$ 76.75
 91.11
£ 100.90
¥ 73.40
 84.91
GOLD 1926.11
РТС 1145.72
DJIA 28301.46
NASDAQ 11530.98
мнения

IT в Беларуси расцвели вопреки государству

Дмитрий Бируля Дмитрий Бируля

По данным Белстата за январь–июль 2020 года, предприятия сельского хозяйства внесли в ВВП Беларуси 3,3 млрд белорусских рублей, а компании в области информации и связи — 6 млрд. Успехи белорусских айтишников признаны миром. В 2016 году Facebook купила компанию Masquerade Technologies — разработчика приложения MSQRD. В августе 2017 года Google приобрела разработчика приложения для смены фона на фотографиях Fabby — компанию Aimatter. В чем феномен цифрового расцвета на картофельном поле и как на отрасли сказываются протесты и шатдауны, поговорили с ИТ-предпринимателем Дмитрием Бирулей, который сейчас живет на Гавайях.

На твой взгляд, почему ИТ в Беларуси достигли таких успехов?

— Я не вижу такой консолидации белорусского таланта в какой-нибудь другой сфере, как в IT. Беларусь — это уникальная страна в плане развития информационных технологий. У нее нет выхода к морю, нефти и газа, а заводы, большинство из которых — заведомо убыточны, полностью контролируются государством. В таких условиях молодежь не видит предпосылок для собственного роста и экономических перспектив для страны, поэтому для учебы выбирает направления, которые позволяют либо из дома работать с компаниями по всему миру, либо легко уехать в демократические страны. Под это описание таких направлений идеально подходит сфера информационных технологий. В итоге IT в Беларуси развивается вопреки сложившемуся инвестиционному климату.

Дмитрий Бируля родился в Минске. Окончил Белорусский государственный университет, факультет прикладной математики и информатики. Уехал в Сан-Франциско в 2009 году. Первой его работой в США стала компания coupons.com.

В 2016 году он вместе с Эрнестом Семердой из Австралии учредил компанию IQBoxy (позже — в 2018 году — переименовали в Veryfi). В 2017 году их компания попала в калифорнийский акселератор Y Combinator, через который в разные годы прошли Airbnb, Coub, Reddit, Dropbox, Disqus и другие компании. Дмитрий, как оказалось, стал первым белорусским IT-предпринимателем, прошедшим через Y Combinator.

Veryfi оцифровывает и извлекает информацию из платежных документов (чеки и инвойсы) с помощью технологий машинного обучения, что позволяет автоматизировать учет расходов бизнеса.

прочитать весь текст

Кроме того, в Беларуси — очень хорошая академическая математическая школа. Программисты занимают высокие позиции на глобальных турнирах. Например, мой одногруппник Иван Метельский в 2013 году выиграл международное соревнование по программированию Google Code Jam. Неудивительно, что большинство моих одногруппников уехало из Беларуси в США, Австралию, в страны Западной Европы и другие.

Но многие IT-шники оставались в Беларуси, даже если им предлагали помощь в переезде и трудоустройстве в США или Европе. Ведь их зарплата, пусть несколько меньше, чем могла бы быть за рубежом, имеет в Беларуси большую покупательскую способность. Но из-за последних событий люди начали задумываться не о материальных благах, а о своей безопасности, безопасности своих близких и в итоге — о переезде в другие страны. Уедут люди — уедут инвестиции.

По оценкам самих игроков IT-рынка, отрасль теряет до 100 тыс. долларов за каждый день простоя из-за блокировок Интернета. Согласен ли ты с такой оценкой?

— Я уверен, что реальные цифры — намного больше, поскольку многие знакомые ребята либо зарегистрированы в качестве ИП, либо просто напрямую работают из дома на компании в Америке и Европе. Также многие фрилансеры в Беларуси работают через такие платформы, как Upwork. Вряд ли кто-то учитывает их потери в связи с блокировками Интернета, в то время как все они исправно платят налоги в казну.

Из-за недоступности сервисов падает выручка компаний, знакомые айтишники и сотрудники Veryfi в Беларуси упускают возможную прибыль из-за невозможности выполнять свои обязанности из-за простоев, не могут совершать финансовые операции и т.д. Это усиливает желание бизнеса переехать в более спокойные страны.

Случались комические опасные истории, когда из-за блокировок Интернета в некоторых малых населенных пунктах пропадало освещение или вовсе электричество: оказалось, что управление инфраструктурой было автоматизировано и полностью контролировалось через Интернет.

Лукашенко утверждает, что все митинги спонсируются из-за рубежа. Ты в это веришь?

— Людская поддержка — это поддержка от всего сердца, а не за деньги Госдепа или Евросоюза, как уверяет Лукашенко. Даже здесь, на небольшом острове на Гавайях, мы с супругой провели небольшой пикет в поддержку Беларуси. Удивительно, но к нам примкнули 15 соотечественников.

Коснулись ли тебя или твоей семьи события, происходящие в Беларуси?

— Да, коснулись. Моего родственника ОМОНовцы избили и забрали в отделение полиции. Он не выходил на связь. В итоге через четыре дня, уже после команды сверху отпустить всех задержанных, его нашли в одном из изоляторов временного содержания.

Мне кажется слишком жестоким ответ силовиков на мирные шествия. Но понимаю, что многие из них оказались заложниками ситуации, вероятно, большинство не участвовало в этих преступлениях против мирных граждан.

За 26 лет система из силовых структур выстроила своего рода секту. Ты идешь в элитные подразделения спецназа за материальными благами, но чтобы вырваться из этой паутины — должен заплатить нереальные штрафы. Я поддерживаю ребят, которые хотят перейти на светлую сторону. Поэтому поддерживаю инициативу Микиты Микадо, который помогает силовикам разорвать контракты с государством и выбрать штрафы за досрочное расторжение.

Скажется ли благотворно уход Лукашенко на развитии IT в стране?

— Если Лукашенко останется у власти, то, вероятно, мои планы по открытию дочерней компании в Минске и привлечению новых программистов еще не скоро сбудутся. Если Лукашенко сложит полномочия, то это поможет стране: развеются упаднические настроения, которые охватили страну, меньше людей будут думать о переезде и переносе бизнеса.

Я верю, что белорусы победят диктатора. Народ за последние 26 лет никогда не был так един в стремлении стать свободным от режима Лукашенко.

Не планируешь ли ты открыть офис в России?

— Я рассматриваю варианты. В России, например, у Veryfi есть удаленные сотрудники, а также друзья. Надеюсь, что мои сограждане, решившие уехать в Россию, несмотря на нюансы политической ситуации, коррупцию и уровень демократических свобод, будут чувствовать себя в безопасности.

Для многих моих соотечественников русскоговорящие страны привлекательны отсутствием языкового барьера. Ведь из-за нового коронавируса многие ребята, не владеющие английским и работающие преимущественно на русскоговорящих заказчиков, на аутсорсинге потеряли множество контрактов.