$ 71.02
 80.19
£ 89.24
¥ 66.31
 75.74
GOLD 1774.24
РТС 1235.18
DJIA 25827.36
NASDAQ 10207.63
мнения

Именем закона!

Фото: 123rf/Legion-media Фото: 123rf/Legion-media
Алексей Вязовский — вице-президент Золотого монетного дома

Золото — актив с нулевым риском дефолта. Ему не грозит полная потеря стоимости в результате экономического кризиса, а власти, как известно, не могут «напечатать» желтый металл. Однако история пестрит примерами манипуляций золотом со стороны властей, в результате которых не только менялась стоимость драгметалла, но и он фактически принудительно изымался у населения.

Самым ярким примером является конфискация золота, которая была проведена американским президентом Франклином Делано Рузвельтом в 1933 году. Это действие оправдывалось необходимостью стабилизации денежно-кредитной системы во время Великой депрессии. В один прекрасный момент сбережения американского народа, считавшиеся наиболее надежными, были объявлены вне закона, и под страхом сурового наказания их следовало передать властям за цену ниже рыночной. В современной экономической ситуации (новая мировая депрессия), по мнению менеджера европейского хедж-фонда Odey European Inc Криспина Оди, сложились условия, которые могут снова вызвать у властей желание объявить золото своей собственностью. Являются ли оправданными такие опасения?

Экономика США оказалась в тяжелом состоянии, десятки миллионов безработных, высокая вероятность дефляции… Звучит как описание последствий пандемии 2020 года, не так ли? Однако речь идет о Великой депрессии. Тогда Рузвельт решился на девальвацию доллара относительно золота до 20 долларов за унцию по сравнению с европейским курсом около 29 долларов за унцию. После конфискации у населения монет, слитков и золотых сертификатов была установлена новая цена на золото — 35 долларов за унцию, что вызвало инфляцию, чего и добивалась власть. Сейчас все складывается аналогичным образом, но уже в мировом масштабе. К опасениям насчет дефляции, обвалу мирового ВВП и безработицы необходимо добавить еще один фактор. В результате пандемии коронавируса COVID-19 власти закачали в финансовую систему своих стран необеспеченную денежную ликвидность, что приведет к потере покупательной способности бумажных валют, в том числе доллара. На этом фоне золото является опасным конкурентом для этих валют. Простые граждане и инвесторы обратились именно к нему, чтобы обезопасить свои сбережения и портфели от последствий кризиса. Итак, денежный «навес» над современной экономикой растет с угрожающей скоростью. Балансы центральных банков ведущих стран мира увеличились на 5 трлн долларов с марта. Речь идет о США, ЕС, Великобритании и Японии.

По мнению инвестиционного директора Guggenheim Investments Скотта Мэйнерда, ФРС США может начать изъятие золота с рынка, чтобы уменьшить риски для доллара, связанные с финансированием бюджетного дефицита страны посредством запуска «печатных станков». Учитывая, что в центральных банках мира хранится около 35 тыс. тонн золота, монетизация этого актива, благодаря еще и конфискации драгметалла у населения, могла бы привести к стабилизации валют.

Если конфискация имела место в прошлом, то что помешает ей случиться сегодня?

В отличие от времен Великой депрессии, современная экономика не построена на базисе золотого стандарта, а рынок драгметалла стал глобальным. Первое обстоятельство объясняет то, что в большинстве ведущих стран мира население не использует желтый металл как средство расчетов. Второе указывает на низкую вероятность конфискации с точки зрения инфраструктуры глобального рынка. По данным Всемирного золотого совета за 2019 год, объем ежедневной торговли желтым металлом составлял 144 млрд долларов, отставая только от индекса S&P 500 (149,2 млрд долларов) и казначейских облигаций США на срок 1–3 года (149,7 млрд долларов). Драгметалл торгуется на оптовых внебиржевых рынках в физической форме, а на рынке фьючерсов — в «бумажной». В Лондоне хранится более 8 тыс. тонн драгметалла, обеспечивая доставку золота при истечении срока фьючерсов в Нью-Йорке. Торговля фьючерсами за золото осуществляется крупнейшими инвестиционными банками мира (Goldman Sachs Group Inc., UBS AG, HSBC и другие), а также хедж-фондами. Кроме того, инвестиционный спрос реализуется еще и в форме золотых биржевых фондов, паи которых достигли рекордного показателя к маю 2020 года — 3510 тонн (195 млрд долларов).

Следовательно, конфискация драгметалла как мирового инвестиционного, внебиржевого и биржевого, актива станет ударом по крупному финансовому капиталу, большим компаниям и банкам, который вряд ли приведет к желаемому с точки зрения властей той или иной страны результату как раз по причине глобальности и глубины этого рынка.

Что же касается спроса на слитки и монеты со стороны физических лиц, то он не является значительным. В первом квартале текущего года его объем был равен всего 240 тонн из 1000 тонн совокупного физического спроса. В то же время эти формы инвестиций в золото, наряду с популярными в России обезличенными металлическими счетами, являются наиболее уязвимыми с точки зрения осуществления конфискации, но для ее проведения необходимо создать реестр владельцев, ввести лицензирование дилеров и т.д. Некоторые попытки в этом направлении делают власти Германии и Индии, но речь идет об ограничении, а не о прекращении торговли или изъятии золота у инвесторов. По той причине, что в руках индивидуальных инвесторов находится не так уж много физического золота, властям нет резона осуществлять конфискацию.

Таким образом, несмотря на внешнее сходство экономической ситуации 1930-х годов в США и коронакризиса 2020 года, власти вряд ли позволят себе провести конфискацию золота у населения. Дело в том, что отсутствие золотого стандарта в течение последних 50 лет привело к фрагментации спроса граждан на желтый металл как на средство сбережения. Основными частными владельцами золота являются биржи, инвестиционные банки и хедж-фонды, торгующие как физическим, так и бумажным драгметаллом по всему миру, — а значит, властям будет очень трудно, да и почти невозможно с учетом их лоббистских возможностей, локализировать, регулировать и арестовать их огромные запасы инвестиционных монет и слитков.