$ 71.30
 80.84
£ 89.66
¥ 66.25
 75.81
GOLD 1809.22
РТС 1245.54
DJIA 26067.28
NASDAQ 10492.50
мнения

«Маленькая Италия» карантин может не пережить

Фото: Коммерсант/Легион-медиа Фото: Коммерсант/Легион-медиа

Несколько десятков километров от Твери. Село Медное. Разбитая дорога, на которой выстроились один за другим деревенские домики. В одном из них, внешне ничем не приметном, итальянец Пьетро Мацца еще в далеком 1998 году создал сырную ферму «Маленькая Италия». Слово «агротуризм» тогда было почти не известно в России, но бизнес быстро пошел в гору.

Ферму под Тверью посещали и крупные чиновники, и известные артисты. Сейчас Пьетро Мацца производит более 20 сортов сыров, у него 800 голов коров и 120 работников. Однако карантин почти остановил этот бизнес. В зале для посетителей, где проходит дегустация сыров, дававшая основной доход ферме, пусто. Поставки фермерской еды в рестораны также остановились. Фермер разводит руками. Если так и дальше пойдет, придется закрываться, говорит Пьетро Мацца.

В интервью журналу «Компания» Пьетро Мацца рассказал, чем может обернуться новый кризис для фермерского бизнеса.

Пьетро, вы не первый раз сталкиваетесь с кризисом. Вы открывали ферму как раз во время дефолта 1998 года. Метились в окно возможностей?

— Нет. Кризис — это всегда нехорошо. Мы решили открыться тогда не потому, что произошел экономический спад. Просто подвернулся случай: мы смогли купить участок и дом для создания фермерского хозяйства в подходящем месте. Семейное предприятие я с женой Жанной планировал организовать давно. И вот именно тогда у нас появилась такая возможность.

А почему именно ферма в селе Медное?

— У меня фермерским бизнесом занимались родители. Я всегда хотел создать свое сельхозпроизводство, чтобы делать натуральные продукты без химии. В самой Италии слишком сильная конкуренция: весь рынок захватили монополии. С нуля сложно что-то создать. Ничего хорошего в сфере малого бизнеса там нет уже много лет, поэтому, когда я по чистой случайности остался с женой в России, стали подбирать участок.
В Медном было хорошо: место туристическое, рядом оживленная трасса Москва — Санкт-Петербург, поэтому клиентов мы получили сразу. Сыграло на руку и то, что мы первые, кто начал заниматься в России агротуризмом. Это сейчас уже появились конкуренты: за последние годы агротуризм стал модным. Информация о нас распространяется по сарафанному радио. Много гостей едут из Москвы. Также мы сотрудничаем с турагентствами, они к нам возят организованные группы туристов. Едут к нам и иностранцы, но редко.
Открытие скоростной трассы между двумя столицами сократило время путешествия из Москвы в Медное с почти трех часов до полутора, поэтому логистика улучшилась.

Делаете ли вы поставки своей продукции или основные продажи проходят на ферме?

— У нас около 20 сортов сыров, созданных по итальянской технологии. Немного также производим вяленое мясо. В основном большую часть нашей продукции покупают посетители, которые приезжают к нам. Средний чек — 700–800 рублей. Однако мы сотрудничаем и с некоторыми ресторанами, в меню которых есть блюда фермерской кухни. Большинство из них находятся в Москве и Санкт-Петербурге. Однако из-за карантина все они закрылись. Сейчас поставок нет.

Сыроварня, Маленькая Италия Сыроварня в «Маленькой Италии»
Пьетро, сколько обычно у вас на ферме гостей?

— Раньше могло быть по 2000 человек в неделю, особенно если на ней выпадали праздничные дни, но меньше 200–300 человек не было никогда. Однако сейчас, вы сами видите, зал для дегустации пустой. Мы выполняем предписания и закрыты: приобрести продукты можно только на вывоз. Однако клиентов все равно нет. Все сидят по домам. Кроме того, у населения не хватает наличности, чтобы покупать продукты. Это большая проблема.

Ждете ли вы поддержку от государства?

— Ждать-то мы ждем. Однако не уверены, что что-то можно будет получить. Может, будут, конечно, давать какие-то кредиты, чтобы помочь восстановить разрыв наличности.
Также я видел информацию о том, что можно будет отложить платежи по налогам. Однако этого недостаточно, эти платежи будут накапливаться. Откуда потом взять деньги для их оплаты? Реальной помощью было бы введение налоговых каникул. В некоторых странах такие меры уже введены. Также помогли бы какие-то дотации, но пока о них речи никто не ведет.

Если еще месяц карантин продлится, как отразится это на российском бизнесе?

— Я думаю, что 90 % компаний обанкротится.

А что будет с вами?

— Если не будет никакой помощи, то закроемся, как и другие. Без поддержки государства глобальный кризис нереально пережить. У малого и среднего бизнеса нет денежной подушки, нет больших резервов. Поэтому пострадает в первую очередь именно он. У меня, например, свой колхоз — есть коровы и бараны. Поголовье — больше 800 коров. Им надо что-то есть. Также в штате работает 120 сотрудников, которым надо платить зарплату. Плюс «коммуналка», ветеринарное сопровождение, топливо и запчасти для сельскохозяйственных машин… В целом мы тратим на ферму 3,5–4 млн руб. в месяц.

Сколько всего инвестировали в дело за все время работы?

— Мне трудно назвать точные цифры. Наше производство всегда развивалось на кредиты.

Для вас текущий кризис не первый. Как вы пережили до этого кризис 2008 года?

— Тот кризис не сильно почувствовал. А вот кризис 2015 года, когда начали ощущаться западные санкции, был более болезненным. Рубль начал падать, у людей стало меньше денег, а цены стали расти. Однако есть огромная разница между теми кризисами и кризисом, который начался сейчас. Тогда было мало денег, но люди всё равно к нам приезжали и что-то покупали. Все работало. А сегодня мы просто стоим. Спад чувствуется очень сильный.

В 2014 году антисанкции государства вам как-то помогли? Тогда речь шла об импортозамещении, развитии российского сельского хозяйства.

— Нет, никак. Люди стали привозить из-за границы то, что они всегда ели. Потребление отечественных продуктов не увеличилось. Поддержки от государства также не было. О ней шло много разговоров, но мы ничего не получили.

Если нынешний кризис будет развиваться по самому негативному сценарию, вы готовы будете начать свой бизнес снова с нуля?

— Я, конечно, надеюсь, что такой катастрофы не будет. Мы будем защищать свое предприятия до конца. Будем стараться держаться. Для нас это не только работа, но и образ жизни. Все это делается, чтобы наша дочь продолжала дело после нас.

Сколько времени нужно, чтобы выйти из этого кризиса, и есть ли у вас какой-то свой личный антикризисный план для спасения предприятия?

— У меня нет каких-то больших компетенций, чтобы строить точные прогнозы. Но я думаю, кризис, вызванный пандемией коронавируса, продлится около шести месяцев. Если в течение этого периода государство будет предпринимать меры, чтобы поддержать производство, то из кризиса можно будет выйти.

Пьетро Мацца Пьетро Мацца делает в Медном итальянские сыры, которые уже распробовали россияне. Идеальны для завтраков, пиццы, необычных вечерних блюд и сладких десертов свежие сыры — моцарелла, сладкая рикотта, буррата с икрой, бутирро с нежной начинкой из сливочного масла.
Любителям выдержанных сыров предлагаются Грана Мацца с неповторимым ореховым ароматом, сладкая «классика» Провола, которую отличают кремовая текстура и молочный вкус, Юнката выдержанная, приготовленная по чудом сохранившемуся рецепту из Калабрии.