GOLD 1582.40
РТС 1008.85
DJIA 21181.48
NASDAQ 7201.80
мнения

Коронакризис при такой политике не кончится никогда

Фото: Сергей Бобылев / ТАСС Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

Для борьбы с бедностью и перетоком доходов в офшоры правительство задумало налоговую реформу — повысить НДПИ, налог на прибыль и ввести налог на дивиденды. Бизнес отчаянно сопротивлялся, и компромисс был достигнут. Однако искать в этом плюсы не стоит, уверен аналитик управления торговых операций на российском фондовом рынке «Фридом Финанс» Александр Осин. В колонке для журнала «Компания» он объясняет: предложенные изменения в налоговой кодекс провоцируют новые риски, что, наоборот, осложняет выход экономики из коронакризиса. 

Налоговая несвоевременность

Судя по тому, что власти отыграли назад повышение налога на прибыль, а повышение НДПИ носит сегментированный характер, внесение изменений в налоговый кодекс по факту признано правительством и бизнесом несвоевременным.

Планировавшееся значительное ужесточение налоговых условий для торгуемых компаний металлургии, бизнес которых был бы затронут налоговыми новациями, транслировалось бы в среднем (без учета реализации планов повышения налога на дивиденды) в потери, эквивалентные 10–15% от годовой EBITDA. Это привело бы к сокращению оценочной справедливой стоимости затронутых налоговыми новациями компаний сектора (без учета ухудшения средне- и долгосрочных рыночных ожиданий) приблизительно на 5–15% в денежном эквиваленте, или на 0,35–1 трлн руб. Это прямые потери инвестиции отрасли.

Теоретически в рыночной экономике просто нет механизмов заставить бизнес инвестировать в ущерб собственной выгоде, поскольку спрос на инвестиции диктует рынок. Ситуация же, когда власти ужесточают налоговые условия, анонсируя это как меру увеличения инвестиций, на деле означает ухудшение инвестиционного климата и провоцирует отток капитала.

Более того, анонсируя реформы в налогообложении металлургии и добычи, как направленные на повышение социальной справедливости, правительство фактически признает, что средства, полученные бюджетом, будут экономикой «проедены». А это оценочно с учетом уже реализованного в прошлом году цикла ужесточения налоговых условий в секторе порядка 200–350 млрд руб. 

Компромисс без позитива

Настоящие цели налоговых новаций правительства, учитывая публикуемые в СМИ оценки наднациональных регуляторов и принимая во внимание схожие элементы в политике властей развивающихся экономик, — сдерживание инвестиций в самых быстрорастущих отраслях. Под прицел попали компании, рост цен на продукцию которых усиливает инфляционно-кредитные риски и угрожает сохранению статус-кво в системе мирового разделения труда и потребления.

Рост налогов планировался в сегментах добычи и переработки, в которых рост цен в последние годы значимо опередил широкий товарный рынок. Это, к примеру, цены на сталь.

Косвенно такое предположение подтверждается тем, что из-под действия планировавшихся поправок в налоговый кодекс были выведены «Русал» и золотодобытчики. В обоих случаях власти столкнулись с тем, что сдерживание инвестиций на фоне формирования угрозы мирового дефицита алюминия и крайне низких — на уровне не выше 0,5–2% (г/г) — темпов прогнозной мировой золотодобычи приведет не к стабилизации притока финансовых средств и цен в этих сегментах, а к новому витку роста стоимости их продукции.

Ужесточение налоговых условий в очередной раз за последние 10–15 лет могло бы транслироваться в недофинансирование добычи.

Еще одним аргументом в пользу отказа властей от ужесточения налоговой нагрузки могло стать то, что к моменту подготовки реформ цены на некоторые товары (например, на палладий) успели значительно скорректироваться вниз.

Согласно отраслевым оценкам, в последние десять лет участились дефициты на рынке цветных металлов, АПК. Усилились риски формирования под влиянием искусственного сдерживания цен дефицитов в секторе ТЭК (ответом на это и стало, как представляется, создание в 2016 году ОПЕК+). Эта ситуация — результат политики властей ведущих стран и наднациональных структур по искусственному ограничению потребления. Коронакризис при такой политике не кончится никогда.

Справедливости ради надо сказать, что решения, направленные на сглаживание спроса, принимаются властями почти всех ведущих стран. К примеру, в США в рамках готовящегося демократами пакета бюджетных расходов на сумму в $3,5 трлн планируется увеличение в том числе налогов на прибыль экономических агентов. Однако, как и в РФ, такие новации встречают большое сопротивление со стороны бизнеса.

Предыдущий аналогичный законопроект инфраструктурных инвестиций в США на $2 трлн также предполагал рост корпоративных налогов, но в итоге практически ни одна из заявленных в рамках первоначального плана новелл одобрения законодателей не получила, а сам инфраструктурный пакет был в итоге значительно сокращен.

Можно сделать вывод, что власти или опоздали с реформами, направленными на охлаждение рынка, или ужесточение налоговых условий в принципе показало неэффективность как мера сглаживания роста цен.

Итоговое решение можно действительно назвать компромиссом. Если не придавать понятию «компромисс» в данном случае позитивную окраску. Это просто то, что есть.