$ 74.18
 90.09
£ 104.79
¥ 68.21
 82.01
GOLD 1836.33
РТС 1552.63
DJIA 34269.16
NASDAQ 13389.43
 4071712.00
политика

«Извините, но наша Конституция защищает вас лучше»

Фото: Коммерсант/Легион-медиа Фото: Коммерсант/Легион-медиа

После принятия поправок в Конституцию РФ, предусматривающих приоритет конституционного права над международным, президент Владимир Путин поручил подумать о создании отечественного аналога Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). Юристы считают, что новый судебный орган может стать препятствием для международного суда. Журнал «Компания» выяснил, каковы шансы после принятых реформ отстоять свои права в ЕСПЧ.

В начале февраля глава государства рекомендовал Верховному суду вместе с Минюстом проработать вопрос создания российского аналога ЕСПЧ. Для этого РФ, по словам Путина, предстоит пойти на «определенные изменения». Вопрос о целесообразности российской версии ЕСПЧ президент поручил рассмотреть до 1 июня текущего года. 

Инициатива вызвала общественный резонанс и критику со стороны правоведов и правозащитников. Юристы считают, что новый судебный орган может стать преградой для подачи жалобы в ЕСПЧ. Они не представляют, на основе какого документа такой суд мог бы работать, и не исключают, что для его создания могут потребоваться очередные поправки в Конституцию. Наибольшее опасение у них вызывает тот факт, что решения нового суда будут носить формальный характер, а компенсации для граждан станут кратно заниженными в сравнении с компенсациями, которые присуждает ЕСПЧ.

Если Россия откажется от международных правовых стандартов, то «зайдет в тупик», а россияне потеряют возможность получить независимое, объективное мнение по вопросу их прав, сказал в беседе с «Компанией» председатель Московской Арбитражной и Налоговой Коллегии Адвокатов «Люди Дела» Борис Федосимов.

«Невозможно представить, чтобы национальные суды в одном случае решали вопросы о нарушенных правах, а в другом игнорировали их, создавая предпосылки для рассмотрения вопросов нарушения прав человека в еще одном национальном судебном органе. Предполагаю, что власти недовольны тем, какие решения принимает Страсбург. А между тем ЕСПЧ сейчас единственный орган, который рассматривает дела непредвзято, заставляя российские суды обратить внимание, как принимаются судебные решения в мире и как должен проходить этот процесс», — отметил Федосимов.

В последнее десятилетие Россия стабильно занимает первые места в списке стран Совета Европы по числу жалоб. Только в 2019 году она стала второй по общему числу решений ЕСПЧ за всю его историю. Сумма выплат справедливых компенсаций составила 28 547 005 евро. Согласно отчету ЕСПЧ за 2020 год, общее число дел, находящихся на рассмотрении международного судебного органа, составляет 61 500. 75% из них касаются пяти стран. При этом, как отметили в ЕСПЧ, наибольшее количество дел предоставляет Российская Федерация — 13 800 заявлений. Это 22,4% от числа ожидающих рассмотрения заявлений. Следом идут Турция (18,1%) и Украина (16,7%).

Примечательно, что Минюст РФ в своем сообщении указал на существенное снижение числа жалоб в отношении России в 2020 году. Ведомство подсчитало общее число поданных жалоб из расчета на сто тысяч населения. По данной методике подсчета Россия оказалась не в первой тройке антирейтинга, а лишь на 24-м месте. 

В августе «Коммерсант» со ссылкой на пресс-службу Минюста писал, что в 2020 году в России 280 человек ожидают выплат по решениям ЕСПЧ, а сумма задолженности составляет 270 миллионов рублей. В 2019 году Минюст потратил на выплаты по решениям ЕСПЧ более 1,1 миллиарда рублей. Юристы отмечают, что такая ситуация случается ежегодно. При этом каждый год в бюджет России на выплаты по решениям ЕСПЧ закладывают около 10 миллионов евро. В 2018 году Комитет министров Совета Европы отмечал, что Россия — лидер по числу неисполненных решений (на тот момент их было 1585).

Как повлияли поправки на жалобы в ЕСПЧ

Пакет законопроектов, которые устанавливают приоритет Конституции РФ над международными соглашениями и решениями межгосударственных органов, Путин подписал в конце прошлого года. Изменения вызвали панические настроения среди россиян, для которых ЕСПЧ был последней инстанцией в вопросе их нарушенных прав.

Председатель коллегии адвокатов Новосибирской области «Правоград» Сергей Николаев сказал «Компании», что россиянам в любом случае следует обращаться в ЕСПЧ. По его словам, поправка, запрещающая соблюдать международные договоры, если они противоречат Конституции РФ, не повлияет на отношения России и ЕСПЧ. Адвокат объяснил, что проверка решений международного судебного органа действует в стране с 2015 года. Положение просто перекочевало из постановления Конституционного суда в Основной закон, но на рост жалоб в ЕСПЧ это не повлияло. 

«По Федеральному конституционному закону № 7-ФКЗ Конституционный суд вправе признать, что конкретное решение ЕСПЧ или другого межгосударственного органа не может быть исполнено, поскольку противоречит Конституции РФ. Изменения в Конституцию в этой части повторили действующее законодательство. Однако большинство решений ЕСПЧ констатируют явные нарушения российскими судами Европейской конвенции о защите прав человека», — объяснил Николаев.

По его словам, изменений сложившейся судебной практики, когда решения ЕСПЧ влекут пересмотр судебных актов по конкретному делу, не предвидится. Более того, Верховный суд РФ в последние годы уделяет все больше внимания решениям Европейского суда как источнику судебной практики. 

В свою очередь, управляющий партнер юридического бюро «Дмитрий Кваша и партнеры» Дмитрий Кваша поясняет, что довести решения ЕСПЧ до исполнения весьма непросто: этот суд не внедрен в судебную систему ни одного государства. И наказаний за отказ соблюдать решения ЕСПЧ не предусмотрено. При этом в России нет практики отмены решений ЕСПЧ, есть только практика неисполнения.

«ЕСПЧ и ранее не мог повлиять на систему правосудия в России, то есть дать прямое распоряжение, чтобы его решение исполнили. Их учитывали, поскольку мы находились в той юрисдикции, что у нас было верховенство Европейского суда по правам человека, и это необходимо было для общего престижа и имитации России как правового государства», — заявил Кваша.

Теперь, по его словам, власть может трактовать любое состоявшееся решение ЕСПЧ таким образом, что Конституция РФ лучше защищает права человека, и применять следует решение Верховного суда или суда, которое оспаривалось.

«Таким образом, мы вроде и под юрисдикцией Европейского суда по правам человека, при этом можем не применять его решения и говорить: “Извините, но наша Конституция защищает ваши права лучше”», — подчеркнул Кваша. 

Впрочем, юристы не исключают, что Россия продолжит исполнять часть решений, чтобы и дальше считаться демократическим государством. Шанс на исполнение решения ЕСПЧ, по мнению Дмитрия Кваши, остается, если дело не является в крайней степени политизированным. По большей части, считают эксперты, поправки приняли для политически мотивированных дел, таких как дело ЮКОСа, дело о катастрофе малайзийского «Боинга» или дело оппозиционера Алексея Навального.

Решения ЕСПЧ на практике 

Первое дело, по которому ЕСПЧ установил нарушение Конвенции, «Бурдов против России», завершилось в 2002 году. 1 октября 1986 года Анатолия Бурдова призвали ликвидировать последствия на Чернобыльской АЭС, где он проработал до января 1987-го. Спустя четыре года медицинская комиссия установила, что у Бурдова серьезно ухудшилось здоровье из-за сильной дозы радиационного облучения. Суд города Шахты присудил ему компенсацию на сумму более 23 миллионов рублей. Однако Бурдов ее так и не получил. 

Управление социальной защиты граждан удовлетворило иск мужчины и постановило выплатить компенсацию, а также начислить пени за несвоевременную уплату. Но и на этот раз Бурдов не увидел денег. После этого он неоднократно подавал иски в управление и выигрывал дело. Ведомство отказывалось выплачивать деньги, ссылаясь на нехватку средств в бюджете. Тогда мужчина обратился в ЕСПЧ с жалобой, что решения российских судов не выполняются. Ему присудили компенсацию в размере трех тысяч евро.

После этой победы россияне начали массово обращаться в ЕСПЧ. В 2010 году из России поступило уже более 40 тысяч жалоб. Количество обращений в международный суд продолжало расти даже после реформы системы приема жалоб в 2017 году.

Внутренние изменения в ЕСПЧ весьма усложнили процесс. Подать жалобу в Европейский суд по правам человека теперь можно только в течение полугода с момента вынесения окончательного решения национального суда. И только после того, как исчерпаны все эффективные с точки зрения ЕСПЧ средства обжалования в стране, где произошло нарушение. Предметом жалобы в ЕСПЧ могут быть только права и свободы, гарантируемые Конвенцией или ее протоколами. Они должны касаться событий, за которые несет ответственность государственная власть. Если европейский суд принимает жалобу, то начинается разбирательство: проводятся слушания, предпринимаются следственные меры.

При этом, как пояснил Борис Федосимов, предельных сроков у ЕСПЧ нет. В среднем на рассмотрение жалобы с момента подачи заявления до вынесения решения может уйти около трех лет. Есть жалобы, рассмотрение которых заняло у ЕСПЧ более 10 лет. Некоторые обращения рассматривают быстрее, особенно если под угрозой находится жизнь или здоровье заявителя или его лишили свободы из-за нарушения прав.

Если ЕСПЧ выносит решение, что права заявителя нарушены, он присуждает материальную компенсацию и рекомендует пересмотреть решение российского суда по новым обстоятельствам. Решения ЕСПЧ направляют в Минюст, который выплачивает компенсацию, а также в суд, который вынес окончательное решение по оспариваемому делу. При этом российское ведомство может оспорить решение ЕСПЧ о выплате компенсации. Решение о пересмотре принимает президиум Верховного суда Российской Федерации. 

ЕСПЧ может и отказать в рассмотрении жалобы. Поводом для этого может стать дезинформация суда или непредоставление сведений о важных изменениях, которые произошли уже в ходе разбирательства по его жалобе.

Очень редко ЕСПЧ признавал нарушение 18-й статьи Европейской конвенции по правам человека — «пределы использования ограничений в отношении прав». Бремя доказывания нарушения этой статьи лежит на истце. Он должен представить суду неоспоримые доказательства наличия скрытого мотива в действиях властей. ЕСПЧ по умолчанию считает, что страны добросовестно выполняют конвенцию и не имеют злого умысла.

Первым заключенным, которого Европейский суд по правам человека официально признал преследуемым по политическим мотивам, стал бывший медиамагнат Владимир Гусинский. Предприниматель обращал внимание суда на незаконность его ареста в 2000 году, содержания в Бутырской тюрьме и преследования его в Москве. В деле Гусинского доказательством скрытых целей стал договор, который подписал министр печати Михаил Лесин. Соглашение предусматривало прекращение уголовного преследования Гусинского в обмен на продажу «Газпрому» акций «Медиа-Моста». При этом ему присудили 88 тысяч евро за расходы на процесс, но не назначили возмещения морального ущерба.

Дело Алексея Навального

В деле оппозиционного политика Алексея Навального также признан именно политический мотив нарушения. При этом Большая палата решила, что с каждым разом предлоги для задержаний российского оппозиционера становились все более неправдоподобными. А в двух случаях у них не было никакой оправданной цели, кроме политического преследования. Речь идет о задержании Навального во время одиночного пикета около здания Следственного комитета России в 2012 года и возле здания Замоскворецкого суда в день оглашения приговора по «Болотному делу» в 2014 году.

В 2018 году ЕСПЧ признал, что в обоих случаях его забирали как известного оппозиционного политика. Суд присудил ему 50 тысяч евро компенсации морального вреда, 1025 евро возмещения материального ущерба и 12 653 евро на судебные расходы.

При этом годом ранее ЕСПЧ завершил рассмотрение другой жалобы оппозиционера касаемо дела «Ив Роше». В 2014 году Навального и его брата признали виновными в мошенничестве в особо крупном размере в сфере предпринимательской деятельности. Согласно постановлению суда, которое дублирует заключение следствия, братья похитили 26,8 млн рублей у компании «Ив Роше» и 4,5 млн рублей у «Многопрофильной процессинговой компании» через основанное ими предприятие «Главподписка».

Дело возбудили в 2012 году на основании заявления гендиректора российского филиала компании Yves Roches («Ив Роше Восток») Бруно Лепру. При этом в нем отсутствовало заявление об ущербе, которое необходимо для расследования дел о мошенничестве.

Европейский суд постановил, что в этом деле «уголовный закон подвергся произвольному и непредсказуемому толкованию в ущерб заявителям, что привело к явно необоснованному исходу судебного разбирательства». Суд указал, что российские суды «широко и непредсказуемо» истолковали в этом деле Уголовный кодекс, и заявители не могли предвидеть, что прибыль, полученная от их коммерческой деятельности, будет квалифицирована как преступление. ЕСПЧ присудил братьям Навальным компенсацию в размере 80 тысяч евро, которую российский Минюст выплатил им в 2018 году. Однако приговор президиум Верховного суда России оставил без изменений. В результате Олега приговорили к 3,5 годам лишения свободы в колонии общего режима, а Навального — к 3,5 годам условно и пяти годам испытательного срока.

Условный срок Алексея Навального истекал 28 декабря. Однако в тот же день УФСИН по Москве потребовало заменить условный срок на реальный. Согласно заявлению ФСИН, политик не являлся в инспекцию с 17 августа по 28 декабря, чем нарушал условия испытательного срока. 2 февраля ему назначили 3,5 года лишения свободы в колонии общего режима по старому делу, проигнорировав доводы защиты оппозиционера, связанные с решением ЕСПЧ по этому делу. Российский суд также не стал приобщать к делу справку из берлинской клиники Charite, где оппозиционный политик проходил лечение после отравления вплоть до 15 января.