Top.Mail.Ru
$ 62.00
 108.40
£ 75.25
¥ 47.09
 61.80
Нефть WTI 112.04
GOLD 1846.67
РТС 1239.83
DJIA 31261.90
NASDAQ 11354.62
BTC/USD 29463.00
мнения

Газовая война в Европе: кто против кого

Фото: Jacobs Stock Photography Ltd / Getty Images Фото: Jacobs Stock Photography Ltd / Getty Images

Разговоры о том, что в Европе идет газовая война, слышатся не первый месяц. Сводки о рекордно высоких ценах на торговых площадках, сообщения об опустошенных подземных хранилищах газа, останавливающихся промышленных предприятиях и готовых замерзнуть обывателях обрушиваются на телезрителей и радиослушателей каждый день и каждый час. Что это: реально надвигающийся кризис в снабжении газом в зимний период или же Европа по воле поставщиков энергии действительно превратилась в театр военных действий? И кто против кого воюет, если это так?

Еще совсем недавно, при предыдущем американском президенте, все выглядело так, будто война и вправду объявлена. Трамп заявлял, что сжиженный газ из США должен вытеснить с европейского рынка российский «Газпром». Сбывается его угроза?

На первый взгляд, так оно и есть. Поставки сжиженного газа из Соединенных Штатов на днях превысили по объему импорт европейских стран из России. Суда-газовозы меняют курс с Тихого океана на Атлантику и идут в Великобританию, Польшу, Бельгию, Хорватию, Турцию и прочие страны Старого Света, где работают терминалы по приему и регазификации их груза. Цены здесь стали выше тех, которые готовы платить в Азии, что случается не так часто, и трейдеры переключили внимание на Европу.

Однако говорить, что делается это по воинственным заветам Дональда Трампа, мягко говоря, не стоит. Во-первых, направление поставок выбирает не Белый дом, не Конгресс США, не Госдеп и даже не НАТО. Решения такого рода принимают владельцы сжиженного газа, то есть те же трейдеры, и руководствуются они не инструкциями политиков, а чисто коммерческими соображениями, то есть пресловутым арбитражем — сравнением прибыли, которую можно в данный момент получить на том или ином рынке. Европа с ее высокими ценами сейчас стала для них приоритетным направлением.

А во-вторых, мы видим, что противник, обозначенный Трампом, сам начал отступление из Европы и повел себя совсем не так, как должна поступать коммерческая компания. Сократив поставки до минимума, то есть выполняя только ранее заключенные долгосрочные контракты, «Газпром» упускает колоссальную прибыль от реализации дополнительных объемов газа на баснословно выгодном рынке. Единственная возможная мотивация такой тактики — политические соображения, не имеющие ничего общего с нормальным бизнесом.

Соображения эти открыто и четко сформулировал президент Путин, который, в отличие от президентов американских, напрямую может давать указания «национальному достоянию». В конце прошлого года он несколько раз связал начало поставок новых партий российского газа в Европу с открытием газопровода «Северный поток — 2».

«Как только они примут решение о начале работы, в Европу сразу начнут поступать большие объемы, дополнительные объемы российского газа. Напомню, это 55 миллиардов кубических метров по году», — сказал Путин 29 декабря. Иными словами, Россия готова помочь европейцам пережить зимние холода, но только в том случае, если они согласятся получать газ не через Украину или Белоруссию с Польшей, а по новому маршруту.

Здесь стоит напомнить, что для дополнительного экспорта в Европу «Газпром» может, как и прежде, воспользоваться имеющимися газопроводами, совокупная мощность которых в полтора-два раза превышает необходимые для этого объемы. А чтобы подкрепить нажим, российский экспортный монополист вообще прекратил прокачку газа через Польшу и сократил ее через Украину.

Парадоксально, но сейчас сопротивляется открытию «Северного потока — 2» не Европа, а сам «Газпром». Германский регулятор сетевого энергорынка, который должен дать добро на эксплуатацию нового маршрута, согласился рассмотреть заявку «Газпрома» на том условии, что оператором подводного газопровода будет компания, действующая в рамках германской юрисдикции. «Газпром» же сделал оператором свою стопроцентную «дочку», зарегистрированную в Швейцарии. Казалось бы, зарегистрируй в Германии новое подразделение и подай от его имени новую заявку на сертификацию — и дело с концом. Однако именно этого «газпромовцы» и не делают, обвиняя в задержках немецкую сторону.

Судя по всему, российскому руководству пока выгоден именно бездействующий «Северный поток — 2», а не работающий. Это позволяет Москве раздувать слухи о неминуемо замерзающей Европе, способствовать тем самым росту цен на энергоносители и в результате добиваться политических целей, показывая всем, что без российского газа европейские мечты о зеленой энергетике и декарбонизации обречены на провал.

Отступая перед натиском торговцев сжиженным газом, «Газпром» преследует не тактическую, а стратегическую цель: сохранить позиции России как поставщика «углеродно-грязных» энергоносителей в противовес планам передовых в технологическим отношении стран ускоренными темпами перейти к возобновляемой энергетике.

Пока ситуация на «фронте» складывается не в пользу российской стороны. С учетом накопленных резервов и потенциальных поставок газа в сжиженном виде можно ожидать, что Европа эту зиму переживет, несмотря на отсутствие дополнительных поставок из России. На шантаж же европейские страны отвечают ускорением мер, нацеленных на декарбонизацию, то есть на снижение зависимости от чересчур политизированного поставщика, который уже не раз прекращал или сокращал поставки газа по приказу из Кремля.


Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции