$ 76.23
 90.37
£ 99.36
¥ 72.71
 84.10
GOLD 1901.56
РТС 1164.06
DJIA 28335.57
NASDAQ 11548.28
мнения

Кризис восстановил диалог бизнеса и власти

Сурен Варданян. Фото: РИА Новости Сурен Варданян. Фото: РИА Новости

В Москве идет постепенное снятие режима ограничений и по ряду показателей экономическая активность уже достигла докризисного марта. Журнал «Компания» узнал у вице-президента Московской торгово-промышленной палаты Сурена Варданяна, как бизнес пережил эпидемию и на что рассчитывает в будущем.

Что больше влияет на позитивную динамику — способность бизнеса к быстрому восстановлению или меры поддержки, которые оказывают федеральные и региональные власти?

— На мой взгляд, здесь не уместно говорить «и/или». Это — комплексный консолидированный эффект. Бизнес в России научился приспосабливаться к кризисным ситуациям. Главное — не трогать бизнес в кризис, чтобы он сам нашел решение. Дополнительно федеральные и городские власти вводят меры поддержки, помогают найти решения, спрогнозировать или выстроить бизнес-планы, в том числе — по восстановлению бизнеса.

Как на этом фоне выглядит Москва, где предложены многомиллиардные меры поддержки?

— Конечно, Москва пошла на беспрецедентные шаги. Действия города направлены на грамотную поддержку малого и среднего бизнеса. Каждый предприниматель выбирает подходящую меру помощи. Востребованы поддержка по арендным платежам, по зарплатам сотрудникам, субсидирование участия в экспортных программах, послабления по налогам. Например, у выставочных центров в собственности земельные участки — соответственно, платежи в бюджет (тот же налог на землю) значительные. Из-за ограничений невозможно проводить конференции и форумы, поэтому центры закрыты и остались без выручки. В других отраслях ситуация не лучше. Часто происходит «цепная реакция»: у одного предприятия снизилось количество клиентов — значит, пострадают и поставщики продукции и сырья, а также поставщики поставщиков.
Для анализа ситуации требуется много времени. Но уже предложено несколько мер поддержки.

Какие меры поддержки выбирает бизнес?

— Часть мер поддержки только начинает работать, чуть позже будут представлены новые. Отмечу, что в Москве продлены сроки подачи заявок на субсидии, помощь различного характера и т.д. Меры поддержки вводятся поэтапно: городскому правительству потребовалось время для оценки анализа ситуации и эффективности помощи. Меры поддержки обсуждались с бизнесом и профильными экспертами, а потом вводились с учетом замечаний. Сейчас невозможно суммировать, какие предприятия и какие меры поддержки использовали. Это станет ясно к концу лета.

Сколько обращений поступало руководителям Московской торгово-промышленной палаты? Какой их основной мотив?

— За апрель-май нам поступило более 1500 звонков на телефонную горячую линию, 3605 обращений по электронной почте.
Бизнес волновали темы с форс-мажором (более 2700 обращений), ситуации с внешними и государственными контрактами. В последнем случае требуются определенные лицензии и допуски. Надо сказать, что около 90 % ситуаций, изложенных в обращениях, не подпали под законодательное определение обстоятельств форс-мажора. Для таких бизнесменов мы проводили семинары и консультации, в том числе — с привлечением опытных юристов, создавали памятки с частыми ответами, собрали команду медиаторов для содействия во внесудебном разрешении споров.
Масса вопросов, поступивших в МТПП, были связаны с возможностью переориентации бизнеса под выпуск средств индивидуальной защиты, медицинского оборудования и т.д.
Московская торгово-промышленная палата тесно работала с бизнесом, обратившимся за помощью. Если письма предпринимателей поступали одиночно, то их группировали по отраслям, сферам деятельности и ассоциациям. Только МТПП передала в столичный Штаб по защите бизнеса около ста сгруппированных писем в различные инстанции.

Как вы оцениваете скорость внедрения мер поддержки?

— На первом этапе город сводил статистические данные из разных источников: обращения по поддержке, предложения, количество временно закрывшихся предприятий. Для анализа и оценки ситуации потребовалось время. Эксперты проверили, как работают предложенные меры поддержки на практике, помогают ли субсидии восстановлению бизнеса. Это позволило не выбрасывать деньги на ветер. Правительство города сработало оперативно, создав систему приема, анализа информации и подготовки предложений.
Но, чтобы реально оценить экономический эффект от помощи, городу придется анализировать и сверять свою информацию с данными от налоговой, бизнес-сообществ и т.д.

Насколько важно разрабатывать инструменты помощи с оглядкой на реальные проблемы рынка? Организована ли на федеральном и московском уровнях обратная связь с бизнесом?

— Отмечу, что принимаемые в Москве инструменты помощи создавались с оглядкой на реальные проблемы рынка. Иногда методы помощи в конструктивных дискуссиях подвергались критике и корректировке со стороны бизнеса. Город отслеживал ситуацию, работал с фокус-группами, по отраслям, с выборкой и без выборки.
Обратная связь с бизнесом организована на федеральном и московском уровнях эффективнее, чем когда-либо. Причем это действия властей города во главе с Сергеем Собяниным, ассоциаций бизнеса, МТПП и других объединений. Еще в середине марта в Москве был создан оперативный штаб по экономическим вопросам, который возглавил вице-мэр Владимир Ефимов. Входящий в штаб департамент предпринимательства и инновационного развития создал матрицу решений с указанием проблемных точек и предложений. Предложения от бизнес-сообщества позволили городу выработать алгоритмы для решения проблем.

Какие положительные изменения можно отметить в реакции властей по сравнению с предыдущими кризисами? Чему научилась власть?

— Власть научилась открытости. Обсуждение проблем шло в рамках живого диалога, обратной связи, на онлайн-площадках. Этот кризис восстановил элемент открытого общения между властью и бизнесом. Тут немалую роль сыграли объединения бизнеса, которые помогли бизнесу и власти структурировать проблемы и возможности выхода из кризиса.

Как члены палаты восприняли сроки снятия ограничений?

— Отношение к снятию ограничений — положительное. Люди психологически устали, назрела необходимость быстрее открыть бизнес и начать работу. Увы, потери велики, и в то же время реальные оценки появятся через два-три месяца. Даже сейчас неизвестно, сколько компаний будет ликвидировано или обанкротится. К тому же серьезно изменятся условия работы: потребуется выполнять предписания Роспотребнадзора.