмитрий Аксаков привел в пример РЖД, которые выпустили международные зеленые облигации, что позволило корпорации занять по рекордно низкой ставке и расширить пул инвесторов. Привлеченные таким образом полмиллиарда евро планировалось пустить на рефинансирование кредитов, привлеченных на покупку электровозов и пассажирских поездов «Ласточка».

То, что для западных поставщиков капитала следование компании ESG-принципам становится все важнее, подтвердила исполнительный вице-президент по устойчивому развитию АФК «Система» Виктория Блатова.

«Есть кейс Ozon, который, не имея публичной нефинансовой отчетности, был суперпопулярен среди инвесторов, когда выходил на IPO, но мы получили комментарии скандинавских фондов, которые не смогли поучаствовать, так как из-за недостатка информации не заполнили ESG-анкеты», — рассказала Виктория Блатова.

В случае IPO еще одного актива «Системы» — Segezha Group, который размещался на Московской бирже, порядка четверти инвесторов, по словам Блатовой, точно спрашивали про ESG-отчетность.

«Почти половина акций в свободном обращении держатся фондами и инвесткомпаниями, которые уже заявили о своей приверженности принципам устойчивого развития и являются подписантами Climate Action 100 (инициатива международной группы инвесторов — держателей активов более чем на 30 трлн долларов, нацеленная на снижение негативного воздействия на климат. — Прим. ред.). Мы понимаем, что, если не будем отвечать на запрос, мы эту половину можем потерять», — признала Блатова.

При этом даже внутри одной корпорации отсутствует система сбора данных, нет единых стандартов отчетности. 

Быть зеленым, а не казаться

Внедрение системы мониторинга экологических показателей — задача следующего года, уверяет Дмитрий Аксаков. Представитель ВЭБ говорит, что в течение 2022 года будут созданы специальный калькулятор и система метрик, но пока в пилотных проектах показатели согласовываются «от случая к случаю».

Отчасти отсутствие стандартов и дает повод подозревать бизнес в Green Washing (безосновательном позиционировании компании как экологичной — Прим. ред.).

«Это реальность: многие компании во всем мире делают вид, что занимаются зелеными инвестициями, — отмечает Сергей Гуриев. — Мы идем по пути, где ESG-отчетность, особенно у крупных компаний, особенно у торгующихся на бирже, будет аудироваться международными сертифицированными аудиторами».

А вот верификация обещаний типа «мы достигнем углеродной нейтральности к 2030 году» бессмысленна, так как неизвестно, какие технологии будут рабочими на тот момент для этого производства. Тем не менее стимул выполнять обещания есть: отложенный опцион, который подразумевает премирование пусть уже бывшего топ-менеджера за достигнутые к обещанному времени результаты.

«В будущем мы увидим больше бонусов, привязанных к ESG-показателям, включая clawback (возврат компании ранее выплаченных средств — прим. ред.)», — уверен Сергей Гуриев. По его мнению, в эпоху абсолютной прозрачности репутационные механизмы более эффективны: действия бизнеса мгновенно отражаются на стоимости акций на фондовом рынке.

Около 30% россиян голосуют рублем за более экологичные товары. Это представители возрастной группы 15–30 лет. Такие данные во время конференции «Визионеры» привел руководитель группы по оказанию услуг в области устойчивого развития «Делойт СНГ» Иван Кухнин.

Плюсы ESG-трансформации бизнес сможет ощутить через 5–10 лет — обойдя конкурентов, которые сегодня не думают о сохранении природного разнообразия или социальном равенстве.

Ускоренному переводу бизнеса на зеленые рельсы может способствовать и экологизация госзаказа. В Москве власти с 2010 года пытались по новым правилам закупать автомобили, топливо «Евро-5», офисную бумагу…

«Не скажу, что хорошо пошло, но какой-то опыт мы получили, — говорит руководитель департамента природопользования и охраны окружающей среды Москвы Антон Кульбачевский. — В перспективе от 5 до 10 лет вполне реально запустить зеленый госзаказ, регуляторику подтянуть».

Летом столичные чиновники выступили с инициативой придать ответственным госзакупкам официальный статус. По словам Кульбачевского, если хотя бы 1% госзаказа станет зеленым (а общая сумма закупок — 10–12 трлн рублей в год) — это станет для бизнеса хорошим ориентиром.