$ 73.78
 86.57
£ 95.92
¥ 69.55
 80.48
GOLD 1972.33
РТС 1252.04
DJIA 26662.92
NASDAQ 10903.06
мнения

Газопровод Израиль — Европа: очередной прожект?

Фото: Легион-Медиа Фото: Легион-Медиа
Михаил Крутихин — партнер RusEnergy

В минувшее воскресенье правительство Израиля одобрило рамочное соглашение с Грецией и Кипром о строительстве морского газопровода EastMed, который протянется более чем на две тысячи километров от израильских месторождений на средиземноморском шельфе до Греции и Италии. За два дня до этого соглашение ратифицировали кипрские законодатели. Документ был подписан в январе министрами энергетики трех стран.

Инициаторы нового проекта рассчитывают на успех. Первичное проектирование и изыскательские работы на будущей трассе профинансировали суммой 34,5 млн евро. Деньги дали Европейская комиссия и будущий владелец и оператор трубы IGI Poseidon — совместное предприятие греческой компании DEPA и итальянской группы Edison. По первоначальным прикидкам окончательное инвестиционное решение может быть принято в 2022 году, а начало эксплуатации газопровода начальной годовой мощностью 10 млрд кубометров запланировано на 2025-2026 годы.

Источников газа для наполнения будущей магистрали достаточно. Израильтяне уже эксплуатируют шельфовые месторождения «Левиафан» и «Тамар» и ориентируются на запасы в своих водах в размере около 900 млрд кубометров. У берегов Кипра тоже сделаны крупные открытия запасов — такие как «Афродита» на 130 млрд кубометров, месторождения «Калипсо» и «Главк». Поиски новых залежей и оценка открытий продолжаются.

Большинство сообщений российских СМИ об этом событии можно свести к одному тезису: у «Газпрома» появляется еще один конкурент, и отечественному газовому гиганту придется потесниться на южноевропейских рынках. Удар чувствительный, особенно если учесть нынешние сбытовые и финансовые проблемы «Газпрома». В Европе его не жалуют и часто переключаются на газ из других источников, как только появляется такая возможность.

«Газпром» много сделал для того, чтобы завоевать репутацию ненадежного партнера и даже «инструмента Кремля», неожиданно прерывая или сокращая поставки газа и манипулируя ценами по политическим причинам.

Оценивать перспективы газотранспортных идей — дело неблагодарное, и даже самые сильные на первый взгляд аргументы в пользу или против проекта часто не срабатывают. Автор хорошо помнит, как он сам в роли начинающего аналитика нефтегазовой отрасли крайне отрицательно высказывался об идеях строительства газопровода Баку — Тбилиси — Эрзерум и нефтепровода Баку — Тбилиси — Джейхан. Казалось, все факторы — и политические, и экономические — указывали на неизбежный провал затеи. А сегодня оба трубопровода прекрасно работают…

И всё же на пути строительства EastMed стоит немало преград. В глаза сразу бросается ситуация на газовых рынках, где тон (а заодно и цены) задают поставщики сжиженного природного газа: этого добра сейчас намного больше, чем требуется мировой экономике. Вкладывать больше 6 млрд евро в газопровод довольно скромной мощности, когда потребителю на юге Европы достаточно заказать пару танкеров-газовозов, чтобы погасить вдруг возникший дефицит?

Окупятся ли такие капиталовложения при нынешней «медвежьей» конъюнктуре, которая грозит сохраниться лет на десять-пятнадцать? Не стоит ли ориентироваться на европейские планы декарбонизации и отказа от ископаемых видов энергоносителей? На эти вопросы инициаторам проекта пока только предстоит ответить при оценке его коммерческой рентабельности.

Что там с потенциальными потребителями? Греция вроде бы собирается покупать 20 % газа из EastMed, но одновременно строит второй терминал по приему сжиженного газа. Она получает газ по системе TANAP из Азербайджана через Турцию и частично — от «Газпрома». Болгария, где «Газпром» пока остается монопольным поставщиком газа, уже подписала контракт на замену трети своего потребления газом из Азербайджана и прокладывает перемычку с Грецией для получения газа с терминалов СПГ. Потребление в балканских странах можно считать микроскопическим, и расти оно очевидно не собирается. Хорватия сосредоточена на СПГ.

Остается Италия, где на юге новый газ вообще не нужен (даже уже построенный трубопровод TAP из Турции через Грецию и Албанию воспринимается итальянцами как избыточный), а гнать его оттуда на север страны намного дороже, чем купить с хабов в центре Европы. Можно вспомнить газпромовский проект «южноевропейского газопровода» с Балканского полуострова (без уточнения источника) в Италию. Эта затея умерла в зародыше. В целом, если выбрать на глобусе регион, где реализация нового природного газа наименее перспективна, то это будет как раз южная Европа. С этой точки зрения проекты сжижения газа в восточном Средиземноморье — будь то у берегов Израиля или на шельфе Кипра — и экспорт СПГ в любую точку мира гораздо интереснее, чем дорогостоящая постоянная труба на крошечный усыхающий рынок.

С этой точки зрения проект EastMed чем-то напоминает давние, нашумевшие в прессе предложения прокладывать газопроводы в Европу через охваченную гражданской войной Сирию и восточное Средиземноморье аж из Катара и Ирана вместо экспорта в виде СПГ. Тогда тоже подписывались красивые меморандумы о взаимопонимании, но реальных инвесторов в бредовую и чудовищно затратную затею так и не нашлось.

Помимо коммерческих соображений в пользу отказа от EastMed есть и политические препятствия к его строительству. В первую очередь это позиция Турции, без согласия которой строителям не удастся пройти участок моря между Кипром и Критом.

В ноябре 2019 года Турция подписала меморандум о взаимопонимании с тем правительством Ливии, которое признается ООН, о демаркации акватории Средиземного моря. Евросоюз, Кипр и Греция выразили категорический протест, но турок это не убедило. В соответствии с границами, определенными меморандумом, трасса EastMed не может миновать эксклюзивную экономическую зону Турции. Если проект перейдет в практическую фазу, будет чрезвычайно интересно наблюдать работу трубоукладчиков под пушками кораблей турецкого военно-морского флота. В 2018 году турки уже прогоняли буровое судно итальянской компании Eni из акватории к востоку от Кипра. Сейчас к западу и востоку от острова работают турецкие суда, занимаясь разведкой шельфовых недр, а на юге, где кипрские власти выдали лицензию на геологоразведку итальянцам, Турция ведет сейсмические исследования. Протесты Евросоюза не производят на Анкару никакого впечатления.

С учетом экономических и политических факторов пока очень рано делать выводы и о практической рациональности EastMed, и о конкуренции, которую проект создает для «Газпрома». У российской компании в данной части рынка и без этого проблем хватает.