$ 75.56
 85.52
£ 100.85
¥ 66.73
 81.84
GOLD 1788.13
РТС 1589.38
DJIA 34899.34
NASDAQ 15491.70
 4122014.00
мнения

Курс на Восток

Ускорение развития Дальневосточного федерального округа в рамках глобального поворота на Восток началось в 2014 году. А в октябре 2020 года была принята Национальная программа развития Дальнего Востока. Главная ставка в экономическом развитии региона делается на ТОРы — территории опережающего развития. И хотя на сегодняшний день среди них есть удачные примеры, реализацию инвестиционных проектов затрудняют непрозрачность и неустойчивость законодательной базы, медленные темпы развития инфраструктуры и низкий уровень привлечения иностранных инвестиций.

В 2012 году Дальний Восток был определен как регион, нуждающийся в интенсивном догоняющем развитии. Для его поддержки было создано собственное Министерство развития Дальнего Востока, а в 2014 году был принят закон о создании территорий опережающего развития (ТОР) на Дальнем Востоке. Суть его в том, чтобы обеспечить условия, при которых Дальний Восток сможет догнать европейскую часть России в сфере экономического развития и станет плацдармом для инновационного развития и экономического сотрудничества со странами Восточной Азии — наиболее динамично развивающимися экономиками мира. Вся эта программа развития стала частью общего курса Российской Федерации на переориентацию экономико-политических связей в восточном направлении.

Сначала на Дальнем Востоке было создано 6 ТОРов. К сегодняшнему дню их стало уже 23. Кроме того, в 2015 году был создан Свободный порт Владивосток (СПВ), который сначала состоял только из территорий Приморского края, а сегодня включает в себя уже 22 муниципалитета.

ТОРы и СПВ фундаментально решают одну и ту же задачу, однако между ними есть существенные юридические отличия, влияющие на их функционал.

СПВ — свободная экономическая зона, дающая резидентам возможность заниматься любым бизнесом в условиях налоговых и административных льгот. ТОРы — это территории с четкой секторальной специализацией. Например, Чукотка — это ТОР, специализирующийся на добыче полезных ископаемых, Белогорск — территория сельского хозяйства, а «Горный Воздух» — это туристический кластер. Такое распределение ролей заметно сужает круг возможностей для потенциальных инвесторов.

Резиденты ТОРов имеют право без аукциона получить земельный участок и всю инфраструктуру для развития бизнеса, а также обязуются вложить в проект не менее 500 тыс. рублей в течение первых 5 лет. А резиденты СПВ получают земельный участок на общих основаниях и обязуются вложить в свой бизнес за тот же период времени не менее 5 млн рублей.

Дальний Восток, график 1

Оба экономических режима предусматривают обнуление налогов на прибыль и имущество сроком на 5 лет. Также обнуляется и налог на землю — на срок от 3 до 5 лет для ТОРов, на 3 года для СПВ. Весьма привлекательной является пониженная ставка социальных отчислений для обоих режимов: первые 10 лет она составит 7,6 % вместо 30 %. Наконец, при обоих режимах есть возможность нанимать иностранную рабочую силу без учета квот, а также организовывать режим свободной таможенной зоны, что означает беспошлинный ввоз сырья и вывоз продукции.

Обеспечением работы специальных экономических зон на Дальнем Востоке занимается целый ряд организаций. АО «Корпорация развития Дальнего Востока» курирует операционную деятельность обоих экономических режимов — сопровождает все процессы, связанные со статусом резидентства, в том числе представляет резидентов в судах в ходе административных споров. Фонд развития Дальнего Востока занимается финансированием крупных проектов СПВ и ТОРов. АНО «Агентство Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержки экспорта» ведет работу по привлечению инвестиций в регион, в том числе через иностранные офисы в странах Восточной Азии. Все эти организации созданы при 100 процентном участии государства.

Пик прироста резидентов в ТОРах Дальнего Востока приходится на 2018 год, а в 2019 м уже начинается замедление регистрации новых резидентов (в СПВ прирост в 2019 году сохраняется).

Несмотря на непрерывный рост заявленных инвестиций, реальный объем реализованных средств в разы меньше, и этот показатель растет очень низкими темпами. Причина кроется в проблемах с воплощением обещаний со стороны федеральных и местных властей. Региональные власти зачастую затягивают процесс передачи земли резидентам уже после получения соответствующего статуса, из-за чего бизнес не может начать опера ционную деятельность. На участках ТОРа могут отсутствовать коммуникации, предоставляемые по условиям соглашения. Наконец, на практике крайне сложной оказалась организация свободной таможенной зоны, согласование которой требует чрезмерных издержек, перевешивающих выгоды этой льготы. Эта проблема усугубляется низким качеством работы таможни и длительностью оформления пограничных переходов.

Более того, приход инвестиций извне встречает сопротивление со стороны региональных властей, так как чиновники опасаются чрезмерного влияния резидентов ТОРов и СПВ на налогооблагаемую базу региона. Ряд регионов рассматривает возможность ограничить льготы для участников свободных экономических зон.

Дальний Восток, график 2

На федеральном уровне также наблюдаются инициативы по их урезанию для участников ТОРов — Минвостокразвития, например, предлагает заменить нулевую ставку в течение первых пяти лет на фиксированную ставку в 7 % в течение всего срока соглашения. Незащищенность от изменения регулирования и неисполнение обещаний приводят к низкой привлекательности ТОРов и СПВ для иностранных инвесторов. Их доля в общих инвестициях в свободные экономические режимы на Дальнем Востоке остается незначительной.

Влияние ТОРов и СПВ на развитие ДФО трудно точно оценить. В зависимости от региона вклад особых режимов ранжируется от определяющего до почти нулевого. Это связано как с качеством реализации мер поддержки, так и со сроком существования особого режима в конкретных регионах.

Например, Амурская область является лидером по доле капиталовложений, приходящейся на проекты в рамках ТОРов. В 2020 году 78 % всех инвестиций в основной капитал в данном регионе пришлось на проекты в рамках свободного экономического режима. Ключевым игроком здесь является «Газпром», который ведет крупномасштабное строитель ство газоперерабатывающего завода в Благовещенске. Этот проект притягивает наибольшее количество инвестиций. При этом налоговые отчисления, приходящиеся на проекты в рамках ТОРов, не являются рекордными. Доля ТОРов от всех поступлений в региональный бюджет составляет всего 3,3 %. Настолько большая разница между долей капиталовложений и налоговых поступлений связана с тем, что операционную деятельность в рамках ТОРов начали вести в основном сравнительно небольшие компании в сфере производства бетона и сельскохозяйственной продукции. Таким образом, в ближайшие несколько лет стоит ожидать существенного прироста налогооблагаемой базы в данном регионе.

Другой успешный пример — это Приморский край. Доля инвестиций особых экономических режимов в совокупный основной капитал региона составила 40 %. Больше половины этой суммы — инвестиции в проекты СПВ. К числу крупнейших игроков, способствующих притоку средств в Приморский край через СПВ, относится «Авиаполис Янковский» — крупнейший частный промышленный парк в регионе, открывшийся в 2020 году. Это важнейший игрок в B2B-секторе на Дальнем Востоке, который способствует улучшению бизнес-климата Приморского края. Кроме того, был реализован проект «Промышленный парк Уссурийский». В рамках ТОРа в регионе реализуются такие проекты, как крупнотоннажный судостроительный завод ССК «Звезда», нефтехимический завод АО ВНК и автомобильный завод компании Mazda. Тем не менее налоговые сборы от деятельности свободных экономических режимов в 2020 году принесли региону лишь 7,5 % от дохода. Такой результат может быть связан с отложенными экономическими эффектами крупных производств, а также с ранней стадией реализации некоторых крупных проектов.

Дальний Восток, график 3

Забайкальский край также является успешным примером реализации особых экономических зон. На долю двух ТОРов, расположенных в регионе, приходится 23 % инвестиций в основной капитал, при этом доля налоговых поступлений составляет 1,4 %. ТОР «Забайкалье» является одним из наиболее перспективных на Дальнем Востоке. Будучи основанным буквально в 2019 году, он успел территориально расшириться в разгар пандемии (сентябрь 2020 года) для реализации двух дополнительных проектов. Крупнейший проект ТОРа — это освоение Удоканского месторождения меди. Ресурс данного источника составляет 26,7 млн т, что является самым большим разведанным месторождением в России. Масштабы залежей и близость к крупному восточноазиатскому рынку данного материала потенциально означают высокий экспортный потенциал, прибыль и налогооблагаемую базу. По расчетам местных властей после запуска комбината «Байкальской горной компании» данное производство будет обеспечивать 10 % ВРП. Кроме того, в рамках ТОРа идет освоение Нойон-Тологойского месторождения полиметаллических руд и строительство зернового терминала на границе с КНР.

Важно также отметить, что темпы инвестиций в ТОРы далеко не всегда отражаются на экономическом состоянии регионов. Так, Камчатский край является лидером по доле ТОРов в налоговых поступлениях региона (13,8 %), хотя занимает лишь четвертое место по доле ТОРов по инвестициям в основной капитал. Это связано с упомянутыми выше бюрократическими проблемами и отсутствием долгосрочной стратегии развития. ТОР на Камчатке обладает планом перспективного развития и обеспечивает приток инвестиций с коротким периодом окупаемости, за счет чего удалось обеспечить наивысшую долю притока налоговых средств. Тем не менее и здесь большинство проектов рассчитаны на длительный период окупаемости. В число крупнейших игроков ТОРа «Камчатка» входят Международный аэропорт Петропавловска-Камчатского, который занимается реконструкцией аэропорта «Елизово», Свободный порт «Камчатка», который создает терминалы грузового и пассажирского назначения, и горнорудные компании «Аметистовое» и «Камчатское золото», которые по состоянию на 2019 год инвестировали в свои проекты более 6 млрд рублей.

В 2020 году была утверждена Национальная программа развития Дальнего Востока до 2035 года. В рамках программы запланировано создание рабочих мест, развитие социальной и транспортной инфраструктуры и новых туристических кластеров. Как будет реализована эта масштабная программа — другой вопрос. Особенно с учетом того, что к реализации другой госпрограммы — «Социально-экономическое развитие Дальневосточного федерального округа» — уже есть вопросы у Счетной палаты.