$ 61.80
 68.29
£ 81.11
¥ 56.39
 63.73
Нефть WTI 60.33
GOLD 1487.50
РТС 1524.82
DJIA 28429.40
NASDAQ 8924.95
мнения

«Газпром» и Украина: никто не хотел уступать

Михаил Крутихин, RusEnergy Михаил Крутихин, RusEnergy

В конце ноября суд шведского округа Сева отклонил апелляцию «Газпрома» на решение Арбитражного института Торговой палаты Стокгольма, вынесенное в мае 2017 года. Таким образом, российская компания будет все-таки обязана выплатить «Нафтогазу Украины» 2,56 млрд $ плюс накопившиеся пени по спору о соглашениях 2009 года на поставку и транзит газа. Возможности для апелляций исчерпаны.

Наблюдатели, не связанные ни с одной из сторон спора, ожидали именно такой вердикт. Стоит напомнить о тех пунктах исходных соглашений, где говорится, что взаимные претензии должны быть урегулированы путем арбитража в Стокгольме, а решение арбитров «является окончательным, не подлежащим обжалованию и имеющим для Сторон обязательную силу». Под документами с такими обязательствами стоит подпись руководителя «Газпрома» Алексея Миллера, двусмысленности эти пункты не содержат. Это нормальная практика в отношениях хозяйствующих субъектов. Обещанное надо исполнять — иначе грош цена и подписанным соглашениям, и деловой репутации нарушившей контрактные обязательства компании.

В «Газпроме» это прекрасно понимают, и как только стало известно о решении Стокгольмского арбитража, компания выделила в своем бюджете необходимые для выплаты средства. И конфликт после этого можно было бы считать исчерпанным, однако вмешались обстоятельства, которые часто заставляют российский газовый гигант вести себя вопреки нормам цивилизованных деловых отношений.

Будучи компанией, контролируемой государством, «Газпром» не может самостоятельно пойти на выплату такой суммы без разрешения Кремля, а в Кремле такой шаг, судя по всему, заранее расценили как поражение — тем более позорное и неприемлемое, что выигравшей арбитражный спор стороной является украинская компания. Учитывая нынешнее отношение российских властей ко всему украинскому, «Газпрому» дали указание не платить, а подавать апелляции, пусть даже заведомо проигрышные и противоречащие обязательствам, которые компания взяла на себя в 2009 году. Этот маневр не только не привел к успеху, но и увеличил сумму выплаты на размер накопившихся пени, то есть уже почти до 3 млрд $.

Более того, «Нафтогаз Украины» подал иски в несколько европейских судов против российской компании, которая не выполняет арбитражное решение, и суды уже стали выносить решения в пользу истца. В итоге, когда истекут сроки апелляций, судебные приставы в ряде стран начнут арестовывать активы «Газпрома» для последующей их реализации в счет уплаты долга украинцам.

На основании сложившейся практики

В полемике, разгоревшейся после стокгольмского решения, российские официальные лица и связанные с «Газпромом» аналитики отрасли указывали на то, что арбитры не стали следовать букве соглашений. Так, по соглашению о поставках компания «Нафтогаз Украины» обязана была оплатить определенный объем газа, даже если не смогла его принять, — это так называемый принцип take or pay (бери или плати). С начала действия этого контракта украинский долг по этой позиции, как подсчитали в «Газпроме», достиг 56 млрд $, и именно такую сумму российская компания захотела получить, подав иск в Стокгольм.

Во встречном многомиллиардном иске «Нафтогаз» указал, что заложенная в контракт ценовая формула поставила украинских покупателей газа в неравноправное положение с другими европейскими клиентами «Газпрома» и требовала серьезного пересмотра с учетом цен, действующих на рынках Европы.

Арбитраж потому и называется арбитражем, а не судом, что он исходит не просто из формальных пунктов оспариваемых соглашений и контрактов, а опирается на сложившуюся практику отношений хозяйствующих субъектов. Он обязан учитывать интересы сторон так, чтобы не наказывать или поощрять спорщиков, а выработать приемлемое решение (win-win), которое позволит им сохранить и продолжить бизнес путем взаимных уступок. Иными словами, поставщики газа, сталкивающиеся с ситуацией, когда покупатель в силу разных объективных причин не может брать оговоренные объемы, как правило, идут на пересмотр контрактных условий. Они сохраняют таким образом свою рыночную нишу с перспективой ее расширения в будущем, когда у покупателя обстоятельства изменятся к лучшему. Случаев, когда поставщик идет на лобовое столкновение с обедневшим покупателем и требует невозможного, мировая практика знает очень мало.

Именно так и поступили арбитры в Стокгольме. Они отвергли часть искомых сумм как нереалистичные требования, не соответствующие рыночной ситуации, и в итоге пришли к выводу, что взаимные претензии могут быть погашены, если «Газпром» заплатит «Нафтогазу» те самые 2,56 млрд $. Напомним, что по согласию сторон решение это окончательное и обязательное для исполнения.

Лобовое столкновение

Россия платить не намерена. Именно это объявил президент Владимир Путин, выступая на форуме «Российская энергетическая неделя» в начале октября и предлагая украинцам снять все претензии. Развивая его мысль, глава «Газпрома» Миллер заявил на встрече с председателем российского правительства: «Мы предлагаем такой нулевой вариант, который бы полностью прекратил все судебные иски, все иски были бы отозваны, и была бы подведена черта под всей этой историей».

Понятно, что в Киеве отказ «Газпрома» от взятых на себя обязательств восприняли как неконструктивную позицию, не способствующую переговорам о продолжении прокачки российского газа в сторону Европы по истечении действующего десятилетнего соглашения 2009 года. Московский «нулевой вариант», то есть отказ платить по счетам, выдвинутый в качестве предварительного обязательного условия нового контракта по транзиту, стал главным препятствием на переговорах. О технических проблемах — таких как гарантированный объем прокачки и сроки соглашения — стороны могли бы договориться путем взаимных уступок без политической окраски, как цивилизованные участники энергетического рынка. Однако упорное нежелание Кремля идти на вариант win-win, чтобы не выглядеть «побежденными» со стороны Украины, мешает такому развитию событий.

Чтобы позволить российской стороне «сохранить лицо», в ходе переговоров, по некоторым данным, появилось предложение оплаты газпромовского долга натурой, то есть поставками газа украинским потребителям на нужную сумму. Пока трудно сказать, пойдут ли на это стороны, так как все переговоры имеют сильную политическую окраску, но решать вопрос и долга, и транзита как-то придется. В противном случае «Газпром» столкнется с новыми исками на много миллиардов долларов, а европейские клиенты российского газового поставщика — с новыми перебоями в снабжении.